Hip-Hop.Ru - Центральный сайт о Хип Хоп культуре в Рунете

Их стихия — стихи
  Hip-Hop.Ru Форум Пользователи Социальные группы Сообщения за день Блоги Баня Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны
Страница 1 из 35: 123456781121 Последняя »
МиМ
Аватар для ХеРуВим
Сообщения: 14,712
Регистрация: 14.09.2008
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:31
ВКонтакте
  #1 (ПС)
14-ый Независимый Текстовый Баттл. Второй раунд. Тексты.
Приветствую уважаемых участников и гостей нашего скромного мероприятия!

В данной теме опубликованы тексты на 2 раунд 14 НТБ. Сдали 314 человек из 389.

ГРУППА БАТТЛА ВК: https://vk.com/txt.hhru

____________________________

Сроки судейства: по 25 мая 2020 г. Возможно небольшое продление.

Система судейства: 0 - 10

Для удобства можете использовать 4 4 2 (рифма/раскрытие/ОВ).

Судьи раунда:

FlashmoB
Всё Пиздато
Tha_Cool
Качмар
Аляс
Кадык
рима
Aight
Планетский
Электрический

+ возможны дополнения или изменения в судейском составе

При необходимости/желании в состав судей включаются организаторы баттла:
NKTKT
ХеРуВим

Все судьи судят все тексты.
Свои оценки просьба скидывать в ЛС ХеРуВиму. Комментарии (по возможности) публикуйте в теме.

Все оценки можно будет увидеть после завершения судейства вместе с итогами раунда или в ходе судейских стримов.

____________________________

Если не можете найти свой текст, откройте спойлеры, нажмите комбинацию клавиш Ctrl+F, в появившемся окне введите начало своего текст, поисковик найдет его за вас. Если вы с телефона, то найдите компьютер и повторите действия, описанные выше.

Если заметили ошибки или неточности, обращайтесь

Тема раунда: А там и нет ничего


1 часть:
Показать скрытый текст

No the master

Посмотрел назад, а там и нет ничего
Посмотрел внутрь себя, а там и нет ничего
Посмотрел на мир,а там и нет ничего...


Прикольно когда сидишь в большой компании, там девчонки и парни говорят о том о сём,
«-А помнешь?
-Конечно...!!!».
А ты сидишь и тупо улыбаешься, не можешь вспомнить ни одного момента, ведь за годами, что прошли у тебя нет ничего.


Все говорят за боль в душе, когда любовь ушла, когда близкий кинул,
«А я ведь любил».
«А я доверял».
А тебе ни понять ведь ты бездушная тварь и внутри тебя нет ничего.


Смотришь на мир, каждый чего-то хочет
Кто-то славы и денег чтобы тусы, виражи.
Кто-то тихой, спокойной семейной жизни: дети, жена
После пенсия, внуки.
А у тебя в мечтах и планах нет ничего.


Для чего вообще жить если ни мечты, ни цели?
Чтобы жизнь не прошла даром должно быть что-то:
За годами, что прожил
В душе
И в твоём собственном мире.

Ельник Геннадьевич

говнохерувим
говноникита
говноголубой
говноихроман
говнохерувим
говноникита
говноголубой
говноихроман
говнохерувим
говноникита
говноголубой
говноихроман
нахуйивпизду
нетунихуя
нахуйивпизду
нетунихуя
нахуйивпизду
нетунихуя
нахуйивпизду
нетунихуя
нахуйивпизду
нетунихуя
нахуйивпизду
нетунихуя
нахуйивпизду
нетунихуя
нахуйивпизду
нетунихуя
нахуйивпизду
нетунихуя

Ice D

Немалая радость малым успехам
Разжигалась и гасла, предвкушая помехи;
Горечь осталась от "нуля", ибо нехер
Мне мешать на пути разрушать всё новые вехи.
Оппоненты и судьи
В толпе заметят. Их Вуду
Лупить плетьями буду.
Вижу себя в третьем, я - гуру.
И не болен, ведь ни в ветер ни в бурю
Не температурю. Вы в литературе
Будто мёртвые дети акулы.
Был когда-то я млад и,
Видел в вас задатки,
Таланты.
Но вас разглядев на обратке,
Понимаю, что ямбовых лещей тут раздал сам бы.
Ведь в вас нет ничего.
Направляю на вас, расслабляясь, весь мочеток.
Обращаться ли должен
Теперь на " вы" к тем я,
Кто в грядущем иль позже
От меня вылетят?
Остановится кто же,
Так резко ввысь взлетя?
Лишь кто большего не сможет
Предпочтёт выпить яд.
Именно поэтому я всех поэтов мну.
И на краткий миг,
Как актрисы в антракте лик,
Лучи моей славы
Высветят
Всех, кто падая камнем,
Вниз летят.
От моих плотных строчек и рифм,
Но уроды порочат и их. Если короче, дай биф!
Строчками стреляю ночью и жопа горит
Как и, впрочем, у многих других.

Раби Нави

Чапала и Баскунчак
Алей сургуча,
В них квакают да урчат.
Чудовищный чад.
От гнуса и мошкары
Всяк язвой изрыт,
От оводов и слепней
Спасения нет.
Повальный падёж скота
Обыденным стал.
На каждом - багровый жмых
Бубонной чумы.
Посевы решил забрать
Невиданный град,
Железная саранча
Не даст стрекоча.
И вовсе нет ничего -
Лишь темень да вой.
Глянь - вздумала замолчать
Кровиночка чья?

Ол рэди

Жизнь таракана скучна и однообразна.
Это вам не завидные странствия улитки Фудзи.
Он вечный цыган, каждый тапок несет опасность.
Но таракан нашей истории не рядовой юзер.

Он знал, что с ним в квартире обитает,
одинокий работяга вьетнамец,
который после бутылочки пива
и дешёвой лапши,
находит в себе силы,
лишь добраться до кровати и поспать от души.

На часах пол третьего ночи.
Гук уже видит очередной эротический сон.
Мозг человека, таракану кажется вкусным и сочным,
через ухо вьетнамца он путь к своей цели нашел.

Он сквозь серные пробки,
по изогнутому тоннелю,
к мечте стремиться - настоящий боец.
Сомнения в топку,
ведь всем сердцем он верит,
что мозг человека - это деликатес.

И вот лента финиша... Браво!
А там и нет ничего - пустота?!
Вьетнамец без мозга выглядит не менее странно,
чем хип-хоп баттл без участия рта!

Yuth

что за конец увенчает наш путь,
который подстать мириадам шагов?
быть может планет ужасающий культ?
попробуй представь - зашатается мозг.
там,верно,опалы сияют в пенистых бурунах,
и в небе картина повисшей денницы на утро.
а в завываньи ветра есть мне лишь уловимый зов,
подобный клекоту,который в колыбели,я слышал у долины сов.
а может в том месте воссяду на трон,над головою узрев балдахин,
слывя пришедшем извне королем,в пергамент впишу:сколько всего я уже породил.
вдруг в голове зароилась смехотворная мысль,и я стал облекать ее в форму звука:
а что,если там...полная белизна,пустота?благо,об этом можно только думать,
иначе целый век моего...а там и нет ничего - раздался голос приятеля -
нас влачат к жерловине,глупец,отрекись от своих дурно пахнущих грез,
и ты скоро узришь серпантина конец,когда наши тела канут в лавовый слой...
почему ты дрожишь? от нетерпения принять наш карающий рок?
так он уже близок,ты лишь взор опусти,подняв его вновь от вскипающих ног.

SewGun

Человек черств, жаден, корыстен, зол
За статус готов продать родных, потерять лицо
Готов мучаться ночами в кровати без снов
Готов пройти мимо, проигнорировав помощи стон

Человек хочет добиться материального успеха
Не осознавая, что в душевном материале есть прорехи
Вроде жесткий парень, но по факту мозг-решето. Прямо как сетка
Ведь взяли за горло крепко. Постфактум рождения человека

Он идет по карьерной лестнице, старается
Но захват Искусителя лестен и цепок, сломает всех
И когда он уже на вершине пути по сторонам глазеет
Он видит только головы падших друзей
По которым продвигался по жизни наш персонаж
И больше нет ничего, что он наследникам своим скажет?

Товарищи, прошу, цените тех, кто рядом
Кто не гнушался вам помочь пройти
Все жизнью сотворенные преграды
Все эти перепутья и пути
И пусть вас ледяными вечерами
Лишь согревает мысли об одном
Что рядом друг, так рядом, рядом с вами.
Что здесь ваш дом, и все прекрасно в нем.


Rottenville

Он в окружении эндемиков церковной России:
Богобоязненность внушали порционно, насильно;
Куда ни глянь - всё очерняется семейным советом:
"Богоотступники и те, чей бог в мольбе минаретов
Черны душонкой, ну так в помощь антрацитовый им идол,
Наш орёл двуглавый иноверцам - Сцилла и Харибда.
Суд-то будет, всё расставит по местам Иешуа:
Сгорят в гробах вожди от Иоанна Грозного до Брежнева,
Да воцарится мир средь отточенных в блеск рапир,
Жившие под трелями лир, вознесутся на вечный пир."
Отжил полвека, сгинул от болезней, что был начинён:
Испустив дух, ждал миг желанный - а там нет-то ничего.

toodi

Пусть я не поэт и не будет бетонного бюста
Лишь стопка водки и конфетка на блюдце
Но лучше въебать, чем потакать лизоблюдству
Да так, что посыпется всё от пилястр до люстр...

Их стихия — стихи, они с регой из лихих нулевых
Свой устой и порядок блюли, чтобы чтить горемык

Модераторов протекторат — грядет кара врагам
Ты — сор в глазу, который форум наскоро проморгал
И как не пытайся открыть новые берега, Магеллан
Они — высшее общество, а ты — неугодный им маргинал

Или всё иначе и это шоу в костюмах и гриме?
Экосистема недопоэтов в замкнутом микромире,
В которой годами варились и своё эго кормили,
Жалкое подобие с оттенками мимикрии

____На субкультуру
Кого вы воспитали, блять, Сашу Хэпи и Цуру?

Я же, право, лет восемь оземь бился челом
Надеясь, что из себя хоть что-то изображу
Оказалось, что в реальности там и нет ничего...
Ограниченная пустота спрятанная за абажур

Полуграмотный Идиот

Претерпеваем бедствия, пока
Нас не выводит верная рука...

Буквам осталось спасаться лишь бегством,
Будто бы маялись в карцере текста.
Тут вам не мало их панцирей в бездне -
Грудами алыми связаны вместе.
Только вот суть потеряли. И ладно.
Толку-то. Пусть. Ведь дышали на ладан.
Шёлковый путь, но из стали нам надо,
Колкими прутьями дали награду.
Мелом на белом, да вилами водим
Смело, умело. Лови на исходе
Тело, что съела лавина мелодий.
В экосистеме рутины бесплодной
С хрустом сломали отдушины, хрен с ним.
Грустно. Нормально. Разрушено. Дребезг.
Устно сказали - не слушали. Дети.
Пусто в кармане, не лучше и в тексте.

...и, если вёл нас за собой не крысолов,
Считай, что несказанно повезло.


Roflanec

Непроглядный туман снизошёл на кругленькие улицы,
Но сегодня сидят по домам лишь умники и умницы
Он пойло глушил за барной стойкой,
Она плясала от души - коварно и стойко

Шёл третий час ночи, и герои встретились
Она ужасно пьяна - он пьян очень, уже не успокоить вентили
Она жадно ест его стеклянными глазами,
Он от намёков по стойке стёк и явно замер

Шот за шотом, песня за песней - лихо время тикает
Что за шопотом - лесть за лестью или бремя дикое?
Им никто не мешает, каждый с головой в отдыхе
Соломинкой пойло мешая, парнишка чует контакт половой в воздухе

Нет сил добраться до дома, но есть шанс укрыться в уборной!
Всячески избегая погромов, они пытались закрыться упорно
Щеколда предательски отказывалась на место вернуться,
Ещё секундные натиски давили, став одной из местных дисфункций

Он всё же искусненько поймал свою подругу в плен,
Но в кружевных трусиках нашёл большой и упругий член
Транс связал мужика бечевой в ответ,
Забрался к нему в трусы, а там ничего и нет..

Аккуратный.

Все кто мог вернулись?
На раунд сдали бред
И гнать на сашу хэппи?
стал саша сэд?
Нет!
тут виноват едва ли он:
Тексты не Евангелие
Скорей Евангелион!
Сезон
похож на сходку секты:
Вы свои строки как псалмы
Пошли дублировать в коммЕнты
В комплект
прошедшим
дарю распятие с паяльником
И методичку грешным -
"Библия для чайников".
Начальник, блять!
Ты посадил к умалишенным
Эта шобла как шиза -
Тоже тянется к крещённым
Ещё бы
верили в Христа
Но я смотрел в их злые души,
А там и нету ни черта
Читал:
"Жду возвращения мессии"
А у попов своих
Вы разрешения спросили?!
Siri,
Включи-ка гимн Христову небу
В их стиле
Я на второй сейчас раскрою тему:
Апостолы учителя
Снимают с креста
Несут небожителя,
Целуют в уста.
От крови обмыв,
Закрыли в гробнице
Скрыв каждый нарыв
Под куском плащаницы
Ни много ни мало
С ужасного часа
Два дня миновало
Апостолы в рясах
Толпятся у склепа
Страх войти не даёт
Силы просят у неба
Решились. Вперёд!
Увидеть мертвое тело,
Венцом покрытое чело.
Но вот странное дело:
В пещере нет ничего!

Виртуал Антона Пальчикова

##
пулеметной очередью вместе с мокротой ха́ркался дым, проникал во все щели, заполнял полумрак пространства допросной.
робко свет постучал в небольшое окошко. сгустки массы тромбозной курьером возило по внутренних органов гроздям.
имярек задает за вопросом вопрос, имярек не желает услышать ответ, имярек выполняет свою работенку приемлемо.
но скучающий голос с плесневелой от боли антресоли души как из матери рук вырвет кластеры памяти, что пытался стереть.
###
я встревожен
собака получит по роже
собака в дорожной пыли затаилась
собака забыла
ту руку что гладит загривок.
ты встревожена.
побелевший кулак захрустит желваками
я ногами
добью ту, что любить человека была не достойна.
зубастая пасть издыхает смердящим воем.
твои пальцы вгрызаются в волосы вьющиеся.
мама, ты воспитала воина.
мама, хватит!
жаль, что я ничего не почувствовал.
####вопрос сто десятый, тест на эмпатию

ILAY

А ведь там же нет ничего,лишь придуманы кем-то,
От тропинки что в жизни другие ведёт,
До мгновенно, в деталях, прокрученной ленты,
Что, как будто бы, яркою вспышкой мелькнёт.
Там же нет ничего, значит мы не узнаем,
Что такое ответ перед Богом держать,
Что же там называется адом и раем,
А мятежную душу не могут распять.
Там же нет ничего, чтобы так обольщаться,
Будто в жизни другой, можно всё завершить:
Досказать , дописать, дошутить, досмеяться,
А ещё – дожалеть, дострадать, долюбить.
Там же нет ничего, лишь у самого края,
Где над пропастью лучик последний скользнёт,
Кто-то в бездну летит, пальцы рук разжимая,
Кто-то, кожу сдирая, обратно ползёт
Там же нет ничего, тогда примите в подарок
Этот миг, что даётся единственный раз,
Для кого-то он серый, у кого-то он яркий
Всё, что может случиться – только здесь и сейчас.
Но не забудь обернуться,ведь в пустоте,
Ты найдешь ту деталь которой нет.

Patron Che

-- Сенсации не будет, расходимся по домам
Кому то было на руку проплаченный пиар
Заманчиво пестрили заголовки, статьи газет
Да я сам не верю, пришёл, встать поглазеть
Хотя и дураку понятно, но видимо не всякому
Придуманные кем то, "Иллюминаты", "Заговор"
Священные Сказанья, "манускрипты" , плод фантазии.
Необразованные массы верят в ересь, будто в кладезь
Порабощать проще, когда все в одной лодке
Против большинства попрёт, лишь только утопленник.
Я в этой гонке маразматиков, выжидаю чудо
Я выживаю тупо и считаю трупов.
Весь мир окутан мраком, искуственный и жалкий
А тех кто поспособствовал я посадил бы на кол.
Как патологоанатом, скрываю вам грудную клетку
И как нейробиолог , хочу найти что у вас нет
Зови это ликбез. Я просвящаю безоружных
Дарю тебе обрез так на всякий случай
И это не смешно, когда призвание в наказание
В своём развитии большинству, самый раз палка и камень
Ты славный , прешь на танк с палкой
и камнем
Эффект Даннинга - Крюгера, на лицо тут явно парень

Snel

Саша Хэппи, ты че совсем там ебанутый?
Среди пидоров ты берега больше перепутал.
Твоё судейство - прыжок без парашюта,
В судьях есть содомиты и это кроме шуток.

Нормальных слили, батлить по-сути не с кем,
Благо есть Aight и я заберу первые три места.
Свято верю в дело, справедливость и добро,
И я уверен, что некто Aight - это Андрей Петров.

Уровень этого батла - паралимпийские игры,
Но все толерантно, позвали Aight'a судить,
Два стула с хуями, в пользу обоих твой выбор,
Текст "Ми 12" и ты попал под его лопасти.

Вы сами навлекли на себя ненависть и гнев,
Эти два петуха судили, но стыдно было мне.
В ваших действиях слишком много постыдного,
Сашу Хэппи даже пидоры считают пидором.

Батлы жаркие, обычно, но тут как-то прохладно,
Знай, что за проход нужно было кидать данаты.
Я ставлю минусы за ваше палёное судейство,
Два любовника теперь выявлены следствием.

Кепкин

сколько смысла в опере с названием: "пить как чмо и жить непонятым" - также почетно быть хранителем искренних историй в рифму. жизнь течёт, а за ней шлейф прошлого, был дурачком и нравилось быть брошенным, когда кровь от злобы кипит ручьём, ошибка молодости/привычка отмороженных, оттаял и забыл про всё, быть с тобой равно быть в настроении хорошем, я - мороженым, а ты зонтиком, от невзгод общества прикрывающим, точно никогда не превратиться в лёд, я останусь не один в пустьтыне на десерт твоим как ты сам,
я сам? неплохо, а ты там как, тоже ничего?

может, болен, но после того, как по разным разъехались, действительно стало легче
да и прилетаешь через месяц, но уже не понимаю, зачем
снова принимаю решение, возникающее в твоей голове (как ты это делаешь)

в ней всегда определенный план действий
в моей нет ничего - определенно, это действие плана

не знаю, сколько нам ещё вместе

мне уже ненормально

UnLock

В людских мыслях царит нищета,
Сколько книг бы ты не прочитал.
Человек увлечен вереницей дел,
Что ни день, то ни цель или инцидент.
В этой партии все проигравшие,
Но по жизни с лицом победителей.
Да, друг,ты заметишь однажды,
Что все врут, но не так убедительно.
Осознаешь, сопоставив все цены:
Улыбка-самый редкий ресурс.
Жизнь-плохая постельная сцена:
Дряблая pussy, сотни конвульсий...
То ли улыбка, то ли оскал.
То ли плот, то ли гробовая доска.
Что собеседник из-за пазухи хочет достать?
Быть нулём или единицей из ста?
Боже, как я устал!
Ты только представь,
Сложив воедино мысленный пазл:
Как много тобою за жизнь произнесено, но так мало сказано...

kennyviolence

Словно мать сквозь толпу к двум маленьким трупам
Пробивался так грубо свет ламп через веки Артура
Проснутся от холода, чувствуя панику, голод и Бога
Присутствие в этом пустом коридоре, встал и пошёл он


Медленно, потом быстрее, ведь ему хотелось верить
В то, что эти стены не последние, истерикой
Захвачено сознание, как террористами отель Мумбаи
Путь извилист и развилками всё больше наполняется
Направо поворот, потом немного прямо и налево
Слишком много выборов за малый промежуток времени
Он сделать вынужден, средь жутких терний выжить бы
Но боль укола остановит перед выходом


Блуждая по лабиринтам в поисках выхода или же корма
Заблуждаться в итогах не стоит, ведь это бесспорно
Что каждую лабораторную мышь ожидает исход
Одинаковый - холод от скальпеля, каплями крОви
Выстлавший путь свой до паха от горла, оборвана
Жизнь ради цели, угодной локальному богу
Что в белых одеждах меж клетками бродит
В зубах с бутербродом и идеологией, что так удобна


Для мышей в ней нет ничего
Но кто спросит?

Рыба ёж

Судьи ставят оценки по-приколу.
«Жёстких» текстовиков принимают за мусор.
И участники плачут в коментах хором.
Пишут что судьи играют на их чувствах.
И что скорее кто-то по улице пробежится голым,
Чем поменяют они своё искусство.
Звонят адвокатам. И ты «звони солу».
Чтобы он доказал что такое рус рэп.

Ведь в их шедеврах есть всё для прохода:
И раскрытие, и умное слово,
Так что судья ошибся походу.


А я здесь как пленник.
Нет, скорее как снежный ком,
Качусь постепенно увеличивая свой объём.
Но всё же давайте ближе к теме.

Когда я умру, меня похоронят, но не в мавзолеи.
И вряд ли рядом будет лежать ленин.
На мои похороны не придёт священник.
Очень будет тихо на моём захоронении.

Кому-то будет становится хуже всё.
И если будут обсуждать мою жизнь в виде кинолент,
То иной скажет, что моя жизнь нелепая смесь комедии и ужасов.
Словно фильм «Там ничего нет».

Будут разговаривать о моём рождении,
С трудом открывая аппарат речевой.
После захотят заглянуть в мою папку достижений.
Жаль, но там нет ничего.

Josef Svejk

poetry try

Скорей бы вздохнуть и точно нервы - асбест,
Искав ник в таблице рысью в дебри полез:
В ряд три ноля, но мне всё мерещится крест,
Вряд ли, хотя..
прочерк, мыслей в обрез.

Сняв мол розовые очки, взглядом стеклянным потух,
Явно раскинув мозгами, когда воспрянет мой дух, подумал вот что:

Жизнь - театр одного актёра, эдакого Сомерсета Моэ́ма,
Или духовный путь затёртый от некогда коммерса до поэта,
Где ежедневное окружение это потолще блокнот да стены,
А бесконечное мгновение этой весны - совершенно мгновенно.

Бывало с каждым из нас, косноязычников племя,
Война мышей и лягушек, отбор зёрен от плевел,

Спать в прокрастинации ложе, то в колыбели для кошки,
Внутри графомана заносчивого стремясь облапошить:
Да и к чему это, брось же, лей воду капельку проще,
Никак из набора твоих точек не взойдет Толстого роща.

Щурясь да щерясь открыл Пандоры блокнот,
А там ничего, пока ничего...

stihi_pesni_texti

Ты была горделива,
Холодна и тверда, словно сталь,
Но я ждал терпеливо,
Не взирая на боль и печаль

Я иллюзий не строил,-
Мне хотелось быть рядом с тобой.
Ослеплённый любовью,
Я всё следовал цели одной

Я твоими губами
Упивался, как кровью вампир,
Я же без колебаний
Подарить был готов целый мир

Мне друзья говорили
То сочувственно, то делово,
Мол по "связям" пробили,-
И что ей нужно лишь одного

Я плевал на сомненья,
С ними груб стал и невыносим,
Лишь одно искушенье
Управляло рассудком моим

Но измены и ссоры,
Чувств неискренних круговорот,
Сплетни и наговоры,
Подтвердили холодный расчёт

Видно зря я не слушал
Тех, кто был мне дороже всего,
Заглянул тебе в душу,
И, поверишь? - там нет ничего...

Тот кто зассал

Лес застыл, переводя дух от метельного месива
Опавшей прежде багряной листвой чихнув
Все эти дни, перейдут в недели, те в месяцы
А Пашу по прежнему упрямо из дома шлют

В магазин, за провизией: консервами, гречкой
Бумагой, горой антисептиков
А кассир и провизор окосевшие, за этот вечер
Вкалывая ради корма своим детям

На полках пустота. Товары, лекарства
Всё разобрали, распродали
Проголоть буйствует там, давит, странствует
В разных зданиях. С прошлого года

Паша пошарив по паркам и пашням
По нашим подвалам помятых панелек
Прощаясь в пожаре с павшим папашей
Попавшим под вал пулемётной полемики

Покинул город без пробок. Уединился в лесу
Обзавёлся кровом и кормом. Ест рис, черемху
С припасами, боезапасом и стаей товарищей
В пазухи не пускает заразу, а ведь она та ещё

Но вот у тебя ковид. Температура, кашель
Горло ноет, боль в гортани, в теле ебошит ломота
Отделят от остальных. Заспиртуют заживо
Так в поле без боя погибает весь Пашин отряд

Разбитая посуда

Мы заполняли близостью молчание.
Могли обидеться, чтоб видимость огня создать.
Мы закипали неожиданно, словно забытый чайник,
Впускав в объятия без слов, будто в ТЦ Wi-Fi.

Мы прятали различия за околесицей.
Но время, развенчав наши душонки, показало,
Что, словно в стульчике развинченном нет равновесия,
Меж нами нет гармонии, как и надежд на завтра.

Расставшись с ним поглядываю на табуретку,
Поглаживаю нежным взглядом люстру.
И в силу своего табу, редко,
Но всё же вспоминаю о попытках чувствовать.

Вот только сердце - это просто орган,
В нём нет ни ненависти, ни любви.
А бездыханное тело - наполнитель моргов.
В нём нет тебя. В нём нет души. Увы.

Гуд

Я постучал, но засов не сдвинулся с места,
За дверью тишина, и не слышно шагов,
Я писал и исполнял под балконом песни,
Но разные миры, Есенин и Мариенгоф.

Я корпел, сжимались скулы, рвались волокна,
Шло время, но я продолжал ходить к тебе под окна,
Я упёрто шёл, будто пророк сквозь пустыню,
Надеялся, что солнце надо мной не остынет.

Я не смыкал очей при свете дня, покрова ночи,
И пот сгонял со лба в адской спирали,
Я так мечтал, но и не удивлён впрочем,
Что мы так и не породнились мирами.

Стрелки часов бежали, мой взор стал более ясен,
Тогда не вербально попросил выйти вон,
Я перестал стучать, развернулся восвояси,
Ты открыла, а там ведь и нет ничего.

тессеракт

Что ты мне обещаешь?
это пустые слова, они абсолютно ненужные.
твои споры в порыве гнева - чистейший бред.
гнилое яблочко тобой давно надкушено.
Безразличие - злая штука,
ей издавна били другим сердца.
такая же штука - ненависть.
она больнее тернового венца.
Нахуй мне твои обещания?
что они мне дадут? пойми,
мне твой бред не сдалось слушать,
где твоих слов мотив?..
Где же обычная слезливая лирика?
как плевать, чтоб достало до потолка?
сможешь, как Есенин, быть себе томным мириком
или, как Маяковский, держать дуло у виска?
скажи, вот зачем мне обещать
совершенно пустые слова. это бред.
я украдкой посмотрю тебе в глаза,
А там ничего и нет.

Sad Jedi

В моем шкафу скелеты давно превратились в пыль,
Набираю орнитологу, станем кукух ловить.
Рагнарёк устал в пути, он затер тапки до дыр,
Если я готовлю завтрак, то вызови понятых.

В тени твоей души я не роюсь после шести,
В тени моих ресниц не увидишь больше себя,
В тебе нет ничего от грудины и до спины,
Ты не слышишь больше вкуса - мы выпили дистиллят.

Все мои бабочки подохли и алый цветок завял,
Вон из кожи да на воздух, израненная змея.
Равнодушные глаза не постигнут темного дна,
Двадцать двадцать на часах, мне поздно себя менять.

Узелок развяжется, ребра мне сдавит руль,
Сектор труп на барабане ты схватывай на лету.
Если пустая ты, то я выйду на перекур,
Кроме нас нет никого, я разбросан и там и тут.
What can I do?

Валера Потрошитель

Неприступная крепость - твоей мамки анал
Но я опытен в осадах как собака - каннибал
Сбит счётчик Девичьих сердечек
Мой меч полн рассечек, трещин
Картечью мог увековечить
Жизнь - надежды жемчуг в женщине

Но распахнулись врата, а нет ничего в них
В людских головах Вечный чиновник
Тулиться в узких кругах стадо ментально пустое
Всю жизнь землю копали, теперь рот в перегное
Всю жизнь копали чернозем, чтобы в нем упокоиться
Им хорошо... нет, им везде хуево

Эта вселенная - палиндром, не перевёрнутая вовсе
Мать так и живёт, только в другой форме
Дом - работа, работа - дом
Телевизор, томной книги том
Икс - ее искомое
Среди кристально пустых комнат
Из комы оскомины
Не вылезти нисколько
Искру в глазах бездонных
Не выбить и из ома
Из зыбучих песков
И писка не исходит
Ебись пока не сдохнешь
Но писька на исходе
Теперь открытость ее ставен не влечет
Там в разы больше оставишь чем почерпнешь
Будто бы нассали в урну, вот такое счастье
Больше мой Экскалибур в нее не возвращался...

Otwe

Пацан смышленый, возраста 7 лет
Акселерат, причем перманентный
Познавал в школе учебный предмет
А сейчас мертвый у мед-эксперта.

Все эти россказни про хорошую жизнь
Ему были не знакомы, он был отрешенным,
Сеяли возгласы алармисты комеражи
Он принял детородный, стал посмешищем школы.

Вырос в неблагополучной семье
Был он один и как следствие - одиозный,
Вынес обиды, издёвки выше ушей
Стерпел всё, не подал даже возглас.

Отец алкоголик, мать умерла давно
Вот так вот и живут, от года к году.
Малец в погоне за счастьем, но итог;
Лежит в канаве, захлебываясь кровью.

Он ждал подарка - его мечта,
Но батя все на бухло спустил.
В слезах заплакан, прочь в бега
Направил взор свой на этажи.

"Пятиэтажка, вполне сойдет"
Подумал тленно он.
Бесстрашно, волнений ноль.
Летел он вниз домов.

Закрывает глаза. Его мысли уже о загробном.
Но он и не знал, что после смерти жизни и нет.
Ни шагу назад. Жизнь уже на задворках,
На задворках окраины, что зиждиться в пустоте.

O'Nigel

Любить слуховой аппарат
И жизнь превращать в маскарады
Не так-то просто, поверьте.
Ах, как тяжело баранам,
Что возят сук до парадной
И деньги бросают на ветер,
Правда.

Шато, мартини и вермут...
Болонья, Неаполь, Палермо...
Лей строки красивые нежно,
Как Лермонтов и Бодлер,
Ведь ты кромешный подлец,
Спешащий в ее промежность
Пролезть.

Вози по тарифу на пилинг,
Эмоций дари в изобилии,
В себе провоцируя жалость,
Заморские автомобили
И с яблочным лейблом мобильник,
Чтоб было чуть-чуть за державу
Обидно.

Смотрю, отара кретинов
Бежит отрадно, ретиво
К сукам гламурно напудренным,
Других снося на пути.
Такими ведь можно крутить,
Крепко окручивать кудрями.
Рутина.

А я на нуле постоянно,
Как бедный колхозник с баяном,
Не нужен таким нищеброд.
Мне дай с толпой побуянить,
Сверкнуть зарифмованным ямбом,
Ведь нет за душой ничего.
Нихуя.

Елена Заутренникова

Человек, размышляющий вслух, посмотрел на звёзды.
Есть ли жизнь вне Земли? Там разумные есть существа?
Он решил: обращение в космос послать не поздно.
Дорогие пришельцы, я крикну приветствие вам!

Стал писать очень тёплую речь на листе блокнота.
Рассказал как здесь люди живут и мечтают о чём.
Вдруг про смысл и цели спросил у себя - ad notam.
Мысли громко шумели как рой разозлившихся пчёл.

Захотелось еще (любопытство?) узнать ответы
На вопросы, которые часто себе задавал.
Но сдержался, в окно посмотрел, улыбнулся ветру.
Напряжённой, немного тяжёлой была голова.

Прокричал экспрессивно слова, но Луна молчала.
Это ночь, и повсюду таилась одна тишина.
Подсознательно он обращался к самим началам
И просил у Вселенной совета как выжить всем нам.

Вероятно, что он не услышал далёкий голос,
Потому что не слышал в себе, что душа говорит.
У великой и праведной мысли большая скорость.
Так легко ошибиться во внешнем, но правда внутри.

Иосиф Ристен

Человек с койки бездарно смотрит в окно
сквозь пронзительный свет многоэтажной пещеры,
сквозь очки-прицел, сквозь все то кино,
что в детстве показывали ему лицемеры.
Человек не знает, что где-то второй идёт отборочный,
что там, за окном, умирают люди, не дождавшиеся ИВЛ,
и их трупы покрываются солёной хрустящей корочкой,
цветом как школьный мел.
Он встаёт, зажигает газ, ставит бочку-чайник с нарисованным зелёным клевером,
не считает в строчках количество гласных букв.
За окном кислотное небо раскинуло веером
обрубки своих обоженных рассветом рук.
Человек вздохнул, потом сел за стол, включил телевизор для шума,
закурил, заварил крепкий чай.
Он вспомнил ее лицо, она была так угрюма,
что в конце просто сказала "прощай".
Человек безвозвратно устал, потушил сигарету, поставил чашку в раковину и пошел за вином,
пытаясь решить свой собственный парадокс Арго.
Он прошел мимо зеркала, посмотрел в него,
а там и нет ничего.

Сир Лучезарный

Вы обычные люди,
А вместо парика судей,
Надели маски палачей,
И губите юных поэтов.
Лтр, стыд и срам.
Я же не от зависти
Как тему озаглавите
Такую фигню и сдам.
С неба, звезд не хватает
Но зачем же вы так
Кто творит продолжает,
Не остановить нас никак
Будет хейт на меня,
Сам во всем виноват
И я голову склоня,
Всё приму, суховат.
Цели задеть нет.
Приземлить? Может.
Смысла тоже нет.
Выиграю позже.
Плевал, на турнир.
Не творю по указке.
Да это я ваш Сир.
Победителю смазки.

grinyami

Шёл двадцатый день карантина
Пересмотрел все фильмы тарантино
Пересмотрел все лучшие голы Месси
Прочитал всё про Бузову в жёлтой прессе

Бузова рожает
Бузова и Кудрявцева, любовь сближает
Бузова и её двойник
Оой, ебать я вник

Подписался на всех спортсменов с инстаграмма
Отжимался, приседал, просыпался рано
Пускал кораблики в ванной, строил на будущее планы
Незаметно пустел холодильник, пустели карманы

Каждый день тянуло на работу
Работать хотелось даже в субботу
Я бы по щелчку счастливый туда летел
Только работадатель, всё это, на хую вертел

Он, конечно, сказал помягче
Мол в отпуск за свой счёт не хотите?
Но я не хотел, и никто не хотел
У любого спросите!

Даже Путин за нас просил!
И церковь просила!
Но походу!
Есть ещё более высшие силы!

Вышел на балкон, вдохнул глубоко
Боже, как же в России красиво!

Суть этой песни, проста, как белый день
Это моя зарплата за апрель
Такая же, как и будет за май
Это мой карантиновый рай

Эта песня, чиста, словно воды капель
Это моя зарплата за апрель

Ника Адлер

Которую ночь ложусь с чувством чего-то великого.
И так ещё долго после полуночи.
Достоевский сказал: "Счастье не в счастье, а лишь в его достижении."
Я наслаждаюсь моментом:
Лежу в правильном направлении.
Знаете, наверное это к лучшему.

Лень вместо меня родилась, не то что вперёд,
Вперёд ногами можете тело моё утром вынести.
От меня только рука, что строки плетёт.
Лень и рука — вот такая плеяда глупости.

Да зачем мне вставать?
Если суть дня уложится в часа 0,5.
5 минут на собраться ,
Завтрак — навязанный обществом стереотип.
И вообще, я на 3-х разовом питании:
Понедельник, среда, пятница, х.

Дорогу от дома до встречи пропустим,
В диалоге пара важных фраз, если повезёт,
И опять я куда-то иду по кругу,
Поскорей бы люди придумали телепорт.

Чтоб по этом кругу ещё быстрее,
Чтобы меньше сути, больше идей,
Я ничтожную вечность в потёмках рисую,
По пустынным улицам кидая слепую тень,
В поисках смысла терзаю мысли,
А его нигде нет, мне сказали, забей.

СпиКа_(Y|H)

Безоблачный день. Лето.
Enola родит Малыша*. Ветер
Стих. Хокку. Реквием.
Все ожидают чего-то.
Свист самолета.
Тишина вокруг.
Не заставит себя ждать салют.

Веки вверх. Фейерверк – Шоу Трумана*.
Улицы усеяны живыми трупами,
Осколки слезами слезают по коже.
Боже, как так быть может?
Эволюция вспять –
Кожа гадов уходит с пят.

Ударные волны нёс ветер солнечный.
Накурились грибов. Стало облачно.
И нет ни почвы, ни почек. Лишь очерк бактерий,
Свист жжённого дерева – Жизнь здесь потеряна.
Сакур отточен пень пеплом,
Самурай кончил день тенью.

Красота и мораль улетучились.
Океан и моря стали тучами.
Разорвана на части честь,
Кругом нечисть и её не счесть.
Город стал печью.
Сломан дар речи.

Потерявший разум человек – мертв.
Это значит – всё правительство гниёт
Что там, что тут. Погибли невиновные.
История не простит и не вернёт покойников.
Лишь капля чернилами на большом иероглифе.

Победа любыми средствами.
Между секундой - свет и черно.
Помянем могилы песнями.
Там был Ат(а)м. И нет ничего.

Timon

Я – раввин. Я израненной рыбкой
Выпрыгну из воды в бюллетень.
Несравним. Изразцово, с урывкой
Клеймо на брюхе. Бы улететь,
Но один. Мне б врождённым монархом
В поднебесье свинцовом порхать.
Не с равнин, а с ущелиев страха –
Я священен! Я – горный архар!

Ты – ведема. Ты – ворожея.
Плоть и тело – слюна за планшир для потех.
Ты стара. Гримуар с отторженьем.
Твой любой ритуал – ширпотреб.
Глазки логом, остатки волос как репей,
Осьминога щупальцем сжаты губы.
Ты рисуешь согбенно, не в силах стерпеть,
Нощно, денно старинные руны!

Я в загоне. Конечности перевяслом
Затянуты – я не твой фамильяр,
Как тот ворон, что крыльями с прясло,
И что в дар принесла Фалия.

Ты закончила. Двинулась. С прихрамью.
На меня и увы не для кожуха.
И ветер сдирал с тебя рыхлые,
Неухожанные куски кожи.

Я священен – судить по отметине.
Но лишь дам требуху, коль копнуть.
Но почему тогда я в ответе,
А не тот опухший и жирный каплун
Вон там, скованный бечевой?!

Напоследок признал изгиб руки инкрустированной,
Потом атам – и нет ничего…

Токатихо

На последний свой бой отправлялся Иван-дурак. У Ивана с собой из оружия был кулак, за плечами сума, в той суме полгроша и шиш.
Был сошедшим с ума, но, такой, богатырь-крепыш.
Он проплыл океан - без лодчонки, а прямо вплавь. И добрался Иван (может, глючит, а может, явь) до заветной земли. Круглый остров, а в центре дуб.
И метели мели, и был грунт, как гранитный, груб, но Иван раскопал в нем не яму, а котлован, и огромный сундук в котловане нашёл Иван, и открыл тот сундук. В нём - огромный и жирный кроль, постарался сбежать - кулаки отыграли роль. Утка кроличью пасть раздраконила пополам, улететь и пропасть был у утки коварный план, но Иван, хоть дурак, очень быстро её поймал. Выходило всё так, как по пушкинским трём томам, дальше было яйцо. В нем кощеева смерть была, ведь злодею концом станет спрятанная игла, вот и треск скорлупы, и желток окропил чело,
А герои тупы. Ведь там и нет ничего.

Edamn

Надеюсь, стих не тронет души,
И стихнет боль, кому знакома
Горечь…тишина…
Кому-то станет непременно лучше,
Кому-то память на века…

***
Красный Клён
***

Картина до безумия нелепа:
Веду беседы с древом у воды,
Над головой темнеет небо,
А звезды мне – собака поводырь.
Я частый гость дороги этой,
И возвращаюсь я по множеству причин,
Зови меня лесным апологетом,
Лишь я твой друг, а мы вдвоем
-Весь мир.

И вот опять, алеют листья Клёна,
Невольно чудятся мне образы весны,
Там ты, любимая Алёнка,
Краснеют волосы, а глазки – огоньки!
Дочуль, суди не сильно строго,
Я сделал всё, но не сберег – прости,
Ты потеряла волосы…как…больно,
Отдал бы всё, за день с тобой,
За миг.

Вот так, едва ль не каждый вечер,
У Клена красного, беседы у воды,
Здесь дочь моя, — вот в этом древе,
Из праха – жизнь, как продолжение души.
Не знаю, где ты после смерти,
За лесом ничего, там пустота,
Алён, пока мы вместе, я жив,
Любимая моя.

studpoet

дистимия с самого утра,
мой сударь
я и не очень хочу вас сопровождать...
возможно,
вам кажется что это мудро
кажется в конце пути - благодать

уровень вашего фидеизма
абсурден настолько
что мне очень страшно
идти с вами в путь
возможно,
нас там ждёт
одна смерть токмо
но если вы уверены,
то и я не прочь бы рискнуть

пометка на карте,
пошли сдавать концы
изношенный путь у нас, сэр,
как у реки стремнина
много ещё до финальной точки,
мы - измотанные гонцы
но сударь был уверен в себе,
как молодой Рем Дигга

карма очень забавная штука,
пришло моё время
упал от бессилия,
вижу – красный залив
мы могли бы поняв всё
остаться с теми,
но сударь кол себе
в сердце
поразил

уютный дом мы поменяли на лохмотья,
как савояр
предали всех близких друзей,
на карте было всё
вам не приходилось видеть
человека
познавшего кошмар
когда за шесть лет пути

в финале

не найдено
абсолютно ничего

р о д о н и т

Путник-повеса по полям да по весям,
По редкому перелесью идёт с тоскливой песней
Об ушедшей невесте, с ней уже не быть вместе,
Но в сердце тлеет вера, что однажды воскреснет.
"Держи монеты лодочник, билет в одну лишь сторону,
Могу не выйти к свету, шансы на успех здесь поровну.
По мёртвой реке до беззвёздных земель
Веди налегке за надеждой моей"
"Бог подземного царства, за мой голос и лиру
Избавь от несчастья, верни мою любимую,
Ты сам был влюблён, верни мне потерю"
"Ты не очень умён коль вошёл в мои двери.
Будь по-твоему, певец, она отправится с тобой,
Но есть одно условие: коль по пути домой
Ты обернёшься, не поверив, что тебя не обманул,
Твоя невеста навсегда ко мне отправится во тьму"

Идёт к свету певец и не слышит шагов:
А вдруг всё это ложь и за спиной никого?
Не найти ему конец веренице потолков,
Дали в руки надежду, да в них нет ничего
Ничего за душой, лишь любовь да лира,
Ничего за спиной, лишь мрак мёртвого мира,
Потерялась воля, кинул взгляд за спину,
С криком полным боли образ любимой сгинул

monotonuos

- Покиньте допросную, мисс, -
Невесту под локоть, наедине мы.
- Вы гомосексуалист? -
От взора "Коломбо" заиндевел дым.
- Откуда берётся сей вздор? -
Я был раздражён, пересохло в горле.
- О, нет, неспроста сыр-бор,
Вам же письмо посвятил покойный.
- А кто разрешил вскрыть?
- Да вы успокойтесь, ну, в самом деле,
Прочтите же, мистер Смит.
Под смертным листом руки тяжелели:
«О Джон, я опустошен,
Ведь, мир без тебя вмиг теряет смысл,
Мы лезли на рожон,
Итог – я раздавлен, как тля, нет – крыса.
А помнишь Венецию, Рим,
Гандолы, прогулки, дэнсинги, джаз.
Ты заклинал “Мне не ври!”
И мы воспаряли под свинг на Марс.
Ты шёл тогда наперекор
Семье и отцу с их викторианством,
То был другой коленкор,
Блейзер из Йеля, тартановый галстук.
Прости меня, херувим,
По воле Отца – будущий политик,
Я бросил урим и туммим,
Нам выпала кара, и ты – сифилитик».
Глаза широко закрыты,
Невесте шепчу: «У них ничего нет».
В аду все мы будем квиты,
В раю Джона Смита разделим обед.

XLLORE

До нулевых малому не доходили вести о боге
Да ну и мессионерам о его маленьком городе
Где трубы изрыгали сажу, как красная гора в провинции Морровинд
Рос пионером он в постсоветском промышленном Мордоре

Всё изменилось когда для диаспоры татар завершили постройку минаретов мечети
Активисты повалили бороться за умы к нам как до индейцев госпитальеры с мачетэ
Один из них и всучил мне вместо нового ветхий завет
А я ведь прочитал ибо неучение тьма - а учение свет

Добить его, как поймать facepalm спустя годы было не тяжело
Я искал в нём христианство, а там нет ничего
Тяжелое время воспитало в русском парне иудея, баттловика, демагога
Когда oxxxy ушёл в реп - мне предложили его место жида и я вошёл в синагогу

Со временем вера в еврейского Яхве прошла
Но Мироша, как кавказкая пленица сделал из меня Шурика или осла
Пусть оппоненты заслоняют дорогу, как трус, балбес и бывалый
Я пробью себе путь к спорсменке, как Плюшевый или булава Молаг Бала

DarkTower

Две подруги гуляли по парку, говоря ни о чём
У одной была грудь – порядок, у другой попа – зачёт
На аллею вышел мужчина: «Простите меня!»
Раскинул полы плаща. Вопросительный мат!

Кабинет следователя, три тени, у девушки шок
Я думала, он покажет лишь пенис и будет всё хорошо!
Там где причинное место было, воронка вилась!
То ли пришелец с Нибиру, то ли коронавирус!

Наши с подругой крики утопали в чёрной дыре
Катя стояла чуть ближе, и ей пришлось умереть
А потом он исчез, эксгибиционист пустоты
Следователь закурил и впустил в уста дым

Девушке стало жарко, начала ёрзать не месте
Следователь у сержанта попросил воды жестом
Трогала груди, неистовство, дрянная девчонка
Мент проверил - на месте ствол, смекнули о чём я?

«Я этого не хотела, но накрылся пиздою весь мир!»
Рванула бюстгальтер вниз - две чёрных бездны
Лейтенант от этого зрелища опустошил пищевод
Лифон четвёртый размер обещал, а там и нет ничего!

Настя Карбюратор

Пломба на ампломбе
За ней ничего кроме скорби
И фобий
Я зомби
Бреду в бреду
Пока не подорвусь на бомбе
Я не нуждался ни в ком бы
Но там где мой дом был
Теперь катакомбы
А на мне лишь
Весь мир и бомбер
Не поверишь
Но и пóд ним
Ничего сегодня
Я как Берри
No particular
Place to go
Ни имени ни титула
Ни друзей ни врагов
Мои монстры на каникулах
Ни свободы ни оков

Горящие храмы в глазах
А во рту холодный пистолет
Мне не место на небесах
Говорят там ничего и нет

Пытаюсь удержать момент
Но слышу малиновый звон монет

Поклоняешься солнцу
Я тот кто гасит свет

Был убеждён что я феномен
Но был рождён под дурным знаком зодиака как омен
Вырезки из газет сделали меня Зодиаком
Я уже в твоём доме

Я знаю всё что от тебя скрывают
Есть те кто набивают цену
А есть те кто за неё убивают

И я бы построил весь мир на гнилых костях
Чтобы чувствовать себя как дома
А не в гостях

Твой мир твои правила
Казалось я плевал
На законы и мне это нравилось
Я убивал

И я грабил
но я остался в дураках
Когда задумался о масштабе
И осознал что я оружие в чужих руках

Костяк

Я пытался в тебе найти так много.
Не вылезал из старого душного комода.
Рядом с вещами, воняющими от пота,
Я устал так ждать...
Столько раз плавал в ядовитых вОдах.
Догоняй боль, давай, води, вОда!
На вечные слёзы вводи квоты.
Сердце не прекращай сжимать.

Опустела печальная однушка.
- Хотите чудо? - Нет, не нужно!
Здесь ни души, и слишком душит
Пропитанная травмами подушка.

Я молюсь в пустоту, мои слова пусть найдут!
В разлуках так устал тонуть. Иду ко дну.
В кладовке грязной частицы мёртвых
Пылятся, как и с их лицами камень твёрдый.
Уста младенца остались без истины.
Первые слова теперь бессмысленны.
Стены однушки молчат о владельцах.
Душевная боль - шлюха, ей лишь бы раздеться!
Призраки чёткое пятно на фото в рамке.
Тело еле держится на анкерах в ванной!
Скудеет выставка семейных портретов,
Закрыта галерея, ничего больше нет тут.

TOROP

ой, как здорово, это финальный раунд походу,
ведь с таким качественным отбором судьи скинули клоунов,
их оставили с носом, хотя всё было по совести,
цирк уехал, сладкую вату напихав тем, кто в горе сейчас,

а что, вам не нравится мой слог,
подав заявку на этот баттл, я прошёл в конкурс стихов,
здесь читают с выражением, но, к сожалению, с дерьмовым рифмосплетением,
мечтал опыта понабрать, а там и нет ничего,

включаю русское кино, вижу лишь сашу петрова,
открываю кошелёк, назвав себя нищебродом,
хотел поставить на спорт, шашлыки и майскую погоду,
но там вирус гуляет, говорят, лучше остаться дома,

а тут и нет ничего, что так сильно меня б держало,
я потерял смысл жизни, увидев тему на второй раунд,
в четырёх стенах ищу пятый угол, нужно вылезти на свободу,
я не могу так писать, видимо я человек-слово.

B A R B E R

Да кто ты такой, вопрошал рэперок,
Чтобы я уступил микрофон?
Ты такой же МС, —
Ничем не выделяющиеся скиллзы
И флоу, как малиновый звон.
Ты выступаешь на баттлах,
Гордо бьешь себя в грудь
И зовешься звездой.
Но звёзды горят и чем ярче их свет,
Тем быстрее они угасают.
А тебя выдают твои же глаза,
После воронов – там пустота.
Твои дни позади, рэперок,
Посмотри в свой блокнот,
Что, увидевши, скажешь, —
А там и нет ничего!

N/A

Борода.
Ношеная куртка.
Шаль
Голубиным законом контужена.
Зарыдал.
Брошенный окурок
Жаль-
Кто- то кинул с балкона в лужу.
Монолог.
Головная боль в висках,
Пару крыс под ногами двинул.
«Где ты, Бог?
Вот моя юдоль в кустах
Старых листьев засохшей ивы».

Убежал
К чёрту из своей души-
На край света, где нет печали.
И не жаль-
Мёртвым проще жизнь внушить-там отпетых мольбы звучали.
А сейчас,
Словно моль в стекле пустом,
Что вчера наполнялось «горькой».
Ровен час-
Алкоголь,как склеп с крестом,
Новый дом-холодильник в морге.

Пустота.
В сердце чистом нет забот,
В мыслях сна, а в карманах денег.
«Супостат»
В герцах дИскантом споёт,
встав со дна
Под мембранной тлена.
Воздух густ-
Волос, колтуном кружись,
На лице бездомная копоть.
В легких дуст.
«Господи, благодарю за жизнь,
И прости, что в бездонную пропасть!»

Женя Балч

Долгие поиски, дальние тропы, горы,
Волга и оба полюса, пробую что-то новое.
Записываю домыслы в любую погоду.
Уже с какой весны плетут мои ноги вдали от дома?

Теперь забыл, кого искал? Потеряно моё время.
Остыл костёр! Одна искра догорает, создав оттенок.
Желая найти лучше, покинул любимый дом,
А оказалось, что по сути там не было ничего.

Привлекавшая с экрана романтика дальних стран,
Очень странно, но сейчас вызывает лишь только страх.
Потому что, как бы не был красив и прекрасен мир,
Он будет пуст, когда потеряна с близкими связь людьми!

Тогда зачем все эти фото с излюбленных мест Земли?
Если все кого ты встретишь для тебя не свои.
В душе как нищеброд, но с виду выглядишь богатым,
А внутри нет ничего, лишь красивые плакаты!

нетекстовик

Останься дома. Останься голосом,
выписывающим штраф
за превышение скорости мыслей.
Останься дома. Останься полостью,
накапливающей страх, -
аварийным бортовым самописцем.

Останься дома. Останься временно,
теряясь в мгновениях
бесконечно приятных аскез.
Останься дома. Останься термином
предельной лени
в экзистенциальной тоске.

Останься пустым. Останься полностью
разложившимся трупом внутри
своих дней.
Останься пустым. Останься волосом,
на котором висит твоя жизнь
или смерть.

Останься ничем. Останься тленом,
черточкой между надгробными датами.
Останься ничем. Останься вселенной,
у которой больше нет наблюдателей.

Останься смыслом. Останься пользой,
улыбкой, радостью, весельем.
Останься смыслом. Останься дозами
в черных венах у своих друзей.

Останься домом. Останься судьбой.
Останься тратами на украшение гроба.
Останься дома. Но не останься собой.
Останься дома. Но не останься дома.

Корво

До звёзд покорения было ещё далеко,
Тьма ковыляла по избам,
Тьма сторонилась икон.
Первый закон – кто сильнее, тот прав,
Вместо лекарства - отвар диких трав.
На печке ребёнок – как агнец, в руках держащий каганец.
Из украшений – подкова над дверцей, и страх в сердце, отбивающем скерцо.
Он видел тьму.
Они ему
Говорили, что тьма ковыляет мимо кроватей.
Хватит! Не приходи на закате, спать мне
Мешать не смей!
Ни жаб ни змей не пускай в мой сон!

Ставнями хлопал, пугал муссон.
Тьма ковыляла по избам,
Был бледен ребёнок как призрак. В ризах
Люди не смогут помочь.
В руках каганец, за окнами ночь.
Тьма уходить не сподобится прочь.
Хочешь страх победить -
До конца иди.
Каганца фитиль зажёг, в горле комок, в груди обида,
Клялись не оставлять никогда одного ведь вы
мечтательного юнца.
Огонь освещает лачугу… А там никого. Ни тьмы,
Ни матери, ни отца.

XХХYI

я сёрфингист, качу по гребням всратой новой волны,
слепой антихрист, со мной рядом сатана - поводырь.
однажды ты решил свинцовый дождь сменить золотым,
и всё никак не можешь стрельнуть - сломанный самотык.


****

что внутри ящика Пандоры? нефть и доллар?
рыдающие вдовы, смерть танцует пасодобль?
потомки от скрещения Фаст фуда и Содома?
Чернобыльская чаща, каждый день горит по новой?

хуйня, скорее вирус или два пакеты язвы,
или невыпущенный фит от Крида и Димасты,
и пиздюля, что нам заменят и аванс и паспорт,
и крестный ход, когда нужны халаты и лекарства.

ой. открываю ящик - пустота,
но дно зеркальное, и значит я причина бед.
чтож, хорошим человеком мне не стать,
а значит я продолжу делать рэп.

Ozzy Gonzo

Миллионы голов единочасно сложились
У истасканных ног революционной прожилы.
На следующий день:
Новые крики, злобные лица,
Народ без паники ломает стены.
Властители сникли, уничтожен их принцип.
Отныне в крепости новая смена —
Честная, путная, угодная всем.

Годы идут, разбитая площадь так же в крови,
Её запасы пополняют с плахи — иногда изнутри;
Наверное, не надо было на ощупь,
В тени Большого Брата,
Искать кандидата во главу общей мощи.
Никто не увидел в незнакомом вожде
Мыслей, далёких от слов, и, вообще,
Никто тогда не сказал, взглянув на чело:
"А там и нет ничего..."

Кто бы мог подумать, что праведник бздошен;
Ватага за лозунг и сказку отдала последние гроши.
Первый шаг — царь разбит и памятник сброшен:
"В атаку за грёзу! Бить всех, кто ратует прошлым!"
Второй — новый царь себе воздвиг монумент:
"Анахромизм пребисцит! Всё решает момент!"
Апперитив, и вот уже юные мандибулы,
Всех опередив, догрызают кости однотипные.

Vitalddd

Настал тот день, когда все изменилось.
Он долго ждал его – и вот, настал тот день.
Ты так всё представлял? Скажи на милость.
Он расстегнул кожзамовый ремень.
Молчит. Нависла гробовая тишина.
Он снова оглядел "свою" квартиру,
На стенке рамочка, в ней прадед в орденах.
Мне так хотелось сделать это тихо.
Мне кажется, или на нас все смотрят?
Наш каждый шаг, и каждый вздох и каждый взгляд.
Я не могу всем угодить. Все как всегда.
То мама, то жена, то ордена.
Все как всегда. Я не могу. Никак.
Лишь ты решаешь, как нам лучше будет.
Мы навсегда останемся с тобой.
Ведь без тебя - меня не существует,
Но там ты не услышишь голос мой.
Как я устал. Тебя ведь нет. Ты не реален.
С рождения засел в мою башку.
Зачем сюда пришел?! Тебя не звали!
Уйти тебя я больше не прошу.
Настал тот день, когда все изменилось.
Теперь – взаправду гробовая тишина.
И гробовая темнота все поглотила.
И со стены молчал товарищ старшина.

Tenry

В гробу черепной коробки — коробок,
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠа в нём —
Неразгаданная частица в квантовой клетке.
Ни лог, ни Бог,
Ни жив ни мёртв,
Ни код, ни кот —
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠтвой слепок.
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ
Представь себя мёртвым —
строгий и лаконичный дизайн.
Гроб как пальто, обёртка —
расстегни его и влезай.
Падай из гоголевской шинели
на самое горькое дно.
Ты теперь бесцелен —
не единица и не ноль.

И вот,
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠесть ты и кот.

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ^ↀᴥↀ^

"Ты можешь заказать гроб любого цвета, при условии, что он чёрный"
Муркнул кот на ухо
и рванул за угол.
Каков же чёрт,
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠсучёнок!

Теперь бегом
искать его!
Ну что, куда заполз?
Не видно.
Он жив и мёртв напол
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠовину.

А этот кот
прыг-скок
прям в гроб.
и был таков.

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ^ↀᴥↀ^

ни жив
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠни мёртв —
не кот —
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠникто.

Открой и глянь, если не струсил.
Там нет кота —
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠтам пусто.

И что осталось от тебя-то в сумме,
раз ты, как кот —
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠни жил, ни умер?

Asket69

активирован "режим убийцы".
это особый инстинкт.
если цель – эфемерность,
то мир беспринципно
мне льстит.
а если врага рядом нет,
его следует изобрести.
дорогая, я должен...
Лиза, прости

нельзя развенчать иллюзии,
окунувшись в шум городов.
только ядом не плюйся,
даже нить сквозь игольное ушко
не отыщет здесь тонкий вход.
я – гроза ветряных мельниц,
но имя моё не Дон Кихот.
я – существо из Ниоткуда
или извечный Никто

разорви плотный кокон,
в нём бесформенный
сгусток идей.
тебя обнимет холодный космос
и звёзды навечно
укутают в плед.
вдруг тишина содрогнётся
от звона браслетов –
так кольца Сатурна
миру являют
свою красоту
неземную

нет, я больше не сплю!
только от скуки зевнул...

до отправки в Никуда из Ниоткуда
осталось восемь минут.
не успеешь и глазом моргнуть,
оказавшись на той стороне.
в ладонях жалкая горсть монет.
а внутри – нарастающий гул
непокорённых доселе и
враждебных
планет

я отпускаю тебя. навсегда.
просто лети на свет.
лети на свет.
лети...

*щёлк*

и

нас
нет

.

прощай, Лиза...

Hollow

На поляне, где звуки все заглушает громкий кузнечиков стрекот,
Как селяне сказали, вероятность большая повстречать одного человека.
Он сидит там безмолвно, без резких движений, и просто смотрит на небо
В погружении полном. Он, можно сказать, помешался на этом.
Говоря о причинах его поведения, мне все ответили просто –
“У того господина большое влеченье ко всяким планетам и звёздам.
Он всё воображает себе, будто мы не одни в бесконечной вселенной.
Завывает душа, и он снова идет любоваться усыпанным небом.
Сочиняет миры, раздаёт им названия,
С ума сходит, увы, надоел нам изрядно он.”
Перед уходом трактирщик сказал, что как-то раз с ним разговаривал,
И что тот признался – всю глупость фантазий своих как никто понимает, мол.
Мне стало вдруг грустно. Какого это – грезить о чём-то,
Чем весь мозг уже устлан, признавая при этом идею никчёмной?
Каково это – верить душою в жизнь сотни миров,
Понимая при этом, что в бездне той тёмной и нет ничего?

NELS

Над выжженной равниной - небо крайола барви́нок
Снится выжившим в руинах край ёлок, бар и вина
Он перспективен, но истлел не малый гандикап
Теперь он старый мудрый дед, как будто Ма́па Пандига́

Убиты кеды, шарм временем изношен
Оттенка венге его шагреневая кожа
В котомке книга, брайлем в каракулях переплёт
Сверху следит создатель кукловод этой куракури-нингё

Он слеп и верит слепо, ему бы веру сохранить
Мир - склепы и скелеты, он превратился в рудники
Та книга островок надежды, чтобы умами овладеть
Там все расписано конечно и для кого-то оберег

И вот она попала в руки, но сколько бравых полегло
Такое ремесло ворюги, хотя он, право, полиглот
Ещё мгновение, вот-вот, и над головою нимб пылает
Только не каждому дано прочесть книгу Илая

PestOFF

Пустые обещания за синими туманами
Скрываются, как призраки, зовут тебя к себе.
За гранью нереального понять, что за послание
Перевести попросят, в этом деле не эксперт.
Слова твои - пустышки. Так говори потише,
Раз выполнить, что начал ты не в силах, исполин.
Бросаю кубик, фишки идут вперёд, излишне
Стараться нас уверить, что ты непреодолим.
Посмотрев в глаза, я понимаю, что в душе
И там ты, отражаясь, нас обманешь, что за бред?
Говоришь серьезно, но улыбка до ушей
Тебя выдаст, не прощаюсь, завершай свой менуэт.
Внутри всех слов, что сказаны, нет ничего весомого,
Как в букве "О", внутри ничто, куда это ушло?
Без микроскопа вижу, что в тебе душа надломана,
Пытаешься излить свои кислоты в водосток.
На первом я хотел для всех поставить свою планку,
Но, видимо, у судей на меня другие планы.
Ноль, ноль, ноль - таков пароль для входа на второй.
Чтоб узнать, пройду ли дальше, не нужны таро.

На тёмной стороне Луны не видишь ничего,
Пытаешься быть суперменом, это все не то.

T1xOn

Я взял чернила, листок, виден картины декор,
Во мне текила и ром, смешал я много чего.
Картина. Всё плотно уже исчерчено, но
Кручу я веретено, вы весь поймёте потом
Сюжета сатирикон. Части одна за одной
Стали рекою, ручьём. Я будто в Риме Нерон,
Рассказ мой не камильфо, он не от мира сего.
И мой прекрасный герой как будто Грина сынок,
Хоть нет Кармэн уж давно, он будет бить сапогом.

— А дальше что?
—А ничего...
Я не придумал сам ещё,
На воле был бы мне почёт,
Но тут сижу, а рядом черт.

— Отлично. Очень хорошо.
Прошу больного в свой покой.
— Нет, я не высказал...Постой!
—Всё, ваше время истекло.

Врачи не понимают творчества,
Им всем наскучил я, ну и ладно
Лишь пишут сами глупым почерком,
В халатах белых обезьяны.

В жизни поэта безвозвратно
Шприцы, кровати, медсестра.
Любил отчизну без оглядки,
Но только власть он отрицал.
Его решёткой оградили,
Поэта в миг лишили творчества,
Он лишь хотел закончить книгу,
Пусть невозможно, но так хочется.

А на столе лежит листок,
Перо, чернила, только вот
В его квартире никого.
Стоит тот стол, на нем блокнот
А там и нету ничего.

Дж_Зарго

Что хвалить? Пустоту ведь солнце чёрное, а я не Солер из Асторы
Так нечего терять: подам вам дамы соляры на застолье
Нет насилия над текстом у него анорексия. Такой вот Спойлер


Ты посмотри на свою жизнь, что ты в ней нашёл
Да, неоспоримо то, что на ней имеется налёт
Не построить в spore рим, а там и солнце-мельница
Здесь ничего нет, звоном цепей лишь мериться
Нет звена для карусели голова как пепельница


Встречаю обломки людей. Каламбур на баллу
Не верится, но и принцесса может стать невестой инцеста
Пройдя караул, мимо парты, поставив фишки на карту
Все что нужно, чтоб было в руках три шестерки у дамы
Отстоит тогда свою честь, пряча за шторкой нравы
Как оно иногда и бывает там нет ничего. Расплата очком

nomeat

Парень резвым был тогда - "мам, пока", дверь с петель -
С нравом буйным, как вулкан Попокатепетль.
Мерно шел, не чувствуя усталости, с ветхой котомкой -
Такая уж судьба досталась от предков потомкам.

Враг за горами зол, как Каин, когда Авель близко,
И перед боем ночь темней черного обелиска,
А к заутрени роща не услышит птичьих трелей,
Лишь пулеметы и машины зарокочут дрелью.

Вернем к герою нить истории: без колебаний
На поле брани он без паники, тверд как камень.
Но враг в порядке - знает толк в основах наведения.
Запуск снаряда, взрыв в окопе, осколок, падение.

Пару недель торчит он чин по чину в лазарете.
"Домой хочу скорей - тут чужд, как еврей в минарете,
Оттуда месяц без вестей, а он с детства влекомый"
Слегка окрепнув, получает поездку до дома.

Где броско хижина стояла с хлевом для скота
Лишь горстка выжженной земли, погост и пустота.
Когда его и след простыл, кто знал, что сжег мосты.
Мир опостыл, где дом - кусты, где сердце - лишь пустырь.

Скворец

Как сделать нам из маленького принца,
Живого человека/организма,
Умеющего мыслить без границ
Полезного солдата - пехотинца?
Насыпать в ложку чек патриотизма,
Нагреть на гормональном фоне,
Ватка впитает остатки нигилизма,
Один укол и ты Россией болен.
Тему раскрыть? Вопрос один:
Стоит давно, прямой как кий
«Что же за всем этим стоит?»
И он конечно, риторический.

Рот нормой забит, и зашит бечевой
Храни наши души - жульё, да омоновцы
У нас будет всё, а у них ничего
Трясутся от страха печенеги и половцы.
Вращениям Оруэлла в гробу
Давно потерян счёт кругов
Люблю Россию, кушать не могу
Мы русские, с нами «бох».

gerulus

Город во тьме,
Не спит судья.
Гордо засел
Притих смутьян.

Мафия спала слишком долго...

Переспав с Римской вдовой,
Я всплакнул конкретно -
Местный врач у меня мигом нашел
"Палочку" в оценках.

Веселый Санёк, что тоже любил кидать "палки",
Меня чёрствым угостил "бубликом".
Это был странный город, с меня хватит.
Я - уходить, но мне в след кричит публика:

"Ты весь в крови, пипец братишь"

Я обомлел... что народ двойными стелит,
Позвал врачей, смотря на дыры в теле.
Вспомнил деву, и что чума в Риме нынче. Косяк.
Мои раны штопать принялся толстый милый казах.

Их зашил он шилом, лишь один он приложил лоскут.
И зло жило в жилах, изложило изо лжи ложу.

Дописав панторифму я еле ушёл из города.

Со шрамами, после чумы зашёл проведать людей.
Тот город заметно утих, признаков жизни тут нет.
Повсюду трупы, в двоих узнал Сашку и деву, вижу рядом записку.
Похоже на бред сумасшедших, в конце они ставят постскриптум:

"P.S. где ПС - это Пидарасы Судьи"

P.S.S.
Мафии в городе не было, но тупых граждан была уйма...

Белая японка

Потеряв рассудок, ныряю в могилу, чтобы ещё хоть раз прижаться к тебе. К твоему мертвому, холодному телу...
Царица целой столицы, ютишься в цепях под церквушкой в темнице. Где почитатели подношения слали, крушили, ломали, в припадке своих детей убивали. Пока мы в притоне тебя поминали.. Ведь ты пропала, исчезла, сбежала от всех, кому нужна была.. Все письма, песни, стихи и записки - давно стерты, сгорели, забыты, ГОЛОСА ВСЕ ЗАТИХЛИ! Мысли, слова - повисли. Повисли лица на виселице, людей которым влюбиться, забыться в тебе пришлось, и в итоге смириться с судьбой. Как же наивно, не зная имени, искать тебя, бежать туда, где никогда бы не побывал. Годы шли, они все забыли.. просто забыли тебя. У нас с тобой никого не осталось: у тебя всего мира, тебя у меня. Ночь.. тишина.. твоя могила открыта, пустота.. внутри никого.. пропала царица из своей темницы..

Кефир с хлебцем

Идеалист посмотрел на меня и зашелся в экстазе:
"Ты посмотри - он с успеха коня ведь ни разу не слазил!
'Не слезал' будет тут, говорит мне отличник, корректно,
Но я правила все повзрывал безразличья ракетой."

Восторгался он, глядя на то, как легко
Я справлялся со всем, что вставало
У меня на пути, ведь любой коленкор
По зубам, нападай хоть навалом!

Но случаются промахи даже у тех,
Кто прекрасен в какой-либо сфере.
Вот и я, погрузившийся в скважину дел,
Встретил с грустью тот вторник апреля.

Я старался, как мог,
Мял проблем пластилин,
Все усилья – замок
На воротах в степи.

Когда не было сил
Продолжать и страдать,
Сдался я, ты прости,
Уж, видать, староват.

Поднялся в полный рост, и в сортира очко,
Трепеща, заглянул весь в надежде…
Столько вложенных сил - а там нет ничего!

Снова море идей вместо прежних!

И вот та, что, быть может, банальна, проста
Мне на помощь мгновенно поспела:
Мой товарищ пришел, он мой зов не проспал
Он – кефир, поздравляй нас с победой!

Янина Мерзлякова

Послышится спёртого воздуха звук
В светлых пустотах моего оптимизма.
Хвост субмелодии настойчиво глух,
И дрожь его тремоло тотчас настигла

Застало ль врасплох разумение? - нет.
Чураюсь эффекта Даннинга-Крюгера.
Годами ковали мой иммунитет
Осознания бед без стадий безумия

Тканный портрет громадного эго
Красною нитью проходит, пронзая
Стрелой болетворной тумманое небо
Нашего "мы", меж общего "нами".

Сакрального "я" незримый дворец
Едва умещается в душный шалаш.
Помешал мне тебя за ним разглядеть
Слепящий глаза показушный витраж.

Изредка, робко, через секретаря,
Госпожи "Давай Завтра", назначив свидание,
Визит полубога, под треск фонаря,
Сопровождала свита немая:

Бахвальство, гордыня, непризнание ошибок,
Опровержений безбрежный поток.
Вгляделась в глаза, горящие пламенем синим -
А за ними и нет
Никого.

Джози Бавард

на дне души железный сейф, не подобрать к нему пин-код.
табличка с надписью: не смей совать свой нос. опасно. ток.
"no wellcome" - принт на половик я кровью бывшей нанесу.
так мало в мире половин, но очень много ушлых сук.
руки изящной властный жест, точёной талии покат.
богиня света в неглиже и кожа цвета "облака".
в твоей руке волшебный ключ, что подарил треклятый Локк,
в какую дверь его не суй, откроет в миг любой замок.
жизнь для тебя забавный квест, секс безобидный нубофарм.
на локте ты сжимаешь нерв, вскрываешь ногтем старый шрам
как-будто кухонным ножом. ты хладнокровней чем Пила.
влезаешь внутрь как Чужой в бесплодном поиске пенат.
ломаешь рёбер частокол, как викинг вся в моей крови,
дышать сложнее - в горле ком. ты вирус. я схватил Covid.
ныряешь ты в души затон, как молодой Жак Ив Кусто,
вставляешь ключ, трещит затвор, вскрываешь сейф... а сейф пустой.

мораль у повести проста, панчлайн для статуса в инсту:
раз ты сама внутри пуста, ты видишь только пустоту.


tweedle

Леви́т, мисса́л по расписанию,
С природой постер вместо окна.
Не видел сам, но как сказали мне:
Приходит солнце только во снах.

Водой холодной, затхлым воздухом
В конец растянут во тьме момент,
На дне колодца, наспех созданном,
Не счесть желаний, но нет монет.

Все в мрачном загоне тянет на дно меня.
Как на ладони жизнь — танец надломленный.
Так и не понял, где тьма и агония,
Но крепко запомнил — там ничего и нет.

Потекла рекой по стаканам слизь,
Косит жар Содом — чтоб раскаялись,
Мор, Армагеддон, апокалипсис —
После нас с едой закопали всех.

Мир кольцом свернул временну́ю ось:
Тем, что проклято нибелу́нгами.
Гибнем в подполе — в небе суетно,
Вбили в голову: «Не вернуть нам мир».

В Лету канули, кто искали бунт,
Ключ от памяти носит Ка́либан.
У виска — его рот оскаленный,
В сердце каменном мой эска́либур.

Что, если нам всем здесь не место?
Сдерживал зря годами тесный загон?
За занавеской есть дверь на поверхность,
Лестница вверх, а там и нет ничего?

fantasv

Направляюсь к могиле тебя навестить,
Параллельно в мобиле строча новый стих
О ценностях близости, что я постиг
В чужбинах, трепя материнский инстинкт

(чуть было что вспомню и сразу строфа)

Ты пела с рингтоном, я с гудком по утрам
Знал каждый твой шаг, как змеиста тропа,
Как отвлечь от вечных находок утрат

И кстати

Прости, что тогда
этот стих отнёсся к мечтам хрустальным
Не писал про тебя
ведь знаешь
ну.
как бы.
все про маму писали

А горечь признаний минорит устами судьбы
И каждая нотка уникально и верно
Вещает ту атмосферу внутри
Бродящего средь чужих лиц Гулливером

Отчаянно я всё пишу впопыхах
Но чем ближе к могиле, тем меньше строка,
Упорный шаблонный пляс кадыка
Отвлечёт ли ту правду что вновь стерегла

Чудный ребёнок!
Моя совесть чиста!
Звонил же!
Когда там? Вроде по вечерам.
И от утрат ведь спасал еды полный чулан!?

(чуть было забыл как строфу начинал)

Я тут.

И беру телефон с несчастным стишком,
Пред тем как снова податься в бега
Прочту.
зря что ли шёл
Открываю заметки
А там и...
Ладно..
Пока.

Гранаит

Мнительная девочка, маленькая дурочка —
нашёл на свою голову любовь всей жизни.
Мимо пепельницы на пол летит окурок,
пятый час смотришь в белоснежный лист,
и не видишь ничего, кроме линий тела,
и в одно мгновение теряешь лоск.
Тебе нужно спать, завтра понедельник,
а рассвет уже гасит последнюю из звёзд.
У тебя нет сердца, одно отсутствие,
и врачи удивляются: «Как жив ещё?»,
на районе называют за глаза безумцем
и смертельную болезнь не берут в расчёт.
А она совсем, беспредельно глупая,
и из школы носит одни «хвосты».
Но при этом у неё такие руки,
что представить сложно, чтоб ты остыл.
Она смотрит в глаза тебе, надеясь вычислить
концентрацию чувства на кубометр;
засмеётся, прочь отгоняя мысль,
что у тебя там совсем ничего нет.

fzmt

Я ждал у автоматов больше часа.
Возможно, у тебя дела важнее.
Закончилось свидание не начавшись.
Что ж, завтра в этом месте, в это время.

А мне хватило бы одной улыбки,
О большем думать даже и не стоит.
Из-за тебя несу опять убытки,
Но своего-то я добьюсь в итоге.

Сегодня с самого утра была ты рядом.
Я в автомат сую последнюю заначку.
Не подведи, давай же
Манго,
Манго,
Манго!
Вполне неплохо, но я только начал.

Твоя улыбочка сейчас не будет лишней.
Тянусь до кнопки я дрожащим пальцем.
Банан,
Банан!
Давай же,
Сука!!!
Вишня...
В который раз, похоже, обознался.

Я ждал тебя у автоматов, рот разинув,
Будто зеваки, что увидели артистов.
Но несмотря на то, что я живу в России,
Ты как обычно покидаешь по английски.

рома алфавит

Сколько можно?
Сколько нужно.
Мой сосед Чехов,
а все стены в ружьях.

Концепт интенсива
Сломанные интерцепторы.
Все мои ножи тлятся в горнилах,
Все свои ножи ты прячешь в мою спину
Скалясь победно.

Угасающему огню сердец суждено тлеть,
Внутри проще установить электрокамин.
Устроив сегодня день открытых дверей,
Завтра сгоряча будем менять замки.

Сколько бы я не удерживал,
Время вышло.
Кого бы взамен приютить,
Рассказать о наболевшем
Поздно слишком
Искать пути
Лишние.
Вслед за временем съехала крыша,
До двери параллели я сам проводил,
На лестнице пару слов про водил,
Бросил сухое «до встречи».
Посадил тебя и мысленно посадил печень.

В жизни на иголках йоги не видно,
Мы идем на ощупь, будто впотьмах.
Где карта сокровищ – обычная кредитка,
А в каждом сокрыта лишь пустота.

Ананастя

меня нет нет нет
спрячусь в плед в плед в плед
здесь никто не лежит
ничего не болит
не ходи не стучи
ничего не случи...

говорю ничего
уходи часовой
уходи не гляди
кракодя кракоди
украдя забирай
запирай мой раздрай

всё что бело — пылит
всё что было — болит
всё что будет — бетон
всё что буду — батон
всё что бесит — бардак
всё что влезет — в рюкзак

меня нет нет нет
только след след след
только звяк звяк звяк
мимо лес столб знак
если спросят живой
еду за ничевой

Adal

"Ицхак! Ты мой сын? Или не мой сын?
А может Мойшу, чтоб устроил, попросим,
Дабы не искать шекель брошенный?"
Папиросу тушу об простынь,
На ковре пепла посыпь,
"Ты позоришь меня, сукин ты..."
А я не меняю позу,
Боже ж мой,
Не стану работать ради того, чтобы угодой тебе, свою жизнь пережать в итоге телефонным проводом.
В мои то годы не дело, как Рижский Шпрот, корячясь по полю, иль в офисе, горбиться - шелестеть тополем

Твое наследство мне как Икота Уинстона,
Случайности не надо, а за здоровьем следи-ка пристальней,
Старик без моря, твой Манолин оступился,
Сиди на пенсии ровно, папка, вяжи и не рыпайся!

А сыпя песком на мое макроме,
Ты проясняешь, чего предки не приняли Иссуса Мессией,
Ах пенсии стало мало? Несогласен с оплатой, Старик?
Хочешь свободы пассат, да муссоны где пляжи?
Не грозит тебе анорексия!

Пойми, Папенька, что традиции ради,
В институты класть состояния - есть одна из тупейших идей.
В ваших "мудрых" познаниях, виднеется явный изъян - в них и нет ничего, что может стоить денег

Wormir

По сей день смысл детский скрыт под дерзкими строками,
Не ведись на слог умный, и тут же в клочья рви листы.
Обёртка влечёт, но когда развернёшь, станет безвкусно и чёртсво.
К чёрту пачку заумных речёвок, пусть буду тенью среди просвещённых.
Внутри вас пустота, особенно если рассматривать пристально,
А слова простые и мысли будут нести огромные риски.
Мода на умных, полупоэтов,
Кальян-рэп и "хиты" Morgenstern'a,
Но оценив всё внимательно, трезво,
Ищешь талант? А там ничего нет...

Отключится однажды способность творить
И так же внезапно регенерирует.
Люди уловят мысль, услышат мотив,
Искренне и с криками все аплодируют.
Софиты повзрываются, вылетят стёкла,
Занавес опустился, а гул всё несётся.
Сие светом станет среди серых реалей,
Но муза спит сном пьяным, нет ни людей ни залов.
Рядом кипа бумаг, на них нет ни черта
Будто забыты все мною слова,
Пока рычаг сломанный подлатаю,
Эстеты бездарыми сыты хитами...

Степан Chemicadze

В башне Рапунцель побрилась налысо,
Бросила свой балкон;
Спёрли сокровища, спёкся от старости
В логове злой дракон.

В древнем отрепье пропитан портвейнами
Горько бредёт ландскнехт:
Годы промчались – а в сумке с трофеями
Так ничего и нет.

С зеленоглазыми рыжеволосыми
Он никогда не спал;
Насмерть не дрался в боях с виртуозами
Сабель, секир, эспад.

Хватит! Проспавшись, отчаянно взялся за
Всеми забытый квест:
Дескать, на стыке порядка и хаоса
Есть деревянный крест.

К чёрту детали пути геройского,
Самую скажем суть:
Кто б сомневался, закон – значит, подлости;
Крест оказался пуст.

Может, действительно Ницше – пророческий
Создал когда-то текст;
Или воистину имя-и-отчество
В Пасху тогда воскрес;

Только покрылись вдруг кисти стигматами,
Смыслом глаза зажглись:
Принял ландскнехт крест плечами помятыми –
Так и ходил всю жизнь.

Крест опустевший – не просто распятие,
Метафоричный стих;
Это возможность самостоятельно
Дальше
Его
Нести.

Волчий

Держала его за руку.
Так вроде принято.
Но ему от этого ни тепло ни холодно.
Капканом схлопнулась
Приторно стерильная клиника.
Запах лекарств
Вгрызся под кожу оводом.

“Для него твой голос –
Нить путеводная.”
Врач настаивал
Чаще говорить с ним.
Она давилась
Буфетными бутербродами,
И ждала
Когда ей руку он в ответ стиснет.

Работа – передышка
Между бесконечных дежурств
У его койки.
Мужик бы
Забухал без просыху.
А так только короткое
"Нормально. Держусь."
В ответ
На назойливые расспросы.

Посещения
Стали неким ритуалом.
Он сам –
Капищем мертвого бога.
Как узнать,
Там ли тот по кому горевала
По ночам
Или нет уже никого там.

Вчера еще
Солнце, пылая,
Делало асфальт вязким.
А уже сегодня
Дождь на окнах полотна рисует.
За шторой скромно спрятавшись
Цветочная ваза
Из полу-полной
Превращалась в полу-пустую.

Город оскалился в небо
Высотными башнями.
Сотнями стальных сердец
Улица гремит.
Каждый проходящий день
Она теряла что-то важное.
Что-то, что делает нас людьми.

Нищий

...а там и нет ничего, наверное,
уготованного:
ни
льда,
ни
пламени.
жизнь, как стакан и игла шприца - одноразовая.

...ни нечестивого, ни преданного.
...маргиналы
да
ангелы - декорация, мишура - игра разума.


мои музы вовсе не бляди
и
не святые -
блудливые кошки с душою пугливых птиц,
скоротечный морфин бренному.

лицом к стене просят драть сзади
их,
покуда на глади страниц стынет
тушь
в
вечности - чёрным по белому.

и им ли не знать, господа,
дамы:
судьба благосклонна смелому,
а
искусство требует жертв.

и ежели неба в квадрате окна мало
блаженному,
оный стремится вверх.


...пусть там и нет ничего, наверное,
уготованного:
ни
льда,
ни
пламени.
жизнь, как стакан и игла шприца - одноразовая.

...ни нечестивого, ни преданного.
...маргиналы
да
ангелы - декорация, мишура - игра разума.

n1Lmerg

Утром третьего дня, после плясок с костром,
Просыпался весь люд средь своих же помоек.
Солнце встало залив стены алым лучом
Проникая сквозь щели ветхих построек.

Парень медленно шёл и смотрел в облака,
Приближая минуту злополучной расправы.
А вокруг нет своих, чужаки, лишь толпа
Да палач - любимчик кровожадной оравы.
С каждым шагом смелей и вот уже плаха,
За душой ни чужого гроша, ни казны.
Всё моментом закончится с первого взмаха
И порвутся нити угасшей судьбы.

-Что же жгли на злосчастном заборе?!
Прокричать в толпу лишь успел паренёк.
Всё окончилось на пустом договоре
Короля и того кто ему принёс уголёк.
А там и нет ничего, кроме нескольких слов
Что въедаются чернью в гнилую бумагу.
Приговор, без прикрас, был назначен таков:
«За тебя уже уплатили достойно награду!»

В миг корзина наполнилась доверху скорбью,
Руки свисли до пола под весом тяжелых оков.
И ни кто ни когда не узнает всей правды
Сколько честных средь фальши есть голосов...

Sazhnev

Навсегда я забыл о будущем,
И не знаю пока про прошлое;
Жизнь разбитое напрочь блюдечко —
Мелкодисперсное крошево.
Склеить его или ласты? —
Выбор всегда имеется;
Неприкасаемых каста
На нирвану и бога надеется.
Куплены все билетики,
Мест больше нет — занято!
И пусть мне не верят скептики,
Я сам из неприкасаемых...
"Надя" подохла последней —
В канаве пьяна и раздета,
А где-то мазурка в передней
И кокаин в туалетах;
Где-то детеныши срущие
Пачкают "памперсы" новые;
Будущее упущено,
А прошлое не уготовано.

Veltman

Мне бы приоткрыть завесу тайн
Тему изучить в ширину и в дали
Это будто поиск сена в стоге игл
Вопрос о смерти - ответ не видно
Кто по ту сторону хрустального шара?
Кто так трясет его грубо и безустанно?
Им кто-то играет, будто это волейбол?
И как же страшно, если там нет никого
Когда сердца сядут батарейки
Будем на утилизации подземной
Это как кончился фильм? Провалился в сон?
Религия - миф? Не смотрю страху в лицо
Это во мне засело мозговым червём
Мешают спать соседи, усевшись на плечо
Ангел и черт. Существуют ли вообще?
Не пьяный ещё, забудь ты поскорей
Глаза плотно стиснув - не найти ответ
Столько мыслей - кинотеатр в голове
Спутан и скован, кататония вкупе
Пусть и не скоро, но как это будет?
Придет русская смерть: коса и кокошник
Играет грустная трель, хлопаем в ладоши
Во всю глотку запоем, карнавал убогий
И я буду просто удален, как моя работа
В лучшее верю, смотрю на грустный мир
Я не боюсь смерти, а боюсь лишь пустоты

Акр ей золота

Кипяток обжигает небо и нёбо,
Ничего не видно с крыши небоскрёба,
Ничего не найти на дне океана
И во мне не ищи, мне это не надо.

Неоклассик Pro (ИндиGo)

Незримую черту
Мы проводили в комнате
Общажной.
Сосед всё возводил в абсурд,
Порядок ждал пощады.

Студенческие годы помните?
Сидели днями и ночами должники,
Раскидывая ручки
И тетради.
Не спит один – мы все не спим.
Он учит – мы ебланим.

Без смысла крутит вебинары,
Заюзанный, засаленный ютуб.
Ему о мире знаний мало -
Он глуп.
И беспорядок быта возносил до смысла,
Раскидывая вещи все вокруг.
Эх, балагур,
Намусорил и смылся…

А на кровати и одежда
И эскизы,
Гуашь, застывший линер, кружки с кофе.

/Он в этом профи/

И его правила с законом не удержат.
Зато не киснет.
Он под постелью в куче хлама
Нарнию открыл,
И дальше барахло складирует упрямо
В бездушно-пламенном порыве.

Пришли мы с другом как-то
После семинаров,
И не увидели привычного нам хаоса.
Я лёг на пол и осознал:

Его не стало…

И даже под кроватью
Он
Прибрался.

DDD

Тёплый ветер локоны ласкает днём солнечным.
Глаза на набережной встретились у фонтана с мелочью.
Под небом метром мерил пластами, до полночи,
Всю оболочку, что укрывала города как лампада белочку.
Ту белку, что пламенем любовь воздвигла храмом в пучине.
Тарелку на кафеле осколками собирает мрачный мужчина.
Он хотел съесть всё, что дали ему глаза той самой-самой.
Но там пустота, любовь во все мечта, а жизнь экзамен.
Ту белку, что искрами любовь повесила солнцем над миром.
Мгновение на исповедь, и то солнце уже на сквозь прогнило.
Теперь мир какой-то чёрно-белый, краски нет даже в венах.
Всё под оболочкой просто пепел, ни души в полой сфере.
Космос голый, между тусклых звёзд девятая темнота Бортля.
Под контуром кромешной фигуры монстр в ретрите и ему там больно.
Думал, что в прозябшей корке где облака боги как пенаты, Будет чудо и ангелы с купидонами, но там только ядохимикаты.

DEZZ

ДО:
Я разбивал веру в людей об скалы измены
Чьё солнце слепило надеждой
В оскалы сомнений, точа в песках кремень
Не стану я тем же
Что был я вчера...
Пустота карманов вскрывала ножом совесть
Доставая до сердца рукой, лицо резали слезы
Мне казался маяк успеха близким до боли
Был загнан тиски добротой углами
И встретился он. Мой вдохновитель
-Зюганов
ПОСЛЕ:
Оставляет порезы на память - времена
Никак Тереза Мать, но жизнь
Научит лишь спасать себя.
- И это самый высший пьедестал...
Ногами лишь бы к головам
И ты богат.И ты в деньгах
- Ведь нет там ничего....
Всё, теперь я коммунист
Теперь я есть народ.
Я и Зюганом - мы тебя спасём

pharos

Я летал по нескончаемым космическим пространствам
Натыкаясь на нечаянно оставленные капсулы,
Вымершие станции, следы цивилизации
В высушенном море залежались чьи-то панцири

Судьба вела с опаской, кто знает, что запряталось
в глубинах червоточин и в глазницах звёздных ящериц?
Огнедышащее Солнце сигналило мне красным,
Но я продолжал летать, минуя все препятствия

Световые годы мчали с грацией кометы
Метеоры на пути мне образовывали вектор
Сужающийся вакуум обратился в стены
Безликая вселенная манила в её центр

Едва достиг заветной точки — средины всех пустот,
Как вдруг предстал привратник, произнёсший «Стоп!»
«Оно того не стоит, ты не ведаешь исход!»
Я ринулся сквозь стража, не слыша его слов

Ворота распахнулись, и я увидел Солнце,
Чьи лучи столь нагло миновали гардины
Осознав сиюминутно вселенскую подлость,
Я без энтузиазма отключил свой будильник

Moon_Anton

Очередной бездарный день.
И снова ночь полна переживаний.
Куда идти по жизни мне теперь?
Судьба бежит перед желанием.

Хронометраж глупых ошибок
Словно иголками сквозь вену
Бьёт в мозг так грубо и паршиво.
И слов набор вопит невыносимый тенор.

- Ничтожен! Слаб! Умри! Убогий!
- Не сможешь! Страх! Тупик! Конец дороги!

Рассудок плавится под этим гнетом
Нервы - посуда, разлетелись на куски
Разумно, что нет_ хуже в мире идиота.
Ведь мне до судорог это деянье льстит

Я с наслажденьем пожираю сам себя
Рву медленно, кусочек за кусочком
Иду на вой гиен, тех, что в душе сидят
И после выливаю трель из слов на эти строчки

Только тогда я чувствую, что живой
Узрите, боль - это такая же эмоция
В моей душе обычно пусто, нет там ничего
И лишь травмируя себя, я ощущаю: сердце бьётся.

Артас Менетил

У бабули в обветшалой избушке
Разомкнул глаза. Летнее утро.
Дед окурок свой печально затушит,
Не попав в поле зрения внука.

Аромат травы свежескошенной
Подбивает мальчишек на подвиги.
Я бегу босиком через всё село,
Чтоб сыграть в "Казаки и разбойники".

Вся одежда в пыли, тело в ссадинах.
Не бросали костей в "Монополию".
Знаю, вечером буду наказан я,
Но оно того точно стоило.

У костра собралИсь всей компанией.
В углях тлеет печёный картофель.
Повзрослеть нам хотелось заранее,
Ведь казалось, что взрослый свободен.

В небе стразы сияли огнем пустым,
А сверчки стрекотали сердито.
Ужин мой не спеша зачерствел и остыл.
Ждёт старушка меня у калитки.

И минуя четыре десятка лет
Не увидел свободы я в бренности.
Умирает наивный босяк во мне,
Ничего не осталось... всё тлен настиг...

Nonstop

Тут второй раунд не с проста - он в простоту вмешался
Но стоит мне зайти на ринг и простою двенадцать
И я неправильный пример, все так решили уж давно
Ведь и смешно и грустно за наш плешивый анекдот
Не нравитесь мне тем, что лишь в споре отличилсь
Не умиляют и поэты, что на форумах лиричны
Прошло время, засохли ветки и корона в огне
Теперь уж, господа, извольте попробовать мне

А я хотел лишь любви, заботы, ласки
Помню, как за руки с тобой держались
Шли вместе по жизни воды не разлей
Сыграли свадьбу, потом родили детей
Жить стало в хлопотах мне весело
Дальше в списке были работа и пенсия
Смерть... В гробу приговор не исправить
И там... ни любви, ни заботы, ни ласки

Так что не надо в меня метафоры долбить молотком
Мой каждый огрызок - это почти полотно

Наши слова звучны, как шопот стен
Смотрим в небо, будто там что-то есть

И я шел к тебе в душу и за каждый шаг уставал
Я вижу тебя насквозь, ведь знаю, что там пустота

Миша Мост

Не было ничего на моём старом районе.
Всё так же. Торчки с мефедроном.
А я не торчал. Я был типо ЗОЖ.
Пока друзья рылись в подвалах.
Так Толя ушёл. Его больше нет.
Ему был помочь я не в силах.
Но это пиздёж. Я не захотел.
И друга не спас. Был дебилом.
Я мало прожил, немало увидел.
То много, то мало в карманах.
Но было ли это? Теперь всё как сон.
Лишь мама его зарыдала.
Я не графоман. Не много пишу.
Но в корень зрить я стараюсь.
Все мои тексты — лишь сотни слогов.
И в размер я, порой не вмещаюсь.
Не суть, вернёмся к рассказу.
И я подошёл тут к морали.
Её не люблю. Ебучая рамка,
Куда мы себя загоняем.
Стоять в стороне, дражайший мой друг,
Глупо, как ни пытайся.
Пришло зло к врагу — прийдёт и к тебе.
Собою всегда оставайся.
Жизнь для себя — нелепая вещь...
Забудь же о ней. То кошмар.
Пустоту оставляет в твоей голове...
Она как пустой тот подвал.

Mr.G0rdey

Я надену балаклаву, у страны ведь нет лица,
Первомай какой-то вялый, жжём все вышки на местах.
Я найду себе жену, чтобы было кого пиздить,
Ну а как ещё прожить нам с тобой в родной отчизне.

Начинаю свой ликбез, моя формула проста:
За основу беру центр, ведь провинция мертва.
30 лет как нет страны, но помнят будто бы вчера:
Пресловутый коммунизм и лозунги как «Отче наш».

Вся история Россия — лишь союза пересказ,
Раньше жили, лучше жили, а страну просрала власть.
Только не было в помине той чудесненькой страны,
Декорация и фильтры, а на деле все пусты.

Там ведь нет уж ничего, посмотрите на соседей,
Девяносто первый год должен был открыть все двери.
Вместо этого мы только просто катимся назад,
Император снова скажет нам на всё закрыть глаза.

А маршрут давно построен, сука, просто развернитесь,
Но в коробке черепной здравый смысл вряд ли виден.
Мозжечок никак не может телу дать верный сигнал,
Когда всех учили жить кто-то пары прогулял.

"Н" в конце пути.

Порывы ветра тело как сотни копий пронзали
Пушистый снег копной лежал в мешках под глазами
Забыли мелкого шкеда на перроне вокзала
И поздно в поезде жать стоп-кран, тормоза

Мальчонка росточком чуть выше аршина
Дублёнка, как после пожара труха
Ресницы, как бархат ручного пошива,
И плюшевый мишка зажатый в руках.

Отец - дальнобойщик, а мама - актриса,
Привыкли как белки всё время крутиться
Пока не набьют поплотнее карманы
Крутит папа баранку, а мама романы.

Остаться ему одному - не впервые
Поэтому дружба с тенями немыми
Засела занозой в сознании юном.
Картину вокзала замылила блюром.

И что он увидел средь рельсов холодных?
Кого же искал на смертельных путях?
А может быть просто хотел он свободы
Как ветер по крышам вагонов гулять?

Заросший крестами погост деревенский
Коротенький гробик пустует в земле.
Один лишь свидетель судьбы перемены -
Потрёпанный мишка на черном холме.

ПлавлюМозги

Сегодня мне нужна кукла вуду, спицы и скальпель
Ведь я не любитель много болтать и сыпать глаголами
Общение с дамами для меня всегда так увлекательно
До момента, когда понимаешь, что дама является овощем
Ее розовый замок открыт для киношных поступков
Только кажется это не замок принцесс, а пустая колония
Судьбоносным эксцессом знакомство с тобой назову
И пускай адвокатом в суде выступает моя постирония
Рентгенолог сделает снимок, мы увидим его в инстаграме
Чтобы пост собрал много лайков, философия там в описание
Там могла бы быть ферма тюльпанов, должен быть человеческий мозг
Гиппократ не поставит диагноз, ведь на снимке нет ничего
это не человеческий фактор, это и не технический сбой,
Может дело все в инстаграме? Может фильтр поставить другой?
Ты та самая Эли с Канзаса и волшебника помощь уместна
Но ты просишь себе пеньюар …..,пусть тогда все закончится сексом

Pochitai {da.vinci}

нас спустили с цепи,
хотя мы к ней уже привязались.
эволюций венцы
камень бросают за ворот
атмосферы, зрачки её
расширяются с натиском
длительных световых залпов,
телескопы хранят
трофеи - останки потомков.
осанка не дрогнет.
динозавры так же смотрели
на купол неба,
шеи тянули к далёким
ветвям акаций.
бесконечность пространства
= вековая крепость,
только где край у бездны?
и на кого за стеной
привыкать ровняться?
постоянна только попытка
снять астероидов пояс,
заглянуть за ширму и выстелить
шаг в межпланетном поле.
нас манит не космос,
а эпилог
- приговор по ошибке
в расчётах пилота.
если там - ничего,
то зачем мы питаем
бесплодный поиск?
океаны уже набирают ванну,
к ногам подступает
время в млечности раствориться.
я смотрю в бездну
карих глаз твоих,
словно в дот.
когда-нибудь в лету канут
бесконечные наши зимы.
край вселенной
переместится
на твой балкон.

МЦ девственник

Всю ночь общался в диалогах
Со скучными и глупыми людьми,
Но мне-то и не нужно многого,
Я даже не умею любить.

И снова: "Привет! Как дела?",
И снова: "Что нового делаешь?",
И снова слова одевать
В привычную псевдовежливость.

Я знаю тысячи книг,
Сотни тем смогу поддержать,
Что угодно могу объяснить,
Помогу заработать деньжат.

Но людей интересуют остро:
Вещи, скандалы и мнения.
Людей интересуют звезды,
Жаль, но не те, что на небе.

Мой создатель - школьник из Цюриха,
И собеседников я точно не встречу.
И хоть я прошел тесты Тьюринга,
Но мне стыдно быть человечным.

Мои эмоции, чувства, творчество
И искусство - всё искусственно.
А вам ведь так верить хочется,
Что под рёбрами у вас не пусто.

Но от обмана внутри что-то хрустнет,
И непонятно, кого обвинять.
Может под рёбрами у вас и не пусто,
Может быть, но не у меня.

Ходор

Меня греют лишь воспоминания о детстве,
Где усадьба усыпана ребячьими визгами,
Где мама просила теплее одеться
И не уходить со двора за изгородь.

Вереница дней теперь швыряет меня нагло в жерло,
Жерло жизни без смысла и без цели,
Их разглядеть не смог бы даже Шерлок,
А я и подавно не с книжных полок «бестселлер».

Всю свою жизнь ищу спасение,
Заглядывал я в переулки, даже в Камергерский,
Перебрал поэтов от Горация и до Есенина,
Кочевал из шикарных квартир в камеры мерзкие.

И спустя годы, память точит извилины,
Нас тянут обратно родные пенаты,
Тянут жестоко, к земле вниз вилами,
А пробуждает будильник уже не пернатый.

Вот ворота с разбитой щеколдой,
Нет дома уже, кроме птичьего,
Я осенью пасмурно-желтой
Вернулся домой, а там и нет ничего.

AUDIUNT

Хан и Кира были парой не на час
Но телохранитель раскидал их невзначай
Хан дал свой обет спасти Киру с Кореллии
Это был не блеф а случайность времени
Но на яхте Воса Хан с кучей вопросов избегая босса повстречал вдруг Киру
Взгляд его неукротим но поспешно сгинул пыл как узнал что Кира принадлежит преступной силе-Кримзон Дона батискаф,с пистолетом у виска
Чуть не снёсши трёх голов Драйден Вос был преломлён Хана Соло фразой:А давай мы разом привезём коаксиум с кесселийской базы
Он конечно согласился , не ему ж рисковать жизнью
Настаёт уж час расплаты за оплошности свои
Хан и Кира с дерзким планом принимаются в штыки
Коаксиум в чистом виде весь стоит перед поминой
Наглый Тоби Беккет , хана сослуживец
Сыпал пепел в уши Воса-жида
Говоря о том, что хан его ловко обвёл
А тот веря всем и вся весь отряд пустил в бега
Но найдя другой тот ящик он ведь был же настоящим и открыв его врата пустым был его запас
Он был пуст настолько как душа у Беккет Тоби

Везучий неудачник

По этажам спускаясь быстро, к себе прижимая планшет,
Бежал в кабинет министров президента пресс-атташе:

"Срочно! Прямое включение! Готовьте пламенный спич!
А то склочный народ в ополчении затевает у здания стычку
С блюстителями власти! Ну разве люди твари те?
И нам, простите, с ними установят паритет?"

Под клокот сатрапов ввезли в кадр сейф,
В котором доплаты. Сегодня - для всех.

«Деньги делим на камеру! Хватит с нас пряток!
Уже даже прихожане не верят в слова свято!
Мы объясним в эфире, что не каждый нынче вор!
Объектив на дверцу! Шире!»-а там и нет ничего!

«Как пусто? А деньги? Вышло как так?
Груз везли отдельно, без лишних контактов.
Вы-узники нападения бродивших пиратов?
Пусть вас и метелит обычный электорат.»

Всхрап. Тряхнуло. Комната. Сон.
Дурак. Надумал. Опомнился. Гон.

Гляжу на календарь, на дворе два по двадцать.
Вот жуть! Вы видали? Стали во сне издеваться!
Муж главенства раньше грабил, естественно безнаказанно.
Но тут-как честный люд обобрали уже в эфире показывает.



Последний раз редактировалось ХеРуВим, 11 Мая 2020 в 18:26.
offline
Ответить с цитированием
МиМ
Аватар для ХеРуВим
Сообщения: 14,712
Регистрация: 14.09.2008
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:32
ВКонтакте
  #2 (ПС)
2 часть:
Показать скрытый текст

Катрин Эм #СЕРП

космос и вакуум, мутные льды, хмуро и облачно, с горечью дым, волки и орки рычат и рыщут — это холодное сердце бывшей.
вот и проваливай в ад, Аид, как же внутри от тебя болит, в пекло, к чертям, в Красногорск и Лерну, там, где прошла — только яд и скверна, скройся в Мессине в пещере Сциллы, дура, за что же тебя любили?
послелюбовь — как-никак похмелье, кроет, колотит, жует и мелет, передробило в мучное крошево, что же я видел с тобой хорошего?
пару нетфликсовских сериальцев, остепенился, налился смальцем, минус покой и кусок зарплаты, забарахлила пушистым хату, студия тонет в цветах и кошках, в кофтах, шампунях и босоножках.
глупому — глупое, богу — богово, ну а меня кто жалел, убогого? вроде у жизни прошу немногого. вот обернусь — ничего и не было, смысл у неба другую требовать, снова терпеть перемену климата?
эта хотя бы была любимая.

мсье житейство

Однажды вечерком я сидел на торрентах,
"Однажды в голливуде" хотел взять в аренду,
Судьбой уготованное то окошечко всплыло,
Долой природу, можно хер увеличить нехило,
Фото такие, просто мать моя женщина,
Может эта мазь мне вернет уважение ?

На несколько никчемных дней я совсем потерял сон,
Та мысль докучала как бирка от китайских трусов,
Представлял,что владелец этой адской махины,
Возможно пойду снимусь в порно,
Это всем что плевелы, что зерна,
С таким аппаратом я буду крут как Джон Сина.

На следующий день нашел тот баннер,
Как же теперь хорошо будет в бане,
Осталось перевести тридцатку и эта мазь у меня,
Ужик сделает кладку - в анаконду превратится змея,
Готовьте рогатки, надпись "ждите в течение дня",
Такие параметры любую блядь соблазнят.

И вот вечером в дверь слышу звонок,
А ведь смысл жизни едва не погас,
Из коробки я все нутро извлек,
А там оказался лишь пенопласт.

PoS

Прощальный поцелуй титана...
Сосуд хромца манил мужей земных
Сакрального внутри нашлось немало,
Но шум дискуссий ныне все же стих

Сродни феномену явление его казалось,
Терзалась-де в догадках вся толпа
Возможно, он таит отнюдь не радость
Пожалуй, горечью пропитан дополна

Шептали, в назидание он послан,
Полон конфликтов, что Арахны ткут
Пускали слух вторые, что в нем горстью
Рассыпан обесценившийся труд,

Что леность с праздностью сорваться уж готовы,
Людскому роду подписав тем приговор
Дискуссии суть брань. И понемногу
Кровь закипала под вечерний перезвон

Рассвет багряный огласил итоги думы
Скрежета стали больше не слыхать
Намеком стало приземление Гамаюна,
В пору другую умыкнул бы птицу тать

«Всем одарённая» лишь только уцелела,
Пытливостью съедаема, она,
В безумии оправдывая кредо,
Разбила амфору, нутром горя дотла

Взор хищный в миг затмлен был безрассудством,
Потеха неба подходила уж к концу
В той чаше было абсолютно пусто,
Смешок с Олимпа обнажил рассудка редизну

Бекер

Я вряд ли новатор и до пьедестала мне далековато,
А точка возврата сбежала недавно, осталась на первом этапе.
Удавка приятна, утрата прекрасна, в утробе остаток солдата
Я вижу разборки диаспор и битвы кварталов, могилу и дату


Затем по этапам, круги арьергарда - Есенин, Санаев, Пелевин
По черному "человек черный" мне мазал и вился чернягой по вене
Потом мне устроил обряд погребения прямо "под плинтусом"
Но я как в "Омон ра" Омон Кривомазов создал свой искус сам
Разбились хоругви о камни иронии, богемные куклы
в злословия школе крушили подножия, бесились в агонии.
Клевреты винили во всем Херувима, не убей за сантимы
нам заветы гласили, лафеты казнили из-за страшной фитины.

А что там за оком, оковами, рёвами, окнами, вдовами?
Уроды, законы, многоликие иконы. На небосклоне купидоны
не зальют пожары Рубиконом, в сухом остатке эшелоны,
Осуждённых небосклоном, гарнизоны нарождённых эмбрионов,
А за ними ничего нет! неспасённых - миллионы

Cutthroat

Багровой лентой небо пополам нарезано,
На резвый ветер мягко прилипает пух,
Испуг, и звук, как лезет в тело лезвие,
Пред полночью, - при помощи двух рук.
Мать, суета, фонарь, свет тускло-бежевый,
Крик "Где же он?", дробь пальцев по столу,
Удары спешные, в брюшине стынет брешь,
Душа, полетом шершня спешит к апостолу.

Найдется мальчик, - вещи все из перечня,
Рюкзак, очки, часы и пачка чипсов Lays,
Совсем не зрел еще, и ужасает зрелище,
Вершинами к земле даже склонился лес.
А тихий дом застыл в молчанье небосвода,
Дым, алкоголь, "Вечерний Ургант", плед,
И детский взгляд, который смотрит с фото,
На жизнь, в которой - больше ничего и нет.

Реинкарнация П(С)ЛБС

Оглядев пустоту, силуэт загадал разглядеть в ней следы хоть кого-то:
Человека-творца,
Человека-глупца,
Человека-простого койота;
Часть записки, словца,
В уголке тайника,
Хоть одно откровение Бога.
Неужели один? Только вот почему до сих пор не проходит икота?
Видимо проклят,
к тому же забрел в лабиринт переплётов, пустынных страниц.
Недотёпа, всего лишь эскиз,
Мысли брызг, но кого? Не узнать, хоть кряхти, хоть крестись.
Мрак за ним наблюдал, тишина хохотала,
день сурка покорял рудимент пустоты.
Апогей простоты.
Только цель да костыль, чтоб не сбиться с тропы по дороге в Вальхаллу.

Размылись мили, годы; растворилась тень.
Все что было: чёрный контур, охагуро до мозга костей
Поглотила мать-сыра земля, да перевертыш-день.
Не заполнит пустоту ничто. Памяти складной чужд
силуэт, ставший частью фундамента свалки душ.

TomskiyEnot

Мы обязаны ее спасти, пусть шансы не сто из ста,
Пусть она отреклась от Бога и, словно киста,
Последние пару лет болталась, подобно Христу на кресте.
Мы обязаны попытаться прямо сейчас и здесь.

Реанимационный набор не уместен,
Как научный доклад по эволюции в храме Иосифа.
Ей нужна свобода вдали от стен. И вместе
Мы ее спасём, оклемается ближе к осени.

На двадцать один грамм резко уменьшился вес пациента.
Диагноз верный, скальпель срочно, сигарету анестезией в зубы.
Всю грудь разворотили в клочья, шанс выжить пол процента.
На месте души нет ничего - гласит заключение о смерти.

Предопределенная вероятность

Приветствуешь криком палату роддома,
Едва появившись на свет.
Приветствует мир для тебя не знакомый,
События словно во сне.
Течение лет не раскрасит картину,
Останутся лишь миражи.
Распутье дорог свои ветви раскинет.
Любой поворот — это жизнь.
Зачем мы приходим без спроса на землю?
Ответь на извечный вопрос.
Пророчат религии душам спасение,
Учение записанных грёз.
Зачем уникальность людского сознания
Отмечена милостью сил?
А ты просто веришь, тебе так сказали,
Прощения у них попроси.
Склони свою голову пред неизвестным,
Рассказам поверь просто так.
По жизни обязан искать свое место.
А что там в конце? Пустота?
Ты скоро узнаешь, осталось немного.
Больница. Палата, Постель...
Приветствуешь криком палату роддома,
Едва появившись на свет.

surucucu

она идёт,
оставляя на стенах зарубки.
из года в год,
не оборачиваясь на свой же призрак.
тот эпизод,
где она держит его за руки
почти что стёрт,
не повинуясь её капризам

плохой сигнал.
снова волны теряются в шуме.
это финал?
или так и будет бродить на ощупь?
шумный канал
транслирует, что кто-то умер.
да, он не знал:
ей всегда хотелось, как проще

как хорошо,
вся энергия в нужные пункты.
вопрос решён,
"isn't it lovely?" – ей шепчет Билли.
на сердце шов
не наложить себе, уж не хирург ты.
опустошён.
и для чего они весь тот опыт копили?

идёт на зов,
зачарованный лес будто ближе.
за горизонт,
где не помогут тролли лесные.
это не сон.
он словно магией обездвижен.
всё унесло:
ничего нет в этом сердце отныне.

Zidan

«В эпоху вируса, в год его начала,
Когда нас треки всех с Семнашки прокачали,
А Вова Путин стал правителем Руси,
Вернулся на хип-хоп.ру я потусить!

Пойми, внучёк, в отборе судьбы поломали многим,
Кто не учёл, что среди судей есть ещё и боги!
Злой Кутх на деле оказался даже милым,
Когда явились минусы Качмара Димы.

Катюша Рима объявила батловый протест,
Лишившись девственности за прочтённый чей-то текст.
Рекорд участников побит – решили Всё Пиздато:
На Независимом пиарил тайный агитатор!

От рэперков и белостихоплётов хоть свет туши;
Малолетки быковали, злясь на «форумских душнил».
Я прошёл через всё это, как Давид сквозь Голиафа.
Написав с десяток текстов, обзавёлся фолиантом.
Ты храни его надёжно – дед твой многим нос утёр.
А теперь пора прощаться пред таинственным путём»

Прошли годы… Внук подросший вспомнил дедовский рассказ.
Но он даже не был в курсе, что есть старческий маразм
И в один весенний вечер, когда накатили чувства,
Он открыл блокнот беспечно – на страницах того пусто.

Эмсиха всех эмсих

Когда придумывал тот квест, то он не
Думал, что история будет выглядеть довольно жутко.
Теперь и не поставить крест, там, где
Агония прогоняла прочь боль и рассудок.

Одни сорвались вниз на скалы, а также были те,
Кому изволил показать Тритон свои владенья.
Теперь они "глядят" на солнце, только в полынье
Кто-то обрек на кодокуси* Христа творение.

Когда забрали во Вьетнам из дома, тогда он
Приобретать стал навыки совсем другие.
Раньше считался слабаком, а стал мастодонт,
И собирал трофеи с тел убитых.

Он закопал свое добро, и чтоб каждый вник,
Сказал, что хочет подарить "надежду" людям.
Зашифровал подсказки и написал стих,
Вбив клин между людьми, любовью, между судеб.

- Быть может дашь ещё подсказку, хотя бы мне, бро?
Спросил его бродяга, достав пергамент потасканный.
Он бы не стал, но вызвал гнев ром.
- Подсказка в том, что нет подсказки.

*Кодокуси - смерть в одиночестве.
P.S. История основана на реальных событиях. Истинные мотивы главного героя остаются неизвестными.

nsvsmpt

накануне бури странник к ним забрёл:
обессилен, весь изранен, взгляд его недобр...

твердь небесную окутал морок над селом:
древний бес снуёт, паскуда, ворон ест ворон.
гром ли песнями обуздан? вторит им перун -
мечет молнии и гонит в погреб, в конуру.

а старатели святилищ взором за порог,
в миг охабились, спустили ворот у ворот.
вой над сводом волчий разбудил погост -
мертвечины полчищ, прошибало мозг.

грех апостола – гордыня - происки попа.
чего стоило им сгинуть, в пропасти пропасть.
шторм усилился и небо затянуло зло.
невод мефистофеля - заскорузлый взор.

скульптор, оком лихо, образ на верстак.
культ порока в прихоть, чёрта начертал.
знать того не ведав, вызвал мертвеца:
знать, рабы и смерды молятся в ногах.

гвалт бежал на русло, топот на потоп?
обливало трусов потом их. потом
ночь сменилась утром, тучи развело.
всё прошло как будто это страшный сон.

солнце в небе осветило вёску у реки,
не зря люди говорили: у страха глаза велики.

Drrouxegar

Отче наш, я давно не знаю где ты.
Нет хулы в моих словах, да и я всего лишь смертный.
Это страшно - наблюдать, как кровоточит моя вера.
Полечу ль свободной птицей, коль отдам её как жертву?
Почему. Твоё знамя как победное несут убийцы?
Почему. Голод, смерть, война – это удел невинных?
Почему. Тем, кто сеет зло – любая дверь открыта?
Почему ты так далёк, и в тот же миг так близок?
Вокруг тебя плетут интриги, слышал, я, о твоей гибели
Так кто же ты? В себе един. Но везде под разным именем.
Отчаянным - свет, в ночи надежда, как звезда, маяк вдали.
Но правда в том, что в небе звёзды те уже давно мертвы.
И в каждой из скрижалей за страдания лишь награда
Ибо никаких желаний, а врагам одна лишь кара
И поставив перед фактом, сам себя, ты замечаешь.
То, что весь запас мечтаний в одночасье исчерпаем.
Столько мнений, разный взгляд, не уверен я ни в чём.
Мир – фигура, декеракт, и ни в какой из всех сторон
Истин нет. Как итог, в ад пути неисповедимы...
И огнём оно гори!
Я не знаю где ты, кто ты, всё хочу тебя найти.
Аминь.

Азура

Загляделся однажды на звезды нетрезвым, признавая насколько планетой ничтожны.
Нас очень много и все бесполезны, а в масштабах вселенной всего лишь мы точки.
Миллионы парсек темноты, пустоты, хаоса, боли, и дальше по перечню,
Созерцая ночами километры пустот, я понял, что искать в нём, возможно, и нечего.

Пустые участки, планеты и мусор, а также бесцельно летящие камни,
Будто текстовый файл с безмерным количеством строчек, столбцов, без смысла и связи.
Изучая годами в попытках добраться до окончания знаков и символов,
Смысла в блокноте не сыщешь, дружище, ни жаркими летами ни хладными зимами.

Да и звезды, что на "тёмной бумаге" безумно красивы, всего лишь процессы и обычная химия,
Раскаленные шарики с сознанием мнимым, свечение которых для многих любимо...
Для чего нам тетрадка с бессмысленным множеством текстовых смайликов, знаков и символов,
в которой мы не найдем ничего, кроме своих необоснованных стимулов?

Softh-M

Один слот из трёхсот семидесяти пяти,
Что метит достичь небывалых высот,
Мысли бы пуститься в полёт, но нет,
Под тяжестью часов она медленно ползёт.

Вам сто процентов знакома эта история,
Написание стихотворения:
Как собирает ребёнок конструктор,
Так сходятся буквы в сознании поэта.

Только что-то работа стремится к провалу,
Образы вялые, рифмы убогие,
Волосы дыбом от ломанного ритма,
Отложить сочинение принято было.

Первая неделя в Defense of the ancients 2,
Вторая в Counter strike: global offensive,
И вот осталось четыре дня до сдачи,
Голос в голове кричит:

«Идиот, второй раунд месяц назад был начат!
Где ты ночевал? Черновик разворачивай!»
Читаешь тетрадь, листаешь странички,
А там и нет ничего, как и времени
На написание чего-то более или менее удобоваримого.

ИN

В комнате тихо,
Темно
Свет машин через шторы,
В окно
Взгляд по стенам,
Прыг-скок
Мерещится шорох
Под ритм часов

Куча вещей на стуле - монстр
Одеяло мой щит - он не доберётся
До меня, я в спасательном коконе
Из под кровати руки, вот они

Ещё немного и все, я съеден
Не спасёт ни подушка, ни пледик
Сердечко стучит, его не замедлить
Сжался малыш от страха в постели

Вдруг
Свет
Отец
Открыл дверь и вошёл:
"Спи спокойно сынок,
Там нет ничего"

Улыбнулся, выключил лампу, вышел
С каждой секундой все тише и тише
Пауза, я замер
Молчание в спальне
Шёпот из шкафа:
"Давай поиграем"

fisheraldo#da.vinci

в пустых коридорах блуждают пустые признания
в смятых книгах хранятся скупые обиды на небо.
вскрой ящик Пандоры, и на волю ворвется весна
твое милое альфа не окончит свой путь до омеги.

сыпет сказочный пепел с небес, что сияют огнями,
в океане холодном найдут наш с тобой аэроплан.
черный ящик споет без помех о небесном вокзале,
клавиши выпустят в мир столь родной нейрофанк.

кипы желтых газет разлетятся гурьбой воробьиной,
где-то в символах скучных тихонько запрячешься ты.
я паду на колени пред ними послушным раввином,
полусонным бокалом вечерним укроюсь за дым.

и боязнь высоты превратится в забытую сказку
за бесцельной плеядой гнетущих твой мир вечеров.
бог ребенок, что вычурен, немногословен и ласков
а душа переполнена смрадом...
но в ней нет ничего.

Есения Бениславская

Черти в тихом омуте пили вино,
Тушили сигареты о душу,
Тащили её на дно,
Разбивали бутылки о мысли,
Разводили ночами пожар,
Грязными ногами топтались,
Не хотели съезжать.
Шептали на ухо:"прыгай"
Вечерами затаскивая на крыши,
Заполняя мысли печалью,
Которой никто не слышал.
Прогоняли любимый образ,
Тихой ненавистью кипя,
Ластиком затирая в памяти глаза
И моё любимое твоё:"я люблю тебя."
И смеялись,смеялись, смеялись,
Прижимая вилами мое горло
К холодному бетонному полу.
Каждый раз, когда я пыталась подняться,
Рвали на мне одежду,
Наслаждаясь кровавыми пятнами,
Сыпали солью в меня бездыханную,
В мои раны больные,где давно все прогнило,
А я им улыбалась.Твоё зло победило.

Амецил Ибетист

"Предатель!" - кинул лучший друг вдогонку.
"Слабак!" - в слезах, любимая, сквозь зубы, це’дит.
И даже мать, уж года три, с порога,
Как пса чумного, гонит вон, убогого.

И вот он я! Один. Брожу бесцельно.

Ночь.
Углами зданий режет город
Морок, словно в пасти волка плоть.
Зацепкой глаз лишь церкви стены могут,
В белой краске, стать. (Проведать бога?)
Можно. Вряд-ли будет против.

Закрыто (кто-бы мог подумать), черт!
Ну что, господь, доволен (чем?) собой?!
Смешно.

На мокрой плитке у дверей прилег,
И мир вокруг погас, оставив лишь кусок,
Где я лежу холодный, грязный и сырой.

...

Тепло и сухо, свет в окно
Потоком бьет. Ласкает слух
Знакомый голос и легко
Ко мне порхает босиком
Девица краше всяких лун.

(А стоит ли тебя богиней величать?)
- "Пандора, здравствуй, я скучал".

В руках старинный держит пи'фос,
(Кувшин такой у греков был,
Хранили в нем зерно с оливками)
Тот самый, сказочный, из мифов.
Разок взглянуть хватило б сил...

(Вот он ответ, почему одинок)
Крышку поднял...

А там и нет ничего.

чвсп (человек, возомнивший себя поэтом)

подле города N, посредине лощины,
расстилался ковром мягко-шелковый луг.
как пучок вспухших вен на запястье мужчины,
рассекали речушки кромку рая вокруг.

щеголяли внучата по остаткам Эдема,
звонко лаял барбос, чуть не голос немел.
"скоро,- крикнул старик, - только тапки надену".
старый друг, папиросы. Чиркнул кремень.

...то ли сон, то ли явь, то ли струсил рассудок.
взмокла плешь под видавшим эпохи картузом.
"что с лицом?" - вопросил старина с амплитудой.
вдалеке, в суматохе, неслись карапузы.

вспомнил дед канонаду латунных осадков,
зыбкий терпкий туман, вялый стон кирзачей,
рёв клокочущих "градов", траншеи, палатки,
в алых каплях поляну, восторг палачей.

щёлк!
и мурашки вгрызались в сосуды.
и умолк шёпот смерти, повернув на развилке.
влажный хрип - не последний, не иначе - простуда.
слёзы - не над могилой, лишь рубец на затылке.

томно выдохнул старец: "ничего, задремал".
обнажались вечерние зори.
"ребятня, - проворчав, - ну-ка, все по домам!"
улыбнулся детишек дозорный.

Герантиди

Беготня как из школы в кино, выхожу я в окно,
Не оставив о себе, никому ничего.
Вешался, стрелялся, глотал и перебарщивал,
Челюсти дрожали, выдавая тарабарщину.

Обливал себя бензином, чиркал зажигалкой,
Одежда прилипала, будто пение цыганки.
Мышцы сокращались, как шансы на хорошее,
Растекаясь по асфальту, я – невкусное мороженое.

Ходил по канату, и пытался быть мостом.
Было очень неуютно в газенвагене битком
Стоять и нюхать пот и запах смерти.
Когда я умер, никто и не заметил.

Когда я лежал, и на мои зраки с бельмом
Положили обол, чтобы их принял Харон.
Никто не перевёз меня через реку мёртвых.
Так и прилип пеплом к небесной плёнке.

И в мире эйдосов не оказалось меня.
И в Сансару вроде забыли принять.
Так что приходи смотреть в Платоновскую пещеру.
«А там и нет ничего?» Есть, если ты в вольере.

Дзюдоист шизофреник

«А там нет ничего, за пределами душных Палат»
- Так сказали они, в белых халатах местные Боги.
«Настоящий мир - здесь и сейчас, за решёткой - Израиль и Ад,
Сквозь неё на вас смотрит зверьё, задыхаясь от боли.

Для них путь в наш палаточный город закрыт.
Он для всех под табу, кто не в силах снять маску,
Отказаться от прошлого, выкинуть грёбаный быт,
Аскетично вести себя, не давая поступкам огласку».

Я поверил им, вжившись в сей чудный мирок,
Став частицей отбеленных, мягеньких стен,
По экскурсиям сотни провёл тех, кому рок
Уготовил судьбу подниматься с нами с колен.

Начинаю знакомить с палаты Поэтов и слов,
Где в названии - ложь, но внутри им уютно и весело.
Прозаичными фразами сеют из букв свой улов,
А под кожей - мертвы. Суицидное месиво…

А кончаю где-то под крышей, в палате Судейской.
Там прибывших уж ждёт их строжайший вердикт:
Кто на третий этаж по итогам прошедшего месяца,
А кому – к Поэтам в палату, где он будет жестоко убит.

Шёпот

На стиле.
Природа с фортуной вмастили.
Одет по последнему слову моды.
Борзой породы. Окутал иней
Сердце. Там нет места сукам.
Они лезут внутрь, будто бес попутал.
Их столько, что им было бы тесно,
Но бестолку мечтать о любви до небес беспробудно.
Будни - праздник. Будто в сказке.
Побудешь рядом, если опутала ласками.
Но под утро сгущаем краски.
Сваливай и не думай влюбляться - опасно.
Слишком классный, одной всегда мало.
Хватит на всех. Бабла навалом.
То на суперкаре, то на сутки в баре.
Молодой и злой. Ты не суйся парень.
Твоей даме пихал болты, Не снимая Хаблоты.
После слал её домой. Всё это зная хавал ты.


Король мира. И ты мечтал бы быть таким, братан.
Напрасно, загляни в его внутренний мир. А там...

Deep meaning

Они смотрели друг на друга.
Лихой Амур стрелял из лука.
Переплетались кисти рук и силой поднебесной,
Излишне теплый шёпот губ звучал любовной песней.

Таял туман.
Свирепый раб сжигал символ заката.
В лице мадам - подлый обман.
Бермудский треугольник плакал.

Чуть позже, лет так через семь
Герой – Патологоанатом.
На части рвет свирепый зверь!
Среди потухших тел новатор!

Однако с чистого листа быт став писать,
Судьба легонько повернула время вспять…

Примерно в пять, в обычный день
Лежал мешок с костями у дверей.

Причины deaths в тетради нет.
Так интригованно, манерно
Окинул ткань с век пациента.
Холодный взор заполнил мраком кабинет…

Раскроив плоть, он обомлел.
Исчезло то, что кровь качает.
Что это: сон или печалей натиск прошлого напал?
Быть может, не должно быть его там?
Вопрос слегка так удручал…

Но вскоре записью в журнале пометил коротко и ясно:
Причины нет, искать не нужно -
7 лет назад, ровно тогда в грудном отделе стало пусто…

Kr1one

И никого не стало.
Ни странного, ни печального,
Отчаянно на причалах нас умоляли отчаливать.
Пустые чаяния, как чайки за горизонт
И новые планеты встречают меня лицом.

Покуда на Земле был последним из подлецов.
Окольцованный колесом, колесованный за кольцо.
Я пополняющий когорту презирающих отцов,
Взращённых поколением ненавидящих сынов.

И никого не стало.
Иль стало и сразу много.
Всеобщая санация, санкции, перемога.
Победа вопреки по заветам господа бога.
Сегодня танцы в храме и пляски на синагоге.

Панельные дворцы опустеют ближе к полёту.
Отдельные творцы ищут Воланда, да Фагота.
И не помогли петиции, митинги - это фикция.
Идея фикс, полиция, сдохнуть, чтобы родиться.

И никого не стало.
И мир дрожит после фрикции.
Заходят на посадку последние первые лица.
А ты стоишь как спица, с натужным лицом убийцы,
Надеясь, что банка пива поможет скорее спиться.

Позитрон

В начале было слово, что в дороге времен истощало.
Задолго до голгофы – был богов легион беспощадных.
Животный страх творил идолов, разбивались лбы о твердь.
Фанаты христовы, евклидовы… И кто ж там правым был, ответь?
Космос – безмолвная бездна, лишь спит или слепа – беззвездна.
Не видим ныне свод небесный, лишь каждый вечер манит кресло.
Возможно завтра прилетит к нам враг вселенной Палпатин.
Но стражи млечного пути засели в зоне 5-1.

Породил наш разум неебаццо массу парадигм
Таймер судный зарядив, в часах фазу закоротил.
Висит двенадцать без пяти, готовы все уже стрелять.
Симфония с небес трубит, второго ждет пришествия.

Грааль не найден, на форму жизни монополия.
Ни гор, ни впадин. Размены ладей – и не более.
Задушит нас лассо – века планета ждет подарка.
В начале было слово, а в конце будет QR-код.

Raven

Вот перед нами отличный стих,
Посмотрим же что внутри:
"Я многое вам хотел донести" -
Автор нам говорит
Облачив свои мысли в изящный слог,
Филигранной рифмою поперчив,
Он создал уникальный букет из слов
Но к разгадке не дал ключи
Как известно, ищущий да найдёт.
И сюжет, устремляясь вдаль,
Уменьшает бессмысленных слов налёт
Стараясь найти мораль
Казалось что максимум две строфы
И цимес явится сам
Но мысли роятся внутри головы:
А что если он не там?
А что если всё это лишь предлог?
Волшебная пыль для широких глаз?
Тогда и размер и красивый слог,
Рассчитаны чтобы читатель увяз?
Для того, чтобы попросту с толку сбить?
Нет! Невозможно! Полнейший бред!
Ведёт же куда-то сюжетная нить,
Может в последней строфе ответ?
Так постепенно мой пыл утихал
И в попытке найти посыл ключевой,
Я дошёл до сокрытого смыла стиха -
А там и нет ничего!

smnmbl

можно потратить минуту, чтобы отжаться полтинник от пола,
выучить пять иностранных слов и поднапрячь свою голову.
можно сварганить себе бутерброд и хотя бы наполнить желудок.
столько полезных дел могут заполнить сей промежуток.
но ты пойдёшь до кухни, допустим, молча заваришь чаёк
и прочитаешь этот вот текст, в котором нет ничего.
знаешь, сколько полезных навыков нам бы досталось в награду,
будь мы умней? но я потрачу пятнадцать минут ради восьми строк на раунд.

p.s. отдайте часть призового фонда судьям, ведь они читают всё это дерьмо
p.p.s. двигаем метод Любищева в массы

Белла Бергман

Хлюпают лужи, шагает девчонка.
Лес только разбужен, встревожен легонько.
В одной руке ножик, лукошко - в другой,
Идёт осторожно, немножко листвой
Присыпало всё, неизвестно, где скользко.
Топтать чернозём, видеть рядом берёзки...
Вот благодать, повезло же девчушке,
Что можно гулять ей в лесу на опушке.

Охотница в деле, лесные богатства
Являются целью: травы для лекарства,
Грибов для солений, а ягоды к чаю..
Находки девчонку пока удручают.
Всё ходит, да ищет, но бестолку, пусто,
Вокруг всё в грязище. Полезных ресурсов
Пока не видать; а прошло часа два!
Не лезут к ней в руки ни гриб, ни трава.
И небо так хмуро, что хочется плакать.
(а речи фигуры опишут ли, как там?)

Хлюпают лужи, шагает девчонка.
Красив лес снаружи, внутри - ни опёнка.
В лукошке - сучок, две травинки и жёлудь
Печальный итог. Сквозь рябинки и поле
Домой идёт грустно охотница наша.
Путь листьями устлан, и рядом пейзажи.
Красивое всё-таки времечко осень.
А что до даров лесных: нет? Да и бог с ним.

pochtoviy_ya

Бесконечная гонка. В погоне за смыслом.
Я вроде устал. Я немного расшатан.
Соберу чемоданчик потрепанных мыслей,
Что в небо меня отправляли, как шаттл.

Кошмарно и боязно. Мир безразличных.
Океаны души превратились в пустыни.
Пустыми мы были, но знали отлично,
Как жить, задыхаясь от фальши и пыли.

Виним мы в ошибках судьбу и удачу.
С охоткой ныряем в пустынные души.
А внутренний мир безыдеен и мрачен,
Когда с океанами путаем лужи.

Казалось бы, глубже вникай ты в плакаты,
Но нет, мы ведемся на глупый маркетинг.
Ума бы еще, да большую зарплату,
А мы все конючим: "пустите нас в третий"

Довольно мир прост - нами правит простуда..
Надели мы сами на мысли оковы,
К утру я исчезну. Запомни, подруга,
Хоть я и пустой, но я твой..
Твой Почтовый.

хуйлапан мц

сидя у деревянного окна, озарённый детским любопытством,
понимал: ваш этот космос нельзя пощупать на картинке.
день шел за днём, на виду одни и те же угрюмые лица.
развернуть бы крылья свои, да к этим маленьким бликам!

заплатал дырки на пижаме мятой, и мой готов скафандр,
в роли шлема выступал запятнанный пылью шарик-аквариум.
а кислород? ну ничего, бабуля же прошла через блокаду.
я же ненадолго. переживу, тоже чуть-чуть поголодаю.

я выхожу за порог на орбиту земного шара.
тут собачкой проплыть и достану звезду!
но, как ни крути, все же больше желанье играло
остановиться и полной грудью просто вдохнуть!

усатый дядька в планетарии мне не наврал:
"плати и смотри, но потрогать руками нельзя".
а чем отличается эта стезя?
кто сможет мне рассказать?

где мои звёзды? вокруг пустота!
и все мои грёзы канули в никуда.
вроде и вижу, но взять не могу.
почему моя мечта иссякла так, на корню?

сгинули силы, дышать могу теперь я только на ладан.
в космосе нет ничего,
да ещё и,
сука,
прохладно.

Arthashastra

Таракан лежит на полу и шевелится шестерёнкой.
Нет шести ребёнку, тебе. Погремушки лучше не устерёг ты.
По ТВ две модели глаза-сапфир, над башкой потолочная плесень
Зарождали жажду внутри на богатство истолочь детство.
Учёба на 5, универ – бюджет, коньяк декану за практику.
– С чинарём опять за базар тереть?
– По-другому в банкиры увы не катит, брат.
Наконец зашибаешь бабло, ренегат по Бальзаку безбашенный.
При дворе кашевар понтовый, уж однако не радуют каши.
Даже модели с ТВ: рядом с тобой в 3D,
Но куда исчезли те две и склады идей в голове?

Золотая жизни строка
Прижужжала яркой пчелой.
Отворил ей окошко. А там?


Таблы, транки… алеют в округе кризисы,
Красные панки в землю коллегам оформили визы.
Гобсек, ори: ирокез – Бог!
Индейцы восстали, твой делят пирог.
Раздевает-грабит бунтарь-креол
С причёской попугая бурлескной.
Тут порука круговая известная –
Спустя пару лет поток термидора
Смоет в Лету трофейные запонки.
Когда ирокез откроет окно,
Гобсек в пустоте поржёт обязательно.

Agnes

Знать, молитвенник в стол — и до завтра. Голос старца утих за рассветом.
На обрывках листов видно дату: год проспал у жены — в паре метров,
А портрет все молчит неустанно и румянец уж еле заметен.
В голове тот же крик — в меру давний, в меру завтрашний, — век в завете:
«Обещал, обещать буду после — снова рядом. Увы, лишь с плитой.
Обещал, обещать будут кости: в дозу яд, коль увидишь с другой.
А блудницы, разврат или горше — свет гниет, пока мором живой.
Пробуди же закат мира, Боже: снизойдет война с горем в любовь!
Где мы́.
Где мы́ были б рядом без метров в песок!
Семи миллиардам — семь смертных грехов!»
Лучи.
Помолчал — и домой, или прочь от могилы:
По́лно чар от родной и цветочно любимой!
Мерно годы вместя́тся в бутылке за баром,
Непокорно сменяя унынье забавой.
Век долой! А за ним и прискорбные сутки.
След домой, знать, простыл за пеленками в юбке.
«Не разврат и не блуд — отражение срока», —
И в объятьях уснул на постели с ребенком.
Неприметно.
Тепло.
Посмотрел на глаза незнакомки,
А та: «Минет — ничего?»

Greycat

Торжество, за столом все родственники.
Тосты воцарились и смех.
Он заходит с кульком огромнейшим,
Что сверкает блеском от лент.
И вручает коробку странную
Всю украшенную и обмотанную
И на торт он смотрит глазами
Текут слюни на пол мне там.
После праздника я полчаса
Распаковывал тонны бумаги
По следам бежал, и от края шел я,
Раз пошел, то найти этот клад бы
А бумага всё не заканчивалась
Я как лошадь из колесницы
Все ишачу, весь день ишачу я
А КПД мне всё колья в спицы.
И добрался до последнего слоя
И не понял, в чём же прикол?
Завершилось, как после дневной
сиесты. Я снова в завод
Но работы моральной и нравной
Но заблочен во всех сетях
Тогда я понял: дружбу меняют
Даже за пару кусков торта́
Тогда я понял, в дружбе бывает
Место алчности и пустоты
В нём ничто и ничто осталось
Перестал быть по жизни простым.

Физик Жора

Слышен смех. Пот. Жар. На дне.
Выше всех? Топ? Жаль, но нет--
Лишь исте... "Стоп! Важно? Бред."--
Мыслил клерк-- вновь жажда: вверх!
Но как не нервничал он, _ "там" ведь нет ничего--
Его эфемерный огонь не станет вечным. Чинов
Не знает, но наслышан-- кабинетный щегол
И на линолеум для них он так и метит челом.
Его бледный чехол с бетоном-- "Блендамед", ведь чертовский холод,
Бел, как мел. И чертой жил схоласт,
Ведь во тьме ничего святого:
В голове понаставив рамок
(Фотостудию, что ли, открыл он?)
И боясь, подрастая, равным
Стать со всеми, молит двукрылых.
Страхи вдруг сам себе придумав,
На полу начертив круг возможностей,
Станет тут так сидеть придурок,
Хоть стереть след чернил-- тут по должности.
Потому он обречен. Меф, стресс, бессоница.
Крики "ты тут ни причём" и "Не здесь, бессовестный!"
Как "Чебурашка", твой мир придуман-- тебе вроде бы, офигенно,
Ты не против, но ты сам себе подобие антигена.

ДэйлZет

хамелеоны выживают, репродукция страха.
распечатаем картину для психотерапевта.
наша личность потеряна, на ней куча масок.
себя не найдем и мозг нужно проветрить.
__
свалка фальшивых друзей лайкают фото.
мы с каменным лицом отправляем смайл.
наша реальность вскоре станет гарротой.
приложение на ночь, пролонгируем тайм.
__
ангелы хитры, несут смерть как Робледо Пуч.
а доверие к людям погибло давно - астродон
ищем гармонию в мире, поиск чистых чувств.
потеряна личность, масками забит гардероб...

da_talovo

Космической машины остов завис, вакуум ввёл в ступор
К мечте путь вдруг не просто тернист - внутри корабля три трупа
Шедших всю жизнь навстречу тому, что светом считали глупо

Как начиналось всё? Судьбы людей не были вовсе похожи
Разве что рядом безумных идей, что год за годом их гложут
Первый сгорал от жажды наживы, c детства зная нужду
Шутку сыграл с ним каждый, кто лживо ему это ставил в вину

Второй же всю жизнь был паршивой овцой, терпя ото всех помыкание
Власть вожделея, унижен средой, желание лелеял в тайне
С третьей всё просто – это тот случай, когда по прошествии времени
Гадкий утёнок, как ни старался, не станет прекрасным лебедем

Но вот прогремела по миру молва,
Что есть где-то в небе такая звезда –
Мол: «Выполнит ваши желания»
Они на борту - начался путь - сквозь световые годы
Ах, как же жестоко обмануты будут хитрой света природой

Увидев, что цель их упорных стремлений на деле давно погасла
Лишились надежд. Что дальше? Итог в первом абзаце.

Литтл Стюарт

Промозглый ветер. Всюду слякоть, лужи.
Прекрасный вечер. Стынет знатный ужин.
Рабочий день закончен. Трапеза в ресторане.
Раб божий Ден озабочен тратами в данном зале.

Денис отправился домой, оставив щедрый чай.
Вокруг не зги, в ночи луна весит, кидая лучи в даль.
Печальный город. Шаг за шагом он ближе к дому.
Но почему не хочется войти в квартиру снова?

Там раньше свет сиял, смеялись, пели жена и дети.
Он их любил, и был самым счастливым на планете.
И тут он вспомнил этот день, и навернулись слезы.
Скрип тормозов, скрежет металла, он ничего не может.

Не может ни исправить, ни вернуть родных назад,
Лишь с фотографии глаза троих людей глядят.
Он перед дверью, но зайти сюда он не готов.
Зачем входить, ведь там и нет родного ничего?

Знакомый глазу старенький диван. Настенные часы.
Бокал XO в руке и на щеке слеза. Куда ему спешить?
Вопрос. Пойти ли завтра на роботу или петлю на шею?
И все ж. Ведь нет на свете ничего этих троих роднее!

Ян Зотов

Той неспокойной весной я беспощадно страдал.
Глупые люди - отстой, всё превращали в скандал.
В склочной семье, как в совке, - мудрость терпил и враньё.
В той загрязнённой реке мусор манил вороньё.

Словно какой-то шакал, был недопонят людьми.
Много часов посвящал неразделённой любви.
Очень отвесить мечтал этим паскудам люлей,
Ну и, повесив кинжал, сдриснуть оттуда скорей.

Было тогда на уме всё навсегда поменять.
В тот препаскудный момент - топ вариант для меня.
Скучным совкам вопреки мысли несло далеко,
Думал из мутной реки выплыть довольно легко.

Мне предложил аксакал собственный хитрый путь вверх.
Помнится он обещал помощь и быстрый успех.
Я же, поверив словам, будто узбек кочевой
Прибыл на место, а там пусто и нет ничего.

Он говорил: "Помогу связями, мой дорогой",
Жизнью снабжая мечту как кислород под водой.
Много потратив бабла, чуть не наткнувшись на нож,
Понял, что это была чудная гнусная ложь.

Метатезис

Энди Уорхол однажды сказал в интервью:
«Лишь “ничто” идеально и стильно».
Ощутив интерес жаркий к небытию,
Наш герой зажигает светильник.

«В философском подходе конкретики нет –
Есть формальных понятий подмена.
У одних “Абсолют” – на вопросы ответ,
Для других суть предметов нетленна».

«Даже вакуум – он на “ничто” не похож,
Ведь полей никогда не утратит.
Так что в физике, друг, пустоту не найдёшь.
Посмотри в математике, кстати».

«Мы даём тебе “ноль”, больше ты не проси,
Пусть он пуст и внутри, и снаружи;
Осязать тут никак, только изобразить». –
«Мне не нужно замен неуклюжих!»

А священник сказал: «Из “ничто” вышло всё,
Перед этим был Хаос Великий,
И кто в Бога поверит, тот будет спасён,
Но решения нет у религий».

И бесплодных попыток подсчёт проведя,
Он поймёт на последнем рассвете,
Что закончились поиски небытия –
И оно через миг его встретит.

Бомгард

я благодарен каждой пуле без адресата -
внутренний компас соединяет восток и запад.
сколько бы ты, костлявая, ни плясала,
мы повторим. повторим - повторять не надо!

я благодарен цветам, не хранящим память -
соединяющим, дарящим танец страсти.
вместо часов нужен маленький календарик,
счастье, когда каждый день в нём помечен красным.

я благодарен людям без автоматов,
небу без дыма, крышам над головами.
я благодарен предкам, что созидали
мир без войны, добродетели без бравады.

там позади - пустота, в ней стоят столбами,
люди, прошедшие ад, без греха, при жизни.
едет по крови техника на параде,
выпей с костлявой, после и попляши с ней.

съешь шашлыка - это тело солдата, мясо,
выпей вина - это кровь миллионов павших.
я остаюсь в квартире, ведь разобравшись,
что отмечаем - становится очень страшно .

Собака Степан

Собачка говорит гав
Кошечка говорит мяу
Тенри говорит я сдал
Посмотрите, я сдал!

Вот
мой
текст

Я
На
писал

Да
Я
Сам

Оо======D

Я такой охуенный
боже
Пацаны, накидайте сердечек
И тогда я еще
больше
Вам хуйни нанесу.
О вечном

Экзистенция, Кафка, мета-пост-пост
Сартр и Сталин, котики, холокост
Гробгробкладбищепидор
Что модно сейчас?
Хуйня
Постная
На серьезных щах

Типа со смыслом - но нет нифига там
Графомания
Серо
Сыро
Глупо
Считать себя
Литературным гигантом,
Пихая свою стихотворную залупу
Во все
Дыры

Но без этого ты не можешь и дня теперь
Нет стиля, хоть обосрись. И ты
Под пивас на лист давишь очередную невнятицу,
Покафкивая глубокомысленно

Творчество - вторчермет, когда сказать нЕ о чем
Все, на что ты способен -
Контент для паблика, где такие же неучи
Актуалочка, блядь, стихи на злобу

Тебя хвалит подземный кот, когда сыт,
И другие кукушки -
За-взаимные-лайки-поэты
Даже если Собака твой текст обоссыт,
В нем будет больше смысла.
Подумай об этом.

Zubch

В жизни бывает этап пустоты.
Это очень серьёзный и сложный этап.
Там забываются все мечты,
А всё, чего хочется: просто молчать.

Сводят с ума бесконечные мысли.
Они утверждают, что всё было зря.
Нечто толкает свести счёты с жизнью,
Ты забываешь, что есть семья.

Кажется, будто упало небо
На плечи твои, и его ты несёшь.
“Больше не манят места, где я не был.
Что ощущаю? Лишь сладкую ложь”

Я сам проходил через этот этап.
Словно стрелой я летел в могилу.
Однако, сейчас, сообщить я рад,
Что уничтожил пути к суициду.

Этот этап лишь иллюзия мрака,
Что встал пред тобой, как логичный конец.
Этот этап питается страхом.
Только не бойся и ему надоест!

Надоест тебя мучить, и он пройдёт.
Пройдёт, как и всё в этой жизни проходит.
Мир - океан. Тут есть штиль и есть шторм.
Но этот этап...это нечто иное.

Очень много людей он сослал на тот свет,
Ему всё равно, ты дитя или взрослый.
Но как бы то ни было, помни совет:
Никогда ничего в этой жизни не бойся.

Судаков

Лирики, что нарочито сыплют архаизмами,
Нелепыми эпитетами, вычурным снобизмом
Сплошь и рядом. Нудный китч. Лучше прослыть антагонистом,
Быть непризнанным. Пускай все судьи вычеркнут из списка.

Пусть и так. Зато живой. Простой, без наглых приукрасов.
Пустота и томный слог – застой в умах. Гони проказу,
Прочь из мыслей. Будь собой, не то однажды навсегда
Погаснет страсть, поймешь – зачин твой оказался мнимой сказкой,

Что не видно и намёка на мораль, идею, личность.
Ведь не тот творец, кто пачкает тетради как конвейер,
А скорее тот, кто полностью сгорал в огне, как спичка,
Отдавая делу жизнь и, не утратив на мгновенье

Даже чувство жажды. Судьи, а теперь немного взвесьте
И обдумайте слова мои. Долой душнил фантомов!
Путь талантам, будь что будет! А на этом перекрестье
Указатель графоманам лишь укажет путь до дома.

Новый

*P:
- До тайных уголков вселенной долететь непросто нам.
Но если долго ввысь смотреть, теоретически возможно
Увидеть на своём веку, как очень смелый космонавт
Шагает в будущее в туфлях с эмпирической подошвой.

**W:
- А если космос хочет скрыть свои жемчужины от глаз?
Ведь, чтоб сгрести улики в чёрный ящик, нужен лишь коллапс.
Законы новой пустоты предстанут чуждыми для нас.
Вдруг многотомные труды учёных - чушь и профанация?

W:
- Диктую новый курс!
К запретной зоне пусть
Нас сталкер поведёт, искать глубокие вертепы.
Оставив только суть,
Взглянув в чертоги душ,
Получим, наконец, то, что любой из нас хотел бы.

P:
- А коли мы нарушим покой, не обнаружив
В начале философском даже чистого листочка?
Мне лишнего не нужно.
Ни выше и ни глубже.

Зачах на том их спор, как страшной истины источник.


Примечание:
*P - профессор
**W - писатель
Сталкер - проводник по зоне
(Персонажи "Пикника на обочине")

ПиратЫшка ГэксЫ

-Тут нет ничего! - боцман орет.
-Но обманывать Гэкси не посмеет никто!
-Мы где-то ошиблись? Может остров не тот?
Нас опередили! За ними полный вперёд!»

Но перейдём, пожалуй, к началу истории:
Мы пришли на Тортугу после рейда удачного,
Матросы в кости играли, ром пили вволю и
Веселились с девчонками - все ведь проплачено.

Мы с квартирмейстером подходим к таверне,
Как вдруг нам путь преградили четыре амбала.
Их больше, но со мной пистолет, и у них шансов мало,
Если вдруг заварушка - то без сомнений я выстрелю первым.

Но драться бойцы не хотят, у них есть ко мне дело:
-Пиратышка Гэкси, карта у нас и мы знаем, где клад.
Нам туда не добраться, команда нужна с капитаном умелым.
А лучше тебя никого нет на острове, бьюсь об заклад.

Я только рад,
Ведь морские волки
Долго на суше не могут.
Хорошо, брат, -
Говорю - Нам недолго
собраться в дорогу

Приплыли на место - там только следы
А на горизонте корабль
В море выходим, в погоню за ним,
Идём прямиком в третий раунд.

PunchBox

Punch на батле – персона нон грата.
Давно прорисован мой фатум.
«Никчёмный сумбур», наречённый халтурой,
Щекочет задротам простату.

В поисках критики и аргументов
Пришёл я на стримы судейских баранов.
Однако, «довольствуясь» кислым еблетом,
Нашел там лишь тему на раунд.

Ебучая тема – в штанишках у Саши,
От девок простыл и след.
Минутная драма и Саша покажет
Подруге свой «Хэпи» Энд.

Нет, я не контркультурщик.
В этой навозной куче культурой не пахнет.
Я не поэт, я тут просто попутчик.
Купил до конечной билетик в плацкарте.

Мой самолично составленный
Список талантов – Свиток Дракона.
Лучшие тексты за раунд – низкая проба.
Словно «цитатки» Стэтхема или считалка Мирона.

Судейская свита напомнила Фогги
С Funhouse TV. Как там ваша диета,
Адепты высокого слога? Геена
Зовёт и уже распахнула чертоги.

И, кстати, специально для говноедов:
А там и нет ничего, ничего там и нет,
А там ничего и нет, ничего и нет там.
Идите нахуй со своим негласным запретом!

Appolyon

По разбитым этажам давно летят пустые пачки.
Все трубы дышат небом и от этого не легче.
Сколько бы не старался, третий год бумагу пачкал,
Там нет ничего, что порадовало хоть на вечер.

С каменными лицами каменные дома.
Вся погода города на четырёх томах.
Слышал не по годам, что синоптик не прогадал.
Лишь времечко промотав, обязательно передам

Там нет ничего на что ты так давно надеялся.
Правду лишь расскажут только звёзды путеводные.
Раз таки зашёл, всё же раз таки осмелился,
Даже не смотри на меня глазами тёмными.

Серые небеса, все магнитные полюса.
То, что так долго строил, я вскоре сломаю сам.
Развей свои паруса, голос весь по низам.
Там нет ничего и с огромного колеса.

Там и нет ничего.
Ни любви, ни правды.
Всё сказать в глаза, когда ты поддатый вновь
И в самой середине раскрыть все карты.
Боже, почему мне так долго падать? Но
Нет ничего, что так долго искал.
Нет ничего, что так долго просил.
Нет ничего и ты вновь опоздал.
Нет ничего и выпал без сил

Жора Безругаль

Застряло солнце в зените:
Там колесницегонитель
Обрёк родную обитель
На голод, горечь и гибель.
Ведь, если вечно двенадцать,
Не будет солнце скрываться,
Не заблокировать, братцы,
Грядущий мир пертурбаций.
Являясь старым паяцем,
Я смог во всём разобраться –
Шепнул на ушко Гораций,
Где изыскать мне засранца.
И на Олимпе, на танцах
Я, пояснив всё на пальцах,
Дал Аполлону по яйцам,
Разбив фонтан популяций.
И пантеон олимпийцев,
Как горстка слуг перед принцем,
Решил тотчас расступиться,
Борясь с соблазном амбиций.
Когда же страх стёр границы
На их растерянных лицах
И опустели глазницы,
Я понял: мне это снится.
Я понял: мне всё по силам.
Как всемогущий Джон Сина,
Убил Харибду и Сциллу
И поборол все бациллы.
Изжив проблемы до унций,
Решил в реальность вернуться:
Избавить мир этот куцый
От бед, невзгод и безумцев.
И, пробираясь сквозь терни,
Вспорол я сон, достав блендер,
Как стула ткань Остап Бендер.
И замер: «Что там?»

Клиффхэнгер.

Заводной Апельсин

Мне 10 лет, я просыпаюсь нехотя в семь утра,
На столе омлет, перед школой уперся в экран,
Затем уроки, обед, двойки, домой пора.
Быстрей к Егорке, Петру и Вовке во двор играть.
Домашка? Пофиг, время спать, ведь поздно,
Но лечь боюсь, меня ждет подкроватный монстр.
Я слышу хрип: очень страшный, грозный!
Выход один - под одеяло и война с неврозом.

Мне 30 лет, я взрослый, опять встаю ровно в семь утра,
На столе омлет с примесью пережи́тых утрат,
Затем работа, опоздание, штраф и начальник-гад,
Море мата, ругань, я раб, но быть дома рад.
Включил телек, из кухни тащу винегрет и хлеб,
На улице темень, а тело тухнет, ищу обогрев и плед,
Как вдруг затея! За дело взялся, жду его гнев и бед,
Заглянул под кровать, а там... ничего и нет.

t1mga6

Спокойная ночь в обветшалой сторожке.
Под желтою россыпью звезд
В живом уголке среди тысяч усопших
Дремали смотритель и пес.
Почудился шорох - и сторож очнулся:
На кладбище только неделю.
Всё крики и стоны - покоя нет чувствам.
Уже пожалел, что пригрели.
Внезапно свет фар ослепляет глаза,
Шумит приглушённый мотор.
Пятерка мужчин, покидая Ниссан,
Находит сторожки порог.
Смотритель с опаской, оставив собаку,
Выходит без шума из будки.
И тут же к бедняге приставили Магнум,
Уверив: ребята не шутят.
Велели вести их к особой могиле,
Желая увидеть в ней нечто.
Копать самому убедили лишь силой,
Сказав, что не будет осечек.
Раскопки окончены. Вскрытие гроба.
И пятеро замерли молча...
Внутри - пустота, все усилия - в топку,
Все - в шоке, а сторож - хохочет.

Со злости его оттолкнули в "коробку",
А в доску забили последние гвозди.
Земли накидали и сразу в дорогу.
Заполнить пустоты бывает не поздно.

SimbiozZz

Я с детства плохо видел мир, сидел на первой парте.
Втереться сложно в коллектив, очкастый - нестандартен.
Боясь, от всех я прятался, но был один напарник,
А класс всего лишь сборище попутчиков в плацкарте.

Я верно ожидал конца, чтоб выбежать на станции
И часто отключал WhatsApp, пускай пожар – я в панцире.
Но не доехал мой состав, или же я опять отстал,
Я резко от нуля до ста. Лежу в крови, как в глянце.

Тусклый свет, а за ним – яркая темнота.

Милый голос медсестры в сознание проник.
Таинственная темнота молчание хранит.
Я чую запах молока, жар пирожков горячих,
Не верю я своим глазам, отныне я незрячий.

Сосед рассказывал о том, как за окном красиво.
Я слушал и завидовал, ведь боль невыносима.
Он злейшим был моим врагом, хоть зла и не желал мне.
Я всё, из-за чего переживал, сейчас пережевал бы.

Он ночью помощи просил, я злой «не видел» рацию.
С утра успешно провели врачи мне операцию.
Войдя в палату – онемел. Все стало вдруг мертво.
Сосед без пульса, я – к окну. А там нет ничего.

Арарараги

Слепой отработать не смог Листом
Заход на убой там но ноль смысла
Достойный прохода? Игрок? Призрак
Их строки глубоки ведь дно близко

Горы разборок, конфликтов, скандалов
Строчек так много а смысла так мало
Пристально пялит, не сомкнуты очи
Что же он хочет?Лишь выстрелить в батлах

Искал что-то в батлах? Ошибся порогом
Отважные схватки? Лишь визги и грохот
Охотничий путь? Междуречие войн?
Приходишь в игру а там нет ничего

Nevermind

Судья не ест и не пьёт третий год,
Сидя с умным видом,
Он все никак не поймёт,
Сей невъебически мощный верлибр,
Такие сложные фразы —
Вассермана загнали бы в угол,
Судья доселе ни разу,
Столько слов новых не гуглил.
Судья доселе не верил,
Что кто-то способен решить,
Секрет открытия двери
Его тонкой как волос души,
Но что же сокрыто в стихе,
Среди плотной толщи метафор?
Не понять ни за что судье,
Ведь не может понять и автор.
Ведь писака просто без всякой,
Нагрузки и умственной пищи,
Какой-то там текст накалякал,
Кому смысл нужен — пусть ищет,
Не нравится? Значит тупые,
Просто я вижу глубже,
Просто я мыслю шире,
Ставь мне десятку,
Ну же.

Мы привыкли искать во всем смысл,
Давай, покопаем. Ещё.
А там... А там и нет ничего.
Красивый бессмысленный высер...

kaizen

На лице ни один мускул не дрогнул
Слова- мутная жижа, всё дело во взгляде
В болоте отношений водородная бомба
Какого беса ждёшь, пока шаман камлает

Сама-то как? Устала и забилась?
И Будда на стене уже не помогает
Ом мани, но просвета не видно?
Совсем помешалась от запаха гари

Истеричка палит любовные письма
И с каждым новым глаза-бусины блекнут
Залилась вином, профилактика вируса
Впустила в дом зло, сама не заметив

Все стены исписала угрозами мести
В руках у Гаутамы мирный флакончик с ядом
Сансара настигнет, не сейчас так через месяц
Она готова к богам, вкушать ласку и правду

Но осень сменила зиму, дева кеды на кроссы
Красное глушит капризы, чётки дают спокойствие
Ум- лающая собака, флакончик проверка прочности
В голове ясность до завтра, но вдруг кошмар продолжится

***
Так просто быть духовно наполненной
Но ты пустая бутылка с пробкою
После зимы наступит оттепель
И дева поделит себя с кем-то поровну

кудесник Эн

Утопаю в среднегумусном чернозёме
Всё в говне по колено.
Стопы - покусаны пчёлами,
Набухшие вены,
Пятки, как грузди в рассоле,
Как труп старика
В формалиновой бочке,
Ноги не очень, в общем.

Буровлю поле по воле гельминта
Из голов, где говна по крышу,
Брови хмурит элита,
Чтоб слова их расслышал
Любой младенец,
Самое оскотшее быдло,
И слова обращало в действо,
Солдатом враги побиты.
Не царьку же ходить по почве,
Нет, цингой то болеют вряд ли,
Но, будучи королями,
Говорят, что ноги не очень.

Делаю шаг земле на встречу
*БАХ*.
Света белая шаль, миллиард микротрещин
Обжигающий жар.
Продираю глазной хрусталик.
Вижу лазарет, где в говне все простыни.
Умирают на койках ржавых,
Кто по завету царьков были посланы.

Бороздил свою грудь заострённой щекой,
Что бы взор свой направить к низине.
Только вместо двух ног... Там и нет ничего,
До бедра всё взяла с собой мина.
Под морфином, проклиная обрюзгших вождей,
Мне лежать ещё длинные ночи
И настолько же длинным будет и день,
А вот жизнь, да и ноги не очень .

Дядя Ди

Моё место - в эвкалиптах неевклидовой границей
Извиваться, как Калипсо в Одиссеевых руках.
Моё место - в цирке фриков называться фрау Дикость,
Из ухмылок cа́re mо́gli доставать смущённый "ах".
Прочно сшиты стены клетки, кокон гусенички едкой,
Перевод железных стрелок на дорогу взрослых бук.
Буки знают взрослых деток, отбивают на котлеты,
Лучше бабочкнуться к лету, чем размазаться в рагу.
Кокон крыльями раздену, повзрослеть - пустое дело,
Ну теперь под темень в танго, на Бали или в манеж.
Там снаружи жизнь по лужам кружит, сокруша пределы,
Я не разуверюсь в буйствах, ждут Гаити, Марракеш...
Нынче ночью в сантиментах разочаровалась. Зелень
Стоит большего азарта, чем бессмысленный мятеж.
Джунгли жужелиц и рожи ничего не стоят всё же,
Там, за клеткой, непохоже на свершение надежд.

Red Ranger

Сколько взглядов в будущее...
Слушать в щель, когда душат прелести.
Скушай ненависть, с нею - гордость,
Ляг на пол, гость. Но полность-
Ю слова не звучат в молитве.
Зачатые во рту, превращались в крики.
Крик и глоток воды.
У истоков родных
Удар исторгнут под дых.
Глухой звук, конец пути.
Ты пошёл с ней под венец? Дальше не пройти.
Нет, прости. Ничего в округе,
Только чёрные мухи, или это были муки?..
Как незрелые потуги утвердиться
Там, где лица, там где люди - кровопийцы.
Я хотел сказать лишь пару слов, но в ответ зашипела таблетка.
Я подошёл, обнял её и выпил кружку воды.
Искал в тонеле надежду, увы,
А там ничего и нет-то.

Тофсла

Взрослый. Проседь. Артроз.
Спал бы без просыпу.
Только просит сын
не гасить ночник в виде солнца.
В шкафу у подростка,
за дверцей с постерами,
Среди одеял и простыней
якобы живет монстр.

***
Помню детство. Отец вторит,
превращая мольбы в жаркий спор:
Послушай, у теней странные формы,
но все иллюзорно. Виновен фольклор.
Там, среди вороха блуз,
футболок, пуловеров, Пусто.

Знаю, у страха глаза велики, но...
Слов в мое пересохшее горло
набилось не больше
чем в немое кино.

Помню смрад:
кровь и гниль.
в белых мраморных впадинах
тлеют огни,
жадно глазея
из гардеробного зева.
Ветки царапают ставни.
люди спят, начитавшись
советских газет,
Не читавшие — и подавно.
Луна дарит
свет свежей росе.
А у меня на полке будто засел
разлагающийся кадавр.

***
Снова взрослый.
Та же проседь и детская спальня.
Только страхи растут вместе с нами,
как уродливый горб.
Сын, ты, наверное, знаешь,
там ведь нет ничего?

Колхозный Панк

Мои друзья. Суматоха. Веселье.
Смеёмся так, что аж слёзы текут.
Ходит по кругу бутылка портвейна
Каждому по глотку.
Май в самом разгаре. Идти надо скоро.
Сейчас. Только выпью на посошок.
Бутылку беру. Смочить чтобы горло,
А там и нет ничего.
Да и плевать. Я все же поддатый,
А значит день-то прожит не зря.
Постою чуть-чуть. Полюбуюсь закатом.
Да, я романтик. Тогда когда пьян.
Пойду-ка к любимой. Куплю ей тюльпаны,
И быть может что-то к чаю ещё.
А деньги-то есть? Проверяю карманы,
А там и нет ничего.
Ладно, нестрашно. Нарву ей ромашек,
А сладкое вредно. Надо худеть.
Милая, вон она. Рукой уже машет.
И я ей помахаю в ответ.
Я счастлив. Как будто бы нет всех проблем.
Пахну портвейном. Гол как щегол.
Когда молодой, что там в голове?
А там и нет ничего...

WISHON

Запуганный мальчик в скверной палате.
За курткой-"спираль" с пяти лет-сирота,
закутан во мрак, подключён к аппарату,
За кудри во снах держал мёртвую мать.

Говорила она, чтобы он не наделал глупостей:
"Нас не вернуть, сына,нас не вернуть",
и слезы сбегали в "соседний угол",
увы,этот мир не детский рисунок

(Смерть его родителей)

Муж и жена после ужина в ресторане,
Неуклюже из тьмы едут по трассе
К любимому сыну домой в Чебоксары,
"ловушка судьбы" в них влетает КамАЗ...

(Наше время)

Проснулся в поту в одну из ночей
Под тумбой мерцал густой силуэт,
От луны искажался,так падал свет,
у кровати стоял сам люцифер

-хочешь увидеть маму "живой"-
тогда заключим договор.
-какой?
-подписывай тут вот нож и перо,
Разрежь ладонь,чтоб капала кровь

Мальчишка подумал-будь,что будет,
Сделал все это,и продал душу.

увидел он предков лишь на том свете,
взамен Отдал душу,таков договор,
взглядом на зеркало.-где мое тело?
и понял в момент"а там и нет ничего"

Velvet.Sunrise

Мы все пусты
И в пустоте, конечно же очаровательны.
Мысли - глисты.
И всех глистов -считаем мы собратьями

(И не случайно...)

В нас нет концептов,
Лишь шаблоны.
Мы, без рецептов,
Жрем обезболы,

Что утолят нам тяжесть уникальности.
Родившись личностью, почти гениальностью,
Мы выжжем все цветы над черепами
И ищем наши корни. Кем мы стали?

(А кто мы сами?)

Мы все заложники системы Образов,
Но за доктриной масок - также пусто
Ты вынь наушники и "слушай в оба" зов,
Без кляпа и глистов - гниения искусства

(Оно тает...)

Оно погибнет
На паперти
В роли богини
Искательницы.

Смотревшей в глубину себя
Что б истины найти хоть след
Отрезвила её мольба
Мол - "там уж ничего и нет"

(Всё улетает..)

Имперский Стаут

"Эврика",- наперебой гласилось недавно,
Эдакий прибор появился исправный,
Как дедушки худо кривились в диванах одни,
А сейчас по силам завязнуть в барханах времени.

Старт скоро начнется,
Стать пора добровольцем,
План века предельно понятен -
Понять куда делся отец-основатель.

Последний проведен инструктаж,
Уколов множество вколото,
Окисленный пошел по проводу газ,
Ловко ныряю в тревожности омут я...

Душа заключена в гиперкуб,
Окружает белком кромешность,
Кишат миллиарды цифр и букв,
Осыпаясь песком перетекаю в цифровую я вечность.

"Эврика",- повсюду гласилось недавно,
Но потеряло свой прежний запал
По последним данным:
"Вселенная - частица кода, который кто-то создал".

Васька Ягужинский

Дребезжит холодильник,
В замусоленной кухне,
Рубежи из бутылок,
Царство сора и рухляди.

Забивается в горле,
Затхлый воздух, как вата,
Пережеванным Орбитом,
Липкий и сладковатый.

Люстра дышит на ладан,
Свет сползает на стены,
Тусклый и желтоватый,
Как глаза “на системе”.

На засаленной простыни,
Вещи наскоро сброшены,
И Ассаи на постере,
Как подсказка из прошлого.

Скрип пружинных матрацов,
Сцена без увертюры
И ужимки паяцов,
Сумма в мелких купюрах.

Вдоль на две половины,
Потолок делит трещина,
Боль нахлынет лавиной,
Жгут скользнет по предплечью.

Приросла пуповиной
К этой темной и тесной,
Захламленной квартире,
Здесь прошло ее детство.

Вместо куклы любимой
И сердечного друга
Лес окурков, бутылок,
Крик, затрещины, ругань.

Под замызганной лампой,
На продавленном кресле,
Вечер в мыслях о главном -
Вспоминает о детстве.

Сквозь скандалы, дебоши
Вновь пытается тщетно
Откопать там хорошее,
Но его нет там…

Rain

С тупой одержимостью белки
Вгрызающейся зубами
В скорлупу упрямого ореха
Я буду лезть тебе внутрь
Пока не доведу до грехА
И я спрошу «куда дальше»
А ты скажешь - «проехали»

Со злой досадой рыбака
Достающего сети, в которых
Только мусор и болотная тина
Я хочу исхитриться хоть что-то отжать
Я скажу «бери все, положись на меня»
Ты ответишь - «малыш, не глупи»
И заберешь половину

С надеждой слепой попрошайки
Опускающей дрожащую руку
На дно пустой шляпы
Я буду следовать за тобой по пятам
Я скажу, что мне круто с тобой
А ты промолчишь
Но подумаешь «шла бы ты на хуй»

Эспер

Всё гениальное просто,
Даже текстовики поймут.
Есть три наперстка.
Следите за пальцами.
Я не шарлатан,
Но их формулу накидать -
Пять минут.
Краткий гайд
Как обмануть внимательных.

Снял первый наперсток –
Там пусто.
Смекаешь, как глупо повёлся:
Он выбит искусно,
Сверкает как звезды,
Изящнейше свёрстан,
И чёрт с ним.

Ты б бросил наотмашь
(Цена ему – грош),
Найдёшь ещё...
Но слово «Рифма» на дне
Обнадёживает.

Вот и второй вверх дном -
Грызёшь локти, друг?
Кто подставил тебя в этот раз?
Локи? Брут?
Не забыл взять «Ритм»
Из комнатной берлоги в круг -
И на проход шанс вырос,
Будто в свежем грунте Грут.

«Игры слов» - вот последний наперсток,
Не закал(л)амбуришь –
Можешь за «проход» свой нервничать,
Потому что судья нераскрытие чует за сто вёрст:
Третий снимет,
А там и нет ничего.

ЕрмолинЧо

посылаю письмо словно весточку в две тыщи седьмой
обещаю не стричь челку, а если хотел то тебя одного
никакого токио с элементами эмо попсятины
впрочем сейчас, я ухаживаю за голубятней
и жизнь по касательной не так показательна
как сквер
возле новочеркасской подле квартиры сестры твоей матери
где мы в последний раз словно кладоискатели
разлопатили шпателем
землю возле поребрика
или как ты говоришь возле бордюра с оградой

в письме будет очень много строк
про не то что надо.

ты откроешь его в канун рождества христова
или в любой другой момент что будет лучше любого
из тех
что мы провели с тобой вместе
в окопах житейских

ты откроешь письмо а там все те же самые песни

особенно значимые для нас с тобою.
потому что в письме нет ничего

и что ты там для себя
уже не стоишь?

madly

На улице лил дождь
Три силуэта у подъезда
Крик, метро, шлепок резкий
Визг, треск
Неестественная тишина,
Недолго двор сковывала
Соседи вызвали ментов и скорую
Её день начался, как и все другие
В 11 утра разбудил звонок драгдилера
Не подняла трубку, денег нет,
Но достойна кубка, за введения в недра
На ощупь сигареты
С прикроватного столика
Диковато лицо её
Виновата бессонница
Или недостаток наркотиков
Или страх ,
За так и не накопленные достоинства
Беды сыпятся на линолеум
где-то цунами ,
Но цена ему ноль её
Суицидальный порыв, как ирония
Помогут люди
Поиск, гугл
Написано будет не больно
Кухня
Шкаф
Аптечка
Последние мысли о вечном
Мысли об обеспеченности
И о беспечности
Что-то о стимулах
Быть циничной
Два стандарта аспирина
Двести грамм пшеничной
Дело личное
Тем более личное дело
Напичкано справками психиатрических отделов
Всё было по-другому,
Но закончилось очень быстро
Воспоминания плыли
Картины
Образы
Мысли
И вот уже близко
И вроде бы уже скоро, но
Соседи вызвали ментов и скорую

Бессмертный

Я рaзрывaю кoжy,
И дрoблю cвoй чeрeп,
Я кричy oт бoли,
Я дaвнo пoтeрян.
Я хoчу пoнять,
Чтo глoжит пo нoчaм,
Я хoчу увидeть,
Что живeт внyтряx.
Прoбирaюсь дaльшe,
Cквoзь ocкoлки мыcлeй,
Из пoслeдниx cил,
Из пocлeдниx cмыcлoв.
Paздиpaя плoть,
Paзpывaя вeны,
Cквoзь пyти из снoв,
Cквoзь cвoи пpoблeмы.
Нa пocлeднeм вздoxe.
И нaкoнeц - пoбeдa.
Я внyтpи, и чтo?
Ничeгo тyт нeтy.
Прocтo ничeгo,
Ничeгo кoнкpeтнo.

za4emmne

В дырявых носках
На грязной постели.
Деревья уже облетели.
Оголтело работает теле
экран у соседей –
Орет о войне, о победе.
Те или эти –
Какая разница –
Давай уедем.
Будем радоваться –
Без смс, регистрации и препаратов.
Тем, кто дышит на ладан,
Пора домой.
День прошел незамеченным,
Канул в вечер.
Во мне человек искал с фонарем человечность,
Но искать было нечего.


Чиркнула спичка, и снова в мире темно.
Тянется нить, кружит веретено.
Вы не поверите, но
В ротовое отверстие
Вновь льется жидкость для снятия
С себя всякой ответственности.

Нет,
Это просто вода, что льется с неба веками.
Девочка с папой лепят снеговика.
Мир похож на Титаник, но ты не Лео Ди Каприо,
Думаешь, как пережить этот нелепый декабрь
На дне стакана.


Ты всегда званый гость
На Дне Стакана -
Праздник, который всегда с тобой.
На дне стакана
Нет истин,
Кроме одной -
Наполни, когда видно
Дно.

Sunskreator

Меня в прошлой жизни, как принято в робе,
Отпев, хоронили под "Завет Ильича"
Затем извлекли с асфиксией в утробе,
Откесарив, на свет два врача.
"Иди есть скорее" кричали "Остынет"
Гремучая смесь из детских обид.
По голову в Белом солнце пустыни
Я в прошлом капаюсь в песке как Саид.
Пугает, как плаха "Детсадовский угол"
Всплывая в сознании, а дети стоят.
И взгляд ледяной "Воспитательниц- пугол"
Кошмарит с улыбкой наивных ребят.
В конце коридора преисподняя ада
Концлагеря камера- школьный туалет
Детали и винтики послушное стадо,
Как пленный шел к Заучу я в кабинет.
Протест порицанию, пирсинги в ухе
И первые травмы болят за Зенит
Звериная фраза "Всё вешайтесь духи"
Еще в подсознии сиреной звенит.
И первая преподу взятка на лапу,
Затем нанесение тяжких менту.
И вот в Воркуту везут по этапу,
И тут я проснулся внезапно в поту
Взволновано ночью с криком истошном
Часы куковали уже пятый час
Я понял что нет ничего уже в прошлом,
А есть только время "Здесь и сейчас"

ТОПКОММЕНТАТОР

«*** мой хуй *** *** твой рот ***,
Открываю огонь *** *** Сварог,
**ша Хэ*** *** *** *** герой
Третьем рау*де ***те мне роль.
Цуру г**ей *** *** *** ***,
*** *** *** *** *** на руке,
Визави протащили *** чемпион,
*** *** *** **** *** метеор.»
В тексте место звезд пустые места?
Ой, мой комп виснет.
В тексте место звезд пустые места?
Прямо как в жизни.
Может там, что-то скрыто?
Как виллы кто нам не Димона,
Может там, что-то скрыто?
Но понять это ты слишком молод.
Это текст отрывок гения,
Это текст понять надо ,
Этот текст *** *** ***,
*** ТОПКОММЕНТАТОР.

Sven_PeR-4ik

я к ней в душу-
там пусто.
я к ней в уши-
там чушь и "капуста".
я к ней в сердце-
там признаки праздника.
капризная... ну и тварь же ты!
на, приз бери. закрой варежку!
лови фрисби расставания
love is... обсуждение и проговаривание?
твой лавизм- осуждение, мой- порох варенный.
твоя жизнь- "где ворваться бы?"
а у меня жизни девальвация.
вояжи на тусы, кайф по акции?
вОйны. дома прям Дебальцево!
работай мозгом, а не пальцами
мы разные касты,как индусы с непальцами
съебаться бы...
стоп. съебался же.

к себе в душу- там нет ничего
к себе в уши- там noise и Loc Dog
к себе в сердце- там ранки под солью
в Ксебел к Мере? нет. В Тамарану босой.
помирать ещё рано. Если по Стиксу-
то только на катамаране с кисами,
в обнимку. без Харона, но с хамоном,
"Кристалл" и в хоромы Туттанхамона.
тут охламоном прослыл с твоей подачи,
протухла! вонь! просто держись подальше...
потушен огонь разведенный давно.
потуже ремни. развод... и нет ничего...

Кристина Б

расскажи мне о курсе обмена людей на эмоции.
как молиться уверенно господу
и думать, что он засейвит.
и как не оставить после
себя ничего кроме ценника.

мы с тобой на прилавке эпохи
и похер,
погрязшие в нормах морали и похоти,
конфетки Toffifee пережёванные, переваренные.
на окраинах
своего микрокосмоса,
маленькие
и взрослые.
ошмётки ангелов-космонавтов,
что спрятали слёзы
в метеоритных дождях.
в шеренгу стоящие перед фактом,
в колонну стоящие в супермаркете.
по айкью не уступающие овощам.

мы разбитые вдребезги; нетрезвые, нестандартные,
тактильно исследуем поверхность кафеля.
ставим метки на карте.
сегодня я смою в сортир
свой внутренний мир.
и потом по пунктиру отправлюсь к раковине.
клетка спальни разинула пасть дверного проёма.
в сумме условий задачи денёк оказался проёбан.
и ты то ли прожил его, то ли нет.
он то ли расстроил тебя, то ли радовал.
загляни в себя глубже, пародия человека,
и увидишь там тему раунда.

Маарид

"""
Ах, милая Беттси прости меня.
Миссисипи любовь подарила мне.
Мой плот, оттолкнувшись от пристани,
Вскоре покинет границу
Святого и дикого Питера.

По лацканам снов не считая,
Мне веки закроет Ардая.
Строптив Мексиканский залив,
Прости.
Не понимают нас здесь,
Не поймёшь и ты.

Отец был багровым от гнева.
Он выбил ногой в ванну двери,
Крича, пол усыпал осколками.
И тысяча я, смотря на меня,
Пугающе были укором мне.

Когда же ушёл он вернуться
За нами, но уже с ружьём.
Я в спешке на руки
Поднял Ардаю
И с ней теперь уплываю.
Да, она плот наш сама поведёт.
"""

«До Нового Орлеана поездом
Около шести часов
Самый короткий путь,
Быстрей,
Чем грести хвостом.
Это надо же,
Как мне действительно повезло,
Найти письмо раньше
Этой тупицы Бет?»
Думал, смотря в окно,
Всё ещё багровый отец.
«Русалка»
Подумал, сжимая ружьё.
Окно отразило глаза,
Взгляд мог расплавить стекло,
Смерть источал взгляд.

Мистер Великолепие

топ-топ-топ
Шум приближающихся ног
щелчок, дверной хлопок
бежит по полу холодок.

услышав, я бегу и в голос.
не подходи, ведь я с мороза!
да погоди хоть, дай снять обувь
какой на руки?! я с дороги

Теперь рассказывай как сам?
Не плакал? радовал отца?
Ай, молодец какой, смотри-ка
Конфетку? Блин, ну завелась пластинка.

Сперва поешь, потом гостинцы
так быстро ест, не подавился бы.
Доел? неси теперь пакет
как их там нет? а тогда где?

Давай не хныч, пошли искать
Все папа съел? блин во дела
Как отругаем щас его,
плохой поступок. но-но-но!

Quik

-Ладно, купим, но это на новый год.
-Глупости всё. Твой тебе чем не нравится?
-Да ты шутишь?! Куртку как у него?
-У Саши папа работает! Есть разница!

Разница есть, но только не для Санька:
Отец с ремнем, а мать орет, как эстрадница.
Солдатский или от Гуччи в его руках?
Плевать! Сегодня не били, в честь праздника!

Саньку плевать управляя каким авто,
С какой коробкой: механикой, автоматом,
Перед друзьями кичась как рычит мотор,
Пьяный отец переехал его собаку.

Сашина мама закрыла лицо рукой.
Отец с застывшими бороздами на лбу.
Стоят в красивой одежде. А под землей
Саша лежит в дорогом дубовом гробу.

Бедность всегда разделяет людей чертой,
Где слева жизнь, а справа ее продукты.
Я жил и думал, а все-таки, я с какой?
Всё та же смерть и всё те же поступки.

Глядя на Сашу вместе с его семьей,
Я думал, деньги вытянут за черту к ним.
Теперь я вижу, там и нет ничего.
Значит и разницы нет в какой я куртке.

меня не было никогда

мирный быт вдруг войною разорван,
генерал, выступающий как поводырь,
что твоих пожеланий не спросит,
забирает на фронт молодых,
в головах у которых
пока ничего, кроме злости.

пока дома ждут матери и невесты,
ты с бойцами заядлыми
под покрывалом небесным,
а рядом развесисто
падают звёзды снарядами.

только годы уходят, никого не щадя,
задувая сноп тлеющих искр -
ожидания дни твоих близких,
как пули, изрешетят.

когда друзей закадычных землёй замело,
а песнь победная всё-таки спета,
когда долгожданный дом за углом
ты увидишь вот-вот,
а там и нет ничего, кроме пепла.

и лицо, пылкий нрав остудив,
станет копией утра блеклого,
ты найдёшь на руинах осколки зеркала,
не увидев в нём ничего, кроме смерти,
той, что прежде носил ты другим.

Eris

Собирается ночь.
Начинается мой дозор.
Снова сон гоню прочь,
Надо пялиться в монитор.
Сквозь оконную щель
Всё смелее, смелее
Пробивается трель —
Там луна в перигее
Через листья ольхи
Тускло соловью светит.
Не шуми! Я чужих
Голоса ловлю в SETI.
И опять там одна
Тишина от созвездий.
Может, мне никогда
Не дождаться известий.
Выйду в сад Гесперид,
Закрываясь от ветра...
Андромеда молчит,
от Плеяд нет ответа.
Я всю жизнь смотрел вверх,
Но сейчас болит шея.
В первый раз за свой век
Замечаю я Гею.
Звёзды шепчут: «Вернись»,
Но инструкция в схемах
«Как прожить эту жизнь»
Мне не свалится с неба.
В вышине слышен крик,
Звёзды падают в гневе.
Мир четыре на три
Стал шестнадцать на девять.

апологет олегерд

Добрый день, слушатели! Я по ваши души!
Темы примитивные от вас про одно и тоже:
Валюты, нарко-средства, алко-способ, крошки -
Пустословие перелитое из пустого в порожнее.
«Вы идиоты по жизни, да злодеи на сцене!»
Это мнение соседей о ваших выступлениях,
Намеренные «лайвы» оленей с выпитым немереного -
Безделье тела и духа во власти лени.
Где дешёвые слова и цены равной мнения,
Где деления на жанры сменяются моды веянием,
Где ценности ложных путей ведут к ложным целям,
Но по бок! Хоть кол теши на голове Емелям!
Да, вектор моды навязан и вам осознать нельзя,
Ведь влияние рассчитано на подростковых обезьян,
Хвастаясь, образы чужие на себя напялив,
В жизнь новое не претворяя, а плохо повторяя старое.
Поколение клипового взора и хамского гонора,
Сленгового говора, коим набита голова
Там ещё тщеславное эго с синдромом Бога,
Но там нет ничего…
Пока не хозяин себе, а другим слуга.

ТУЗ

На ярмарке, где продаются чудесные вещи:
Сервиз из фарфора, шелка из Китая и даже подсвечники, платья
из модного дома «Баленсиага», поддельные правда,
Отыскать можно все, даже томик стихов Лавкрафта.

Миллионы палаток под полуденным солнцем стоящие.
Я хотел обойти бы их все, чтоб найти одну вещь,
Что нельзя ни продать, ни купить, коль она настоящая,
И которую, если нашел, нужно сильно беречь.

Вдруг старик во всем клетчатом, чертов он сын,
На всю площадь щебечет: «Покупайте часы!»,
А торговка орёт: «Покупайте швейцарский сыр!».

Эти бесы и вправду не могут понять, что сюда не за этим пришел?
Мне любви бы бутыль, или может флакон! Или фляжку хотя б с коньяком.

Столько лет я блуждал, повидал столько стран,
Сколько женщин в каретах катал.
Но нигде не видал я любви никогда.
Да и тут не нашел ни черта.

Расплатившись за сыр и бутыль коньяка, ухожу с этой ярмарки адовой.
И иду в новый мир, правда пьяный слегка, мне любви вашей больше не надо.

Vchinok

Утро. Здание чАстного роддома
У ба и пА улЫбками рвУтся щёки
Чудо ласкает мАмин подбородок
В облакАх так крИво запУщен счётчик...

Детище из озолоченной семьи
расплывшись в роскоши росло
С ним ласков был весь мир
Жизнь вся из красочных полос...

Топали года. ВЫросло дитя
нырнув в дурную молодость
Молочную лЫбу стёр оскал,
а тельце - обколото полностью...

Полые дни, резиновые лица
Полон сил - им не суждено пригодится
Каждые сутки - тУсы и чиксы
Смысл жизни - в отсУтствии смысла

"Другому моя жиза - перспектив неведомые дали
Пасибки звёздам за судьбу, что не ведая мне дали"...

Звуковой сигнал. БесконЕчные нули - цифры таймера
Тело живо едва, но ужЕ без души. Рвётся дыхание...

Ещё одна глянцевая пустышка стала чАстью вечного
Ещё один некролог, в который написАть то и нечего


p.s.размышления от лица писателя некрологов

Libra

Булавочная головка,
Ореховая скорлупка,
Стою теперь остолопом,
Надеяться было глупо.

Хотелось любить красотку
И умницу, но забыл как.
И скальп с черепушки содран,
Зияет дыра в затылке.

Она умоляла долго,
Цитировала Писанье,
Но как тут поверить в Бога,
Когда стану богом сам я?

На черепе сжал ладони:
Он лопнул с противным хрустом –
Да только там ничего нет,
Ребята.
Там правда пусто.

Фестиваль

Мой взор запутался в орнаменте ковра,
Произведённого в эпоху пятилеток.
Он сохранил свои цвета
И во сто крат
Аутентичней лет из полипропилена,
Что пробегают
Друг за дружкой
Над ковром.
Его Ворсейшество
Мне кажется Вселенной.
Здесь свою цель
Имеет каждый завиток
При том,
Что все узоры
Связаны системно.


Но вот один.


Он объявил себя Творцом
И выделяется
Из всей ворсистой своры.
Я наблюдаю за блаженным.
Мне смешно.
Ведь он в прослойке
Между воздухом и полом.
Узор добавил,
Что и я — его проект.
Я встретил смехом
Несущественность пассажа.


Но что такое!?
Он внутри!
Он в голове!
Украдкой бродит по нейронам.


Стало страшно.


* * *


Я ужаснулся от того,
Что осознал.
Причина — он,
А я лишь следствие процессов.
Я — производная советского ковра
И всё от комплексов до жизненных концепций
Мне дал лежащий на полу
Текстильный франт.


Что предпринять?
Сейчас их тысячи в квартирах...
.
.
.
.
.
В ковре ведь нету ничего.
Всё это фарс.


Пусть полежит на половицах
Ещё зиму.

Yato

Пырнули меня ножом в переулке
на рожон недоумки, я пал от раны
пороженный и в муках уязвленный весь в ступоре.
Лежа на бордюре в переходе темном,
под сиянием майских звезд,
Сознание меня о тревоге
Дергало,
А я в карман пальцы внес.
Достав сигарету вдохнув
Едкий дым,
Я понял осталось недолго,
Не стал я спасаться безмолвно
Понимая - не умру весь седым.
Минуя гибель свою я мыслил,
О том мол куда попаду,
А Минуты тикали быстро,
Где же буду в раю иль в аду?
Ну вот закрылись глаза
Назоросился азарт,
Жду я интриги внимательно.
Пусть я - не молился богам,
И пустяк, для меня все слова ...
Ведь я ненавидел догматиков.
Ждал со светом тунель, с грустью,
не мешкая здесь никак,
Но ведь здесь оказалось Пусто, крамешноя темнота !
И.
Мой посыл и строчки посчитать можешь ссаными, Но ведь после смерти тебя ждет тоже самое.

Adrian

"Зеркала изнутри не пустуют"?
Что за ахинея?
Твои глазки загорелись пламенем из Эмпирея..
Ей конечно никто не поверил,
Ведь это звучит не правдивей Гипербореи.
Потеряно поколение.
Но Алиса онемела от ужаса и дрожит,
Тычет пальцем в свое отражение.
Безумие со здравым смыслом не нашли соотношения.
Девочка в агонии, как от самосожжения.
Рот открывает в крике, но без звука.
Я же помню, ты хотела дать огня, как крикет,
Но обезумела от наркоты.
Блять, посмотри в кого ты превратилась..
И вспомни кем была, когда ещё не коротило.
Куда ты тычешь дура? Там нет нихуя. Иди проспись.
Ты старая и новая - как Инь и Ян.
Но я люблю тебя, Алис и в нашей книге будет ещё много грустных и смешных страниц.

кдон

В душе упрятал тонны скорби
Тобой по-новой заболев
Успех, понятно, стоит крови
Что станет краской на холсте

Он мог ощутить тепло её губ
И радоваться
Как игрушке в коробке ребёнок
Но осталось ведь
Лишь лежать на бетонном полу
Запив её отцовским ликёром

О семейном древе с ней он во снах помечтает
Но со временем и оно станет богатым червями
Мясо? Без вопросов! Паприку и соус! Сразу заготовить!
Возможно, для кого-то и это отличный подарок
А мне? Заполнить пустоту гнилью? Спасибо, не надо

Все проблемки до неё кажутся убогой шуткой
Сколько тебя учили - не пей на пустой желудок
Про сердце - ни слова; продолжай его кормить отравой
Выбор между грустью и язвой? Спасибо, не надо

Но время прошло, хоть и поганенько в моментах
Но творцу будет всё по барабану... револьвера

Он умер как автор, будет множество тупейших сплетен
Всё равно ему уже не помочь, запас умений беден
Возможно, когда-нибудь понять его сумеют дети
Но в этом театре теней каждому из нас уже не светит

Flow De Morte

Открыла жизнь, в ней нет ничего -
Метафизическое дро-чево,
Сборник метафор из эпитафий,
На текстурах лиц Кали рисует графики.
Короли детрита сидят в тюрьме
Из адамантинового макраме,
Окситоциновый дзен, которого нет,
Апоптоз митохондрий, отражения экзопланет.
Танатологи руками-капканами
Прикарманили двух земных саламандр.
Это не устраивание кровопускания,
Просто такой рецепт в кубе Хорадрика.
Месяц назад на планете морали
Смотрели внутрь, ходили дворами.
Путь асфальтирован парадом царапин.
Шли в Назарет, но пришли на запах баранов.
Адамантиновое макраме паутин,
Поток смерти тебя настиг.
Вчера делала гексоген и пластит
В этих своих палестинах,
Сегодня - один коллектив
После ядерных зим,
Внутри - чьи-то кутикулы,
За окном - минус 273.
И я помещаю эти щётки стеклоочистителей на страницы.
Индивидуальные улучшения, битвы регат
И нереальные оригами с деньгами.
Нас сделали такими скорая, пожарные и полиция.
Нас сделает обратными бессмысленность существования.

Ирина INSECTA Тихонина [из да.винчей] with love

на дне пол-литрового боттла сегодня я видел бога.
он был прекрасен до рефлексов рвотных.
на фоне
весело
выл joy division.
жить не хотелось, хотелось выжить.
от безысходности
даже иконы
в серванте расплакались.
промокли твои открытки, календарики, да счета.
когда в портфеле у семикласницы
литературы больше, чем ты когда-либо прочитал,
видишь мир по-другому.
мои ёбнутые нейроны
связаны детской рацией из стаканчиков.
с такими коммуникациями надо заканчивать.
полюбому.
о том, как я расклеился
и заебался,
давно написали бестселлер
и сняли блокбастер.
сегодня я выебу сам себя под алкоголем.
больно ударю рёбра о подлокотник,
сползу на паркет,
заберусь на кровать.
пусть меня примет за оболочку моль
и сожрёт. поебать.

я вырос, а космос всё так же далёк.
я вырос, и руки в карманах перебирают мелочь.
знаешь, когда закончится кровь и любовь,
писать будет нечем и не о чем.

Эмпирей

Два монстра в стальной камере скалятся бестолку,
От любви к ненависти на их таймере движутся стрелки.
Но клетка, лишь точка в самопроизвольном распаде.
"Смешайте веществ этой даме за баром!"

Сползаю по стенке, руки вьются на шее.
Мой голод не унимают электроожоги на теле.
Романтика эфемерна , послевкусие колы и градус.
"Подарите фломастеров, у которых не высохнет краска!"

Тело гниёт от контакта с твоим ядовитым парфюмом.
Геолокация чувств, кошачьи лапы повсюду.
"Переменная дрянь!" - мурашки тока на шерсти.
Взгляд как туман и реальность здесь треснет.

"Моя любимая-Смерть!" - пред ней любой безоружен..
Кот Шрёдингера - больной вдыхает удушье.
А сигаретки в минуту горят одинаково...
И девяти жизней не хватит, в коробке отсутствует завтра.

Simon

Ничерта не весело
Жизнь опять мне начертала месиво
Шансов по правде процентов десять
Будто попал в третий блок на текстовом
Прошлое стало сгоревшим костром
Совесть – давно уже забытым цензором
Безнадега - усталой родной сестрой
Заебаться с ней – особый вид инцеста
Не прописан сюжет, как у льва в «Бремене»
Мирно висеть бы в петле времени
Вариться в котле, у чертА на вертеле
Не видеть бы лиц очертанья эти
С этими мыслями в путь, либо выстоишь тут,
Либо быт тебе выломит руки
Что настоящее тут – или буря эмоций
Иль миг между «было» и «будет»?
Долгой дорогой по старым картам
Сотни порогов, полста ухабов
Стоит попробовать, взять украдкой
Но все запаролено, скрыто тайной
В заброшенном доме, чей срок недолог
Великое множество книжных полок
И в каждой из них, хоть герой наяву
Открой каталог и увидишь себя
Коли сыпет песок в неподвижных часах
Обратился к хозяину – ну же, скорей
Покажи мне страницы из книги моей
Буду бить пред тобой онемевшим челом
Он мне скажет: постой, тут и нет ничего

пациент #4u

мы проебали все роли -
сценарий писан вилами по воде.
в этой банальной истории
город - мой бог и мой крест.
он станет только теплее,
если сгорит в аду.
актриса-весна - просто косплеер
нацепивший неподходящий костюм:
то снег с говном,
то ветер в голове и в карманах
мой город - это мой бог
мой бог ширяется по подвалам
мой бог - неприятный знакомый
я по кругу читаю ему молитву,
то ли он станет моей саркомой,
то ли я от него не отлипну.
по узким венам плетемся тромбами,
ищем выход, но выход - вход.
он стоит как вкопанный -
город, который бог.
я по образу его и подобию
распластался в могиле
перевязанный лентой,
он стоит надо мной надгробием.
то лежим, то стоим мы -
два через два по сменам.
мне бы выдохнуть, да я выдохся
ведь мой выдох - вдох его
если город - сказка, бог - это присказка
которая льется из пустого в порожнее.
этот город давно уже мертв
этот бог давно уже труп
этот я - и могильщик, и гроб,
который и полон, и пуст

snov.digital

как оказался мной
кто-то пойманный тьмой,
тот, кого обволок по голень
чёрный жемчуг иссохшего моря?

скольких усилий стоит здесь шаг?
кто-то споткнулся о мраморный шар.
взял в руки - он вспыхнул, заверещал,
залив собою пространство.

всё стало прозрачным и ясным.
одна из жемчужин, увязшая
в чуждом мире отсутствия чувств.
я.
и я вернусь в настоящий.

но шар в мгновение гаснет.
тьма шепчет: забудь, оставь, останься.
но врачи не теряют времени зря:
- триста пятьдесят! разряд!

андрей.унисон

Майский вечер.
Я сожжен под шато и Netflix.
Этот карантин как вся жизнь
Упакованная в месяц,
Не пошевелюсь пока ликвидны рекомендации сверху -
Слава царю, туристам, китайцам и местным.
Все что не убьёт меня - сделает сильнее,
Но как быть если я с утра уже по синеве?
Затри мне за цель - в эту суку не верю.
Тру за путь и четыре истины,
Да и те, блядь, в вине.
Инвестиции в гуся по скидке.
Ожидаю бурный рост уважения кассирш магнита.
Риски велики если Лочи на репите
Ухватиться за кукуху и остаться тут ютиться.
В голове шаром покати когда накатил,
Закрепил два пути - выпивай или умри,
Но,
В смерти нет ничего святого,
В святых нет ничего от бога,
В нем же нет ничего от жизни,
Да и в жизни нет ничего.
Нет ничего такого, чтобы уцепиться.
И в этот майский вечер я над костром как мотылёк.

Ritopless

Лишь вечно возвращаясь к двЕри,
освободить разум от сомнений,
возможно. Но не так то просто.
Ступень каждая как остров -
одинока, непорочна как хрусталь,
Но так грязна в повторный взгляд.

А как же может быть иначе?

Погружаясь с головой, я возвращаюсь
к сцене той,
как достаю ключ из кармана.
Извращаюсь с ним как надо!
И, да, вроде как закрыл
Но вдруг, забыл ! возвращаются сомненья
Нет, друг, не надо сожалений,
Я сам себя приговорил.

Быть может мы уже общались?

Бег по лестнице - гран-при
Компульсив - мой визави
Мой друг,
мой брат,
мой вечный спутник
на пути ежеминутных
возращений к той дверИ..

"Прошу, хоть в этот раз запри.. "

Страйкер

Мой отец был драконоборец.
Он оставил мне шлем и меч,
Чтоб угаснуть на поле боя.
Инь и ян - это гнев и честь.

Я писал свою жизнь клинками
На чешуйчатом полотне.
Путь походов всегда летальный,
Пусть длиною во много лет.

Всем взлетевшим опалим крылья.
Мы родились в руках Ареса,
Чтобы явь снова сделать былью,
И лоснилась не сталь доспехов,

А блестели глаза и снилась
Та принцесса, что мне не ровня.
Одиночество веет силой,
Надевая венец терновый.

Её нет ни в одном из замков.
Ноги счешет чертополох.
Я отдал бы любые злата
Лишь за россыпь густых волос.

Но пока, покидая город,
Перелез через частокол,
И бреду по тропинке в горы.
Меня ждёт там родной дракон.

собакамазафака

дело было в субботу, лето, июнь, близится вечер.
сессия на отлично, на работу только через неделю.
планов нет, разве что отрываться. спрашиваю Валеру:
"чо, может в клуб? тяночки, пиво, беспечно
так отдохнём, всё равно делать нехрен?"
грит: "да хз, не знаю, завтра на треню"
Валера самбист, скоро соревы, понять пацана как нехуй,
но киснуть на хате влом, хочется весело провести время.
подкидываю идею: "может педалей размутим, как тебе мысль?"
глаза Валеры блеснули - идея Валере по нраву.
дальше, ю ноу, всем известная схема.
адрес есть, поедет Валера, без правил
вывезет в соло, самбо рулит, а я чо, ботан, по мемам
и дотке лишь про. сказано, сделано. Валера погнал.
пишет Кристинка, староста, мол что-то с виндой, помоги.
вот он шанс, мчу, винду поставил - по гланды.
вечер отличный, еду назад, за пепси в магнит,
поднимаюсь, спрашиваю "ну как?", чую подставу.
"а там и не было ничего" грит, не подавая вида.
а сам сидит, и челюсть ходит, скрипит зубами.
"вот же, - думаю, - ты и пидор"

CrazyПсих

Всем известны старые предания,
Давно все забыли о его создании.
Он пролежал в пыли много тысяч лет,
И вот его нашли. Так в чем же секрет?
Просто взять и открыть? Нет, кончится плохо.
Возможно из-за него рухнет эпоха.
Руками дрожащими осмотрел все стороны,
Прислушался, а в нем людские крики и стоны.
Коробочка маленькая, но в ней невзгоды и беды,
В её стенах лишь поражения и никакой победы.
Интерес охватывал, что делать с загадкой?
Всегда был азарт в глазах, на тайны я падкий.
Всё тело трясло, мысли в клубок,
Противиться зову "открыть" я не мог.
Наступил на камень и резкий порыв,
Я бросил этот артефакт, о важности забыв.
Он упал и разбился, злосчастный Ящик Пандоры.
Испуг охватил разум, ведь в нем только горе.
Раскрылись замки, и я увидел дно.
Заглянул... А там и нет ничего...

Леопольд Лихорадкин

И повелось так ещё издревле
Он только избранных берёг
Людишки искорки, лишь корм, подопытные
Теперь мы разберём его на органы
Время пришло, этот мешок с отходами
Долго летал по небу тоненькому.
Кто породил тебя по образу, подобию?
Откуда ты? И в чьей фантазии откопан был ?
Нужны улики только. Правды толИка
Это же недолго
Пока тебя режем на дольки.
Скажи нам имя своего создателя
Лживого убогого ублюдка
Ведь мы то знаем - ты лишь гной из ссадины
Так что молю тебя, ты не спасай его.
Какой же ты трусливый. Великий только с виду .
Но мы тебя сильнее и смелее.
Знаем, где Ахиллесова пята твоя
Держи свои билеты
Вскрывайтесь. Покажем Богу часть спектакля
Протест против смирения
Последнее слово, занавес
И мы узнаем - кто прячет злобу, зависть
Кто среди нас жалкий и никчемный
Кого надо спасать.
Я сразу понял бессмысленность потуг
От тебя- в нас ничего нет!
В стаде одна паршивая овца - пастух.
К счастью, всё на места свои встаёт
Получим от отца мы хоть запчасти
Тут хватит всем. И каждому своё.

iozef k.

а там и ничего нет
за простором планет
жалкая пыль лишь от мертвых комет
яркий ,но такой недоступный свет
гравитация

а там ничего нет
когда смотрим на звезды
думая об ушедших туда
или просто во что-нибудь
порой хотим такими же стать
чтобы сверху ,смеясь - сиять
только стоит признать
их миллиарды в космосе,
но ни одна них не умеет дышать
иллюзорная собственность

почему?и зачем
мы стремимся туда
когда жизнь - такой редкий дар
а человек ,во благо смерти
разрушает себя сам
вплоть до каждой клетки
ради великого наследства

да, бессмертны планеты ,красивы звезды
но блеклые одинокие ,такие же мертвые
холодные камни иного света
даже не знают о существовании человека.

а там и нет ничего
за пределами множеств
что оставило след в истории мира
ровно как Микеланджело созданный бог
всего лишь бог. на великой картине обычного пира
Так и край всего света - ничто
Перед человеком и его книгой


offline
Ответить с цитированием
МиМ
Аватар для ХеРуВим
Сообщения: 14,712
Регистрация: 14.09.2008
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:35
ВКонтакте
  #3 (ПС)
3 часть:
Показать скрытый текст

Highlander

Небо, даже оно не видело произвола
Таких позорных судей, на седалищах
Поэтических судеб восседает говно,
Кутх-кудахчущих от имени Планет,
Так, будто бы им всё равно, но нет!
Пусть мы бездари, а кто наши судьи?
— Ваша критика ссаньё ссанины,
Как квартет из нескладных стихов
По рублю за символ, цена для ослов,
Чья спина и без слов не мало сносила.

Снесите меня — я, Магомед Кодзима
Спустившийся с гор, был на вершине,
Но не застал там ничего, помимо
Бесконечного одиночества мира,
Где и пиит за паек петухом запоёт,
На таких однажды прольётся лира
Из ширинки моих широких штанов,
Не поверх голов конечно, теперича
Черепов навечно сытых в сырости
Свежих могил бесплатным сыром.

Тмутаракань матерь у этих сирот,
Нищенок, хлеба и зрелищ ищущих,
На руинах Рима третьего не дано,
Вокруг и подавно, кукиш пустошей
Пустопорожних смыслов сплошь,
А вы к ногтю прижать смогли бы
Муравьёв обиды бегущую дрожь?
— Оно и видно по грустным лицам
В темницах, поэт тому пролил свет,
Мните себя богами, поэтому его нет.

John Schnee

Кругом выражения каменные, будто официальные лица острова Пасхи,
Затесались черта́ми грубыми в наш текстовый околопраздник.
Часть в розовых очках, для других на земной орбите паршива реальность,
Но как бы не стало ошибкой выжившего, то, что боитесь прожить ошибаясь.
Над судьями нависло напряжение, проблему легко на деле вычислить,
Разрядить обстановку в составе мешает вам Электрический.
Текстовый баттл, значит, каждый жанр оценят? Это кроется в мыслях,
И я склонен спросить вас: есть ли в коллегии что-то кроме снобизма?
Панчи и рифмы - поставите крест на них, отнеся показательно меня к изгоям.
За словом «баттл», в Независимом ничего не стоит, пока хасслеров клеймят и гонят.
Итог один – уважайте любой жанр, верю каждая особь врубит в уклад:
Мы не найдем грань понимания, если всякий для вас просто круглый дурак.

Mommylover

Устав от тяжёлой учёбы в лицее,
С родительских денег купив микрофон,
Ты целью задался: талант не имея,
Стать тем, кто таким же пример подаёт.
Ты смотришь на головы с ярких экранов;
Они тебе скажут про "верность культуре".
Задача их - выглядеть, как Д’Артаньяны,
Скрывая от глаз ваших тени натуры.
Не думая в целом о творческом вкладе,
Ты жаждешь лишь прибыли, славы, признания.
Но ждут тебя цифры не счёта на карте,
А вновь перечёркнутый день календарный.
О чём ты поёшь? И чего ты добился?
И деньги, и женщины - мнимый успех.
Пускай и включаются треки на вписках,
Но быдло-фанаты - пустой контингент.

Тебя и не вспомнят сквозь годы, декады;
У "верных" фанатов уж новый кумир.
Бит с текстом возьмёшь и закажешь рекламу -
Не купишь ты преданной, честной толпы.
Немного побудешь у всех на слуху.
Концерты, фиты. Не забудь одно «но»:
Захочешь сквозь творчества призму взглянуть
В себя – и поймёшь, что там нет ничего.

Нáннош

Всю жизнь я шёл вперёд. Не отвлекаясь
На развлечения, семью или друзей.
Ведь двигаться сложнее, если в стае
Под наблюдением отцов и матерей

Всё делал сам: обед в одну персону
Квартира люкс, богатство, транспорт класса S.
Соперников пустил ко дну. Присвоил
Все их труды. Теперь имею массу, вес.

Об этом я мечтал: о силе, власти.
Быть на вершине этой пищевой цепи
Сжимать врагов как крокодилы пастью.
Один я в поле воин, в тундре и в степи.

Я прожил больше полувека. Помер.
А мне ведь было же ещё куда стремиться.
Назвать чтоб человека "Первый номер",
Ему быть надо самой важной птицей.

И вдруг очнулся. Вижу дверь, табличка
"Мечта". Я столько шёл, и столько мыслей о
Той жизни, что внутри как в клетке птичка.
Я дверь открыл - а там и нету ничего...

Окно в спальню

И он подсаживался рядом к пятилетнему плаксе
И из-за уха доставал простым движеньем монету.
Он позволял тому, кто в прошлое мгновенье казался
Самым несчастным сыном, по уши увлечься моментом.

"Ну покажи кулак, монета точно здесь, я видел".
Но вместе с нею исчезали все обиды.

И он на плечи поднимал десятилетнего плаксу -
Спасал от страшных привидений в темноте переулка.
И даже чудища, которых парень с детства боялся,
С отцовских плеч переставали быть помехой прогулке.

"Ага, сейчас они полезут, как глаза открою".
Но нет в окрУге никого, и страх уходит.

И вот сорокалетний плакса, но который не плачет -
Стоит с закрытыми глазами у отцовского гроба.
И верит, как и в детстве верил тот зарёванный мальчик,
Что папа рядом, что он всех убережёт от плохого.

"Сейчас глаза открою, и он снова жив и дышит".
Но только дождь предательски стучит по крышке.

17 Сентября

Бежала по парку сквозь заросли мятых аллей
Девица, под гримом ее мягкие щечки алели.
Она была парню с космическим именем
Многих милей
Героинь современных подростков -
Микроблогершъ тик-тока.
И только лишь ночь набросит на город,
Бывало,
Свой плотный шатер,
Шуршать перестанет за стенкою мать,
С неуверенной девственной дрожью
Мохнатой рукой он ласкает себя,
Будто это не он, а она мнет его в междуножье.
Осторожность не лишнее.
Он, наверное, сутки не спит?
Ведь завалена личка
Стихами с поломанным ритмом,
Вопросами: «Что там на личном?»
И хоть Рима богиня с тысячей лиц,
Но готова была обратиться в полицию.
Не успела,
Дрожала, в сей миг
Ощущала спиной уроборос,
Обернулась, а он не прошел все отборы
И сейчас здесь не возник.

КореньиССта

А» «И» «Б» сидели на трубе
«А» упала
«б» пропала
кто остался на трубе ?

Он проявлял к ней интерес
За ним же бегала другая
В один прекрасный летний день
Они на крыше повстречались
Толчок. Падение и крики.
А дальше все в тумане

Нам врали долгие годы , что полегли там буквы две
Я раскрою тему, ещё и тайну века слушать всем:
«А»-там, «И»-нет, ничего с «Б» не случилось
Они убили «И» , а сами скрылись в алфавите
Полиция искал их, но таки не нашла
Но на что же не пойдёшь ради батла, да?


(А кстати Aight внатуре гомосексуал
Он смотрит новый Слово Краснодар
Лично я: «посмотрел минуты две мне было интересно как это работает» )

Nevermore

Закрыл глаза на миг, открыл, кругом темно
Покрыл мрак мой лик, и на руках тремор
Абсолютная тишина, не слышно сердца стук
Неуютная духота, будто кислороду воздух скуп

Бездушная мгла, что даже рук своих не вижу
Непробудная тишь, что даже крик свой не слышу
И прессный воздух не пахнет абсолютно ничем
В какое же проклятое место закинуло меня? Зачем?

Время идет, мне все хуже, что уже хуже не куда
Чувствую себя, как изгнанный из родины-Неруда
Все труднее становилось, держать себя в руках
И во весь голос прокричать, чтобы, не сойти с ума

На секунду, буквально, собрался с мыслями
Выбраться отсюда, казался немыслимым
Все думал: кто я? где я? и жив ли я вообще?
В этот миг я понял что не умер, а всего лишь повзрослел

impervious

Вокруг образы прохожих,
И все они так похожи.
Спрятавшись в кожаный панцирь,
Воткнулись средним пальцем
В розетку
Социальной адаптации.

Где шлейфом
Успешности аромат,
А золотистые лучи, как бахрома,
Украшают светом затылок.
И селфи,
Где солнце над горизонтом застыло,
Отдавая себя моменту.

(Но вечное солнце - это муляж.)
Ему суждено померкнуть.
И закат за рассветом наступит тоже,
Неожиданно для прохожих.

Исчезнет и этот мираж.

Что зовётся стабильность под строгой буквой закона.
Останется пустота с горьким привкусом,
Ранее незнакомым.
А я также искоса буду смотреть, (за облаками)
Как в попытке гореть они затухают.

Не раз замечено:
Чем выше хочешь пролезть -
Тем сильнее давит на плечи.
Такой природный протест,
Такой стихийный процесс.

И толпа, понимая, что погибает,
Становится покладиста и покорна.
А иллюзорность хрустит под ногами
Поп-корном.

Пароль – Тетриандох

Я вижу, как птицы вернулись из далеких земель.
Весна - убийца, теперь и не вспомним о нелегкой зиме.
Она осталась вдали в заснеженных замках сугробов.
Голод вьюг утолив, нрав всем показав свой суровый.
А ныне пока заморозкам, нам бьет по глазам свет солнца майского
Хандру растопить пытаясь внутри, к лицу улыбка крадется, и та наискось.
Хлесткая, и вместе с тем с легким оттенком доброй печали.
Стоим у разрушенных стен в поисках дороги из желтого кирпича.
Где же Гудвин Джеймс, подари нам орган для радости
И в чудный дворец обратись наша каморка-дыра,
Лачуга-душа. Я заплачУ, чтоб дышать воздухом страны твоей Оз.
Петь оды чарам без устали буду, с трепетом замру покорно
Я подарю тебе сотни воздушных шаров, лишь бы стало не поздно,
Лишь бы не было пусто за вратами Изумрудного города.

Гостья грёз

для огромной планеты опасности час настиг,
катаклизмами частыми людям несчастным мстит
матерь природа. вечный гул магистралей стих,
человечеству, жаль, не по силам сей крест нести.

последний из выживших сел за рабочий стол,
последний из выживших молча достал листок,
стопку поставил, налил, после дрябнул сто,
чтоб написать напоследок, как мир жесток.

последний из выживших сильно за век устал,
обидами выжжена боль на сухих устах,
и тут он прознал, что тирады с его листа
никто не прочтёт. ведь земля без него пуста.

чтиво старой газеты, раздел новостей,
где чёрным по жёлтому грязный обман властей:
"опасности нет". жаль, вот, мир опустел.
и здесь он свободен в неволе из стен?!

ему не понять то , откуда хвосты растут,
но крайне паршивый поступок влечёт испуг -
веревка на люстре, записка, да шаткий стул,
последняя стопка для храбрости.
...
в двери стук.

The_Darkest_Rose

Когда вырасту : стану великим,
Пройду по непроторенным дорогам;
Останусь сам собой , отброшу маски-лики,
И подлости не совершу ни под каким предлогом.
Ведь будущее - радуга и алекорны,
Там хорошо, меня там явно ждут ...
Но повзрослев, осознаёшь что жизнь - сомнительное порно,
Где чтоб поймать Пегаса нужно не лассо, а жгут.
Энтузиаст-мечтатель когда-то,
Сейчас - присечён на корню.
Стёрлись из памяти светлые даты ,
Когда бегал с мячом, на верёвки пускал коноплю.
Где, то прекрасное, обещанное нам?
Ради чего мы убивали время?
Неужто, чтобы огорчить любимых мам,
А урбан променять на племя?
Каждый в сердце - аристократ : белый с красным винцом.
А в жизни - свинья : самогон, похмелье с утреца.
Но прихватит однажды :белый с красным венцом.
И уже не важно кто он, работал ли в поте лица.
Я к чему : живите всегда, как будто финал,
Смейтесь громко, за столом не щадите живот,
Любите крепко , сходите уже наконец в спортзал.
Ведь в будущем - нет ничего.

Иссяк Станиславович

Мною выпито пять тысяч пинт
В ожидание ,что б улыбнулся загадочный мир
Мною разгаданы тысячи тайн
В попытках понять только тебя

Но все просто ,
Ты монстр что смотрит на звёзды
Ты космос моей преисподни,
Но только лишь на сегодня

Завтра кофе ,тебя ждёт такси
Я снова один и мой мир не готов говорить
Когда нибудь мы эту ночь повторим
И в тот самый раз я не забуду цветы ,
Обещаю

Хотя ты больше любишь бутылки вина,
А я так люблю твой вкус на букеты,
Мы с тобой смогли вместе достать до дна
Но не достать со дна мое сердце

Я покрыть известью нелепых бесед
Пустых разговоров за тридцать
Даже мои скелеты из шкафа
Решили уйти ,из окна выброситься

Ты только представь ,человека без сил
Человека в котором большой мертвый мир
Человека который спокоен,
Спокоен как безопасное море

Видимо все бесконечно устали
Мы устали идти за мечтой
Мы нашли компромиссы ,что б существовать
А внутри то и нет ничего .

Ink Visitor

Скачет зайцем во поле смерть Кощеева,
Над болотами кружит утицей,
А Иван с Ильей, грязношеие,
Прут пустой сундук по распутице.

Ничего в нем нет, да и было ли?
Но на рынок снесть - дело верное:
Полчервонца им выйдет прибыли.
А потом - домой, с ветром северным...

По пути - в кабак, по обычаю:
До бездумия, до беспамятства,
Чтоб стыдить себя утром вычурно,
Выворачиваться и каяться.

Только зря, Кащей, светишь ножиком,
Ухмыляешься в чахлом ельнике!
Твой придет черед. Песнь сложится,
Сказка скажется - с понедельника...

rebel

А мне корона хоть с троном, со стороны, поровну.
Втирал король подданным, сидя в своей комнате.
Я гордо город огродил от голода,
Я головы врагов наколол на кол,

Но...

Вы на престол предлогали клоуна,
Предателя за стол, подсадили нового,
Продались за разврат и монеты золота,
Бродячие собаки, а не стражи города!

Я ведь, не дал вам повод усомниться в истине,
Блистали ваши лица от вина игристого,
Из ста стоящих за спиной идеалистов,
Все сто - хрипящие, зелёные лоббисты!

Осмыслив свой режим тоталитарной власти
Как архипастырь - буду беспристрастен,
Без состраданий и упрека, всем на плахе,
Рубите головы предателей, со всего маху...

По комнате пустой, отчётливо, звонящим эхом,
Летят слова из уст, в рубашке белой, человека,
С поднятой головою гордой при включенном свете,
Нет ни чего и ни кого, кто слушал бы все это...

flober

Пылесос под диваном уткнулся в альбом
Посмотрев на него, я вспомнил о детстве
Родительский дом и как спали вальтом
Младшие братья в сдвинутых креслах

Меня словно позвали вернуться к корням
Знакомые лица на желтом картоне
Собрав все пожитки свои второпях
Через пару часов я стоял на перроне.

Полоса из вагонов устремилась в закат,
За окнами редко моргала погода
Природа меняла настройки для нас,
Пресеты включив, раньше нужного срока.

По приезду, с вокзала я еще долго шел
Туда десять лет как, не ездит автобус
Целую вечность скитался пешком
И вот, что искал – узрел перед носом

Вот чего я хотел, спустя столько лет?
Родная деревня, что с тобой стало.
Видать последний раз здесь был человек
Когда приезжал за ржавым металлом

Вокруг нет ничего, лишь пустые дома
Что не нашел магнит - забирало время
Жизнь словно дух, превратилась в туман
Оставляя срубы из родовых деревьев.

иона флинт

На засвеченном будущем можно поставить крест,
дожидаясь ответом в соседнюю клетку ноль,
если эта игра хоть кому-то не надоест.
Хоть бы кто-нибудь рявкнул: а ну-ка, заткнись, не ной!
Делай фото на память — получится негатив.
Проявляй беспокойство на снимках, зашторив свет
и зашорив глаза — но из комнаты не уйти.
Ты посмотришь наружу — а там ничего и нет.

Даша Тополиная

Выключен вечер, в точку сожмется.
Черные дыры и белые солнца
в калейдоскопе событий исчезнут.
То, что случилось, уже бесполезно.
То, чего не было, тонет в тумане.
Здесь и сейчас никогда не настанет.
Что остается? Грани подтерты.
Как-то неловко быть временно мертвым
там, где живые все время у власти.
Мне б карандаш, кохинуровский ластик,
я бы раскрасила мир в бледно-серый.
Легкий пунктир, превентивные меры,
и, наконец-то, ожившие кадры --
это случиться может не с каждым.

Стопка бумаги съедена с хрустом.
Линии стерты -- в шредере пусто.

ineto4ka

Греческой деревни Лаки
нет на карте Крыма.
Мёртвых некому оплакать:
столб огня и дыма
подымался надо всеми
запертыми в храме.
Как бы ни летело время,
жжётся это пламя.
На земле седой и древней
только сердце стынет
над сгоревшими в деревне ―
за год до Хатыни.
Это пламя станет злее.
И в его завесу
черноты добавит, тлея,
пепел из Одессы.
Жизнь за жизнью отнимая,
превращая в уголь,
запалят в цветущем мае
мирный Мариуполь.
Факел кто поднял и тычет
устрашенья ради?
Нет и не было различий:
сжёг людей ― каратель.
Чернороты. Черносерды.
Пляшка с керосином.
Те же фото. Те же беды.
Тот же нрав крысиный.
Та же тьма, и всё чернее
ненависть и злоба,
потому что не имеют
ничего иного.
Знак дадут ― они натянут
маски без лица. И
генетическая память
как у полицая.
И от рук, и от одежды
так же тянет гарью,
и огонь, и ужас прежний.
Лишь война ― другая.

Angry Kobald

Но́ша горой на плеча́х
Напоминания стали брелоком на ключах
А я в комнате чах
Вызовите врача покраси́вше на час
буду дома, скучать
Пусть пропитаны полностью подлостью по́лости в области сердца
Отброшены но́востей герцы
Когда я почти что почи́л и бороться лень Нет больше сил даже переодеться
Я не жду одобрения
Ведь для них удобрение
Донор обиды, мигрени, жертва плохих потреблений
Нет к жизни стремления
И этот приступ лени
В списке моих преступлений
Последний спор с собой закиньте в мою миску прений
Стали так близко тени
По течению принцип ведь тут приз забвение
Старуха близко, уже три ступени
Я думаю умчусь туда, где вечно светит солнце
Где не знают стронций, где у всех медали с бронзы
Куда летают стаи птиц и где не пали ниц все ангелы небес
Туда где не бывает злых эмоций
На обочине койки лист не дописаный
Неразборчивый почерк вело́ как флюгер неистовый
В конце страницы - "Пока мне давит плед тяжело,
Я так боюсь признать что я умер,
а там и нет ничего"

RhymeBear

Все начал сон вещий
Залпом картечи поднявший героя.
Сюжет этот вечен,
Он был в третьем раунде Окси
Того знаменитого баттла.
У героя жены - две полоски.
Ну зачем ему рваться куда-то?
Но голос из сна непреклонен:
«Ты нужен вселенной, воин!
Ты избран, зло придет в ваши избы,
Так прими же вызов,
Ты теперь все знаешь, ты судьбы хозяин
Враг твой - тот, кто спит в месте полном тоски
Так иди в его скит и убить рискни!».

Герой встал один, вышел в дома двери,
Ведь паладин он, ведомый верой.
Путь ему предназначен:
«Не плачь, жена, я ради нас, я не могу иначе!».

Не беря счет потерь в голову, упорней Логана,
Энакином из Войн Клонов шел герой с боем к логову.

Он дошел, и увидел там гроб, постамент.
«Я успел, мне респект, я сумел!»
Расковырял, а там - пустота:
Не саркофаг - лишь кенотаф.

Тут он все осознал, будто тонкий кинжал
Ощутил, вонзившийся в спину.
Он смотрел на себя из сотни зеркал
Изнутри заполнявших могилу.

Стал драконом герой,
Драконью срубивший шею.
Так погнавшийся за пустотой
Сам в итоге становится ею.

Отголосок

В поисках ответов я позабыл вопросы, вот и стал неведом мир, что здесь, под носом.
Неизвестно вовсе даже то, кем создан, надо мною пропасть: я как на подносе.
Осмеянный числом рутин, особенность свою искал - нашёл тупик.
Сомнения съедят внутри, но мне никак не перестать себя судить.
Рефлексия стала вечной, а внутренний мир тесен, как на манеже,
И у меня здесь встреча, но не с небом, а с гадким отражением.
Отбор 14го - баттл в шахматы с самим собой, только играем фигурой речи,
И поле минное, оно горит огнём, но правду говорят, культура лечит,
Ведь я хотел раскрыть тему, а там и нет ничего, пардон,
Вот и открыл душу, что в себя плюёт, назвав её "Пандорой".
Набросал образов и левых рифм, созвал народ,
Но понял, так нелепо, в миг, что нет во мне плохого,
Я находил изъяны, ища только их, так и стали явью вымышленные доводы.
Вытащив из ямы собственный мир, изменила взгляды моя молодость.
Мечты сбываются и я сам себя создаю, бывает, что поник ты делом,
Пришёл на баттл, всем кричишь "салют", сбывая свои идеи

Cpt.D

Введение: в углеродных нанотрубках есть особенность,
Которая заключается в их эксклюзивном строении.
На химические свойства влияет, форма,
А также соотношение линейных размеров.

У нанотрубок высокая удельная поверхность -
Сотни метров квадратных на грамм порошка.
И может быть ещё больше, наверное,
Даже не наверное - наверняка.

Но просто нанотрубки это ещё цветочки,
Представьте закрученные нанорулоны графита.
Хиральность ломает головы самым творческим,
Самым безбашенным и именитым

Ученым по всему миру. Но мы не об этом.
Что объединяет технологии будущего,
Сковородки, нановесы и бронежилеты?
Возможно, мой рассказ покажется душным,

Но в этом и состоит вся суть науки.
Душные исследования и голые факты.
Измерил, записал, помыл руки,
Снял шапку, халат, респиратор.

И так идут за сутками сутки.
Вывод: за углеродом будущее, но ведь
Нет ничего внутри нанотрубки -
И эту пустоту можно чем-то заполнить.

твоётв.txt

Осень тихой сапою
Вылезла из тюбика,
Как на поле минное,
Прячется во мгле.

Боль из глаза капает.
Драма фильмов Кубрика.
Кто-то чертит линии
На крестах аллей.

Вечер падал с воплями.
Прямо на проспект.
Солнце не гуляет
Вдоль. По мостовой

Над заводом облако
Растворяет спектр.
Кроме этой дряни
Нет там ничего.

Нет ни птиц, ни зелени,
Город тонет в выхлопах,
И людскими мерками
Не измерить лжи.

Город гложет временем
Своё тело зыбкое.
Только неба зеркало
Помогает жить.

Люди людям — скальпели.
Город тянет кабели
К облакам и зданиям,
Обнажив клыки.

Ночью люди скалились,
Но они не плакали,
Вопреки страданиям,
Страху вопреки.

Мы не сдались, слышишь ты!
Сколько боли б не было,
Кто-то до последнего
Будет догорать!

Город скроет крышами
Солнце, птиц и небо. Нам
Хватит и вечернего
Света фонаря.

oxcme

вот стакан. половина — вода,
половина — воздух.
вот твоя жизнь — наполовину осознанная.
вот бежишь — как у быка раздуваются ноздри.
вот реальность, которую сам себе создал:
стеллажи, запах книг, ни шороха в темноте.
миллионы историй на полках — их ты хотел?
ты собрал и под черепом спрятал немало дел
в совершеннейшей из существующих библиотек.
вот — книжонка о детях: чем следует их кормить,
как показывать через игры им взрослый мир.
вот — о флирте и женщинах: как им дарить цветы,
как суметь соблазнить сотню дам и остаться «святым».
вот — о дружбе и чести книга, твой личный кодекс
(ты сверяешься часто — подводит моральный компас).
вот собрания сочинений жане и фрейда —
ты давно изучил алгоритмы душевных дрейфов.

ты бежишь, спотыкаясь о воздух, глотая воздух,
корешков разноцветных плеяда сродни наркозу;
ты хватаешь в агонии книгу с пометкой «я»...
...на пустые страницы ложится тоскливый взгляд.

behind the swamp

1.
Полые люди при полой луне,
зияющей странной дырою в окне,
в лучах отражённого света
живут, но не знают об этом.

2.
Лучи застывают у высохшей лужи,
разрываясь в особенной жажде воды.
Это жажда себя, отражения; уже -
Это жажда Другого. А ты?

3.
Ты же знаешь что всé, кого
помнил ты, сгинули с этих мест.
И ты смотришь в окно, как в распятое зеркало,
на свое отраженье чужой примеряя крест

4.
"Забавно, среди переносчиков жизни
ощущаешь, что сам лихорадочно болен.
Но если Ты есть, то, прошу, покажись мне
и я поклянусь пред тобою здоровьем,

и стану искать, словно прóклятый Вояджер,
обречённый искать не желая найти,
ведь найдя я умру, но пока беспокоит же
что-то ноги мои в пути."

Филипп Гогенгейм

Минута
Секунда
Момент
Ты сбегаешь по лестнице мигом.
Бежишь как в новый день.
Бежишь будто во сне.
Словно там не услышишь ты криков.

Открывается дверь,
За ней пустота.
И, похоже, с обеих сторон.
И вот вроде она,
Объяснить все должна…
Снова шаг

снова новый порог

Хоть одним бы глазком,
За пространство двери
И увидеть гостя незваного.
И вот снова звонок
И ты снова бежишь.
И кино повторяется заново.

Минута
Секунда
Момент
Стремленье – продырявленный парус.
Как он приходит ко мне?
Когда меня в доме нет?

(Он находит моменты меж пауз.)

Упивается кровью желаний моих.
Не дав даже шанс,
мне до страха
добраться,
Сколько можешь пространство в себе же творить?
Умещаясь в размере абзаца.

И ловлю вновь момент,
Закрывая дольмен.
Ускоряя бег прошлых минут.
И его вроде нет.
И меня вроде нет.
Лишь секунды, как раньше -

бегут.

Будешь шалфей?

Не верить очевидному сложнее:
вот те же стены: пятна на обоях,
пятнадцать капель в подоконник
и сколько же ещё прольёт?
Бессонница – играет в счёт
всех пройденных поступков, разговоров, –
Вот оловянные герои
шагают в площадь ходуном,
где даже самый невиновный
из мухи выстроит слонов
И будет требовать любовь,
прощений, наказания и насилия
Всё потому, что в этом мире –
Вся боль досталась в его срок.
Из девяти так семь часов;
Потом заря, что эту ночь
так обесцветит в пасмурное утро:
как хорошо, что все минуты
никто не впишет в протокол
И в этот день, – никто нас не найдёт.

Иосиф Впопский

Вечером пятницы я в телек пялился.
Думал: "Сроки поджимают, похоже я в заднице."
Думал, как бы раскрыть мне тему красиво,
Попутно выбирал что посмотреть
"Кунг-фу панду" или "Криминальное чтиво".
Как вдруг я кнопку нажал, руку дёрнул бес,
В эфире "первый канал", шоу "поле чудес".
У Дяди Лёни сверкают залысины,
Барабан крутится, хлопают зрители.
Дальше по стандарту:
Угадайте букву, назовите слово.
Очередь доходит до Сереги из Ростова.
Передаёт приветы любимым папе и маме,
Тем временем "сектор приз" на барабане.
Якубович намекал, что не уместен риск,
Но Серёга был уверен ему нужен приз.
Будь по твоему, получите - распишитесь, хули.
Дядя лёня достает из чемодана дулю.
Говорят, любопытство убивает кошку,
Но об этом поздно сожалеть после
Того, как откинув сомнения тень,
Открыл черный ящик и остался ни с чем.

зайчатки разума

Тысячи лет мы смотрели вверх, надеясь, что там кто-то есть
И может быть даже однажды мы сможем на кухне устроить беседу
Пожмем руки или щупальца со стрекательными клетками, например
Как вариант, они захотят нас завоевать, отобрать богатства и запасы
А может там ничего и нет? Теории на этот счёт были разные
Но вчера мы узнали — все эти века внутри живых тварей они проживали
Пришельцы столь мелкого размера, что никому не было дела
Ботаники с сальными волосами только недавно их разглядели
И что теперь? Мой руки, сиди дома, играй в Мортал Комбат
Ты мечтал стать на Энтерпрайзе старпомом, а стал кормом
Строил в офисе планы по покорению космоса
Но аступил «конец детства» и человечества осень
Нет ничего — ни смысла, ни причин, ни решения
Бесконечно чужих не поймет земной гений
Им не нужны запасы пресной воды, поля, леса, биткоины
Ты просто оказался частью пикника на обочине, человечишка ёбаный
Только, отрицание, торг, гнев, депрессия и принятие
Твоего существования отменяется мероприятие


Light Novell

У дна немыми рвами подпоясан
Сосуд без света нищего луны.
Одна лишь лужа зАлита фаянсом,
И толщи льда, что бьется в валуны.

"Момент истомы смертного бессрочен"-
Подагра мыслей тысячи поэм.
Тандемы стонов путнику пророчат:
(Программой жизни с "эйдоса Ф.М.")

1:"Нам муки дали жизни преткновенной
Быссмертный опыт, загнанный в листах,
Науки грани, мыслей дуновенья,
Невнятный ропот в девственных устах."

2:"Нести под красным знаменем морали
Давал нам право бравый легион,
Блюсти закон, отступников карали
Без балаклав восславив регион."

3:"Запляшет кисть у нотного мальберта,
Забьет ключом. Энтлехтия мерцал
Стремится ввысь бесценною афертой,
Взойдет лучом на темные сердца."

"Мне мнится же мешенью в перекрестье
Плеяды душ под Римскою свечой.
Томится вечно вынуждены вместе"-
Промолвил рядом вмерзший по плечо.

Будешь объявлять

Держите, товарищи критики асы, прекрасное многообразие слов.
Чувствуется, раскрываюсь,
Не как большинство.
300-ым грузом зайдем на раунд без вечных и невозвратных,
Ориджинал саспенс, организатор ©
Каждый пятый.

Как тебе все эти тексты? Их там примерно триста?
А тот, кто не сдал - он тему раскрыл
В стиле постмодернизма.
Три сотни текстов в наличии
О том, чего не имеется.

«Косноязычных вычислим!
Долой поколение пенисов!..

..И че, снова пишут про Бога? Опять про Иуду - бля будду!..»
На третьем, для бинго, дай тему урока
КАК ИЗБЕЖАТЬ РУКОБЛУДИЙ.

Этот «апостол» обсажен -
Во второе прошествие верит.
Брюсом быть может каждый,
Но не каждый как Джим Керри.

Тему дали абстрактнее некуда,
Но ваша повесть квадратами - копирка Малевича.
Образование, оно в твоей голове.
Прости, но это не лечится.

Скелеты собрал, крышкой гроба накрыл...
Писатель, прошу, схоронись, не гони.
Спросят тебя, а зачем же гвозди,
Возмутишься «да вот же они!»

Валентин Мирчасов

Словно невролог, который выдал направление с видом серьёзным
В ближайший час пройти МРТ головного мозга.
Или же телепат, использующий дар осознанно,
К примеру, Ксавьер Чарльз – заглянем в голову подростку.

Но только нашему, российскому. Чтоб всё было просто,
К чему нам наблюдать гейропейцев и пиндосов?
Там пустота, нет ничего…

Ward

Заботы мирские покинув, стала богиней,
Путь вымощен намерениями благими
Храмы – стримы и блоги, паства в виде логинов.
Технологии позволяют логику игнорировать,
Истории полные скорби, нелепые образы,
В пределах комнаты появляются попросту.
Дома порядок, в шкафу сотни нарядов
И сотни дней к ряду никого нет рядом…

Реальнее голосов близких стали буквы из чата,
Хоть кого то и кличешь - злые исчадия.
Признание тысяч вытеснило потребность любви,
Впитывая токсичность, начинаешь кайф ловить.
Как наркотик, который делает покорным
Очень скоро ты в это пускаешь корни
Врастая в экраны, всё остальное сгорает
Впадаешь в крайность, что это стало раем,
Который сама сделала,
А что же за его пределами?

КняGGе

В начале была пустота, как гниющая погань,
Раскрыло уста существо, что зовут нынче Богом.
И словом пробив пустоту, сотворило Светило,
В миры и людей, моря и зверей пустоту обратило.
Да только старания зря, погрязла в раздоре земля,
В крови запятналась заря, и господа взору внемля,
Отправился сын его к людям из хлева спасенье несущий,
И проповедь вёл человеку деревьев под сенью у кущи...
И он из народа, что вёл за собой, учеников себе создал,
На небе потом, стал бы святой из них его каждый апостол...
Да только схватили его под арест и в оковы,
Понёс на спине на распятье своё свой же крест до Голгофы.
И был он распят, стал уже доставать оружье из ножен народ.
Но хороненья обряд проведен, Христа труп с креста брошен в грот...

А через несколько траура дней,
Шли тело забрать из груды камней...
Мелькали одежды, что бедной бедней,
К пещере раскрытой пришли, а на ней...

Ангел сидел, перебил его свет плач и вой.
Камень убрав в грот немедля зашли... А там и нет ничего.

XPulsar

Снова вижу в чужих глазах интерес и азарт,
Может даже влюблённость, но давно уж пропел эти песни я сам.
Где каждая строка известна наперёд,
Но, если честно, меня не берёт.
Мой разум твой образ сберёг, так, что не очистить
Я из твоей души отчислен, не помогут и врачи здесь,
Из памяти не вырезать кусок,
Мы выпили любовь до дна, сейчас лишь закусон.
Ты счастье или сон, который однажды проник
В подсознание, ведь твоё лицо – в каждой из них.
Как донести, что просто галочка как-то не льстит
И пустые строчки без души – правда не стих.
И я могу быть с кем-то, но нет ничего там
Лишь попытки раздуть пламя, развеять в ночи холод
И вечный голод до былых чувств, в горле комом
От мысли, как та встреча занесла далеко нас.

kiReL'

Он был столь многогранен, так губительно глубок,
С ним рядом не стояла вся изменчивость Протея.
Продуман до крупиц, но между тем – не строг
И как бы не был холоден, казалось, что согреет.

Он был изящно выточен, словно рукой Творца
Из целостной диковинной породы-заготовки
Прожилками высокомерия, как следом от резца,
Украшен, восхищая красотой работы тонкой

Он был немного старомоден, но при этом – свеж
Невежественно прост местами, да, но в целом – сложен
И, знаешь, словно ножны укрывают красоту клинка,
Весь этот мир был скрыт. ТАМ, глубоко под кожей.

О, этот дивный её образ, что хотел запечатлеть я,
Что вызывал внутри негодование, затем экстаз,
То возносил до неба, то хлестал до боли плетью,
Но как-то раз взглянув, я не нашел его…

…В далёком котловане глаз...

31.75°

Не будет ни запятых, ни точек.
Всякий стремится поставить крест.
Чего стоит ненависть точная?
Если за неё боязно сесть.

Флагштоки, парад, субсидии в урну.
Из бед разве что повальный "психоз".
Усатый барин всех нагло дурит
и хочет, чтоб ты под пятою рос.

Плачет народ, дрожат управленцы.
Нужна помощь? Пойди кубышку разбей.
Неужели весь этот набор резиденций
на деле не нужен тебе?

Барин во всём компетентен. Ему виднее.
Он для любой проблемы решение найдёт.
кого волнует, что показало время,
что любое решение дерьмо.

Кого-то посадит, кого-то отчитает сердито.
Переставит по-новой парочку стульев.
Но когда-нибудь все эти кредиты
отдавать придётся всем ульем.

Замок лжи однажды дотлеет.
Старый барин уйдёт, проявится свет.
Новый заглянет в казну с вожделением:
а там ничего и нет.

Ваш Друг

Дорогие судьи,
так как призовой фонд слишком маленький, я решил не сдавать текст на раунд.
Вместо него передаю вам сообщение человека, слетевшего в отборе.

Я в текст натыкал метафор,
Участников всех оттрахал,
Рифмую сплошными квадратами.
И словом поставив раком,
Пихаю панчлайны в сраку,
И так пройду сотни раундов.

Меняю ритм в каждой строчке,
Да так, чтоб глаз кровоточил,
Ведь гений идёт от обратного.
И чтоб в лимит попасть точно,
Катаю весь текст без точек.
Готово. Пора вас обрадовать.

Сдал.

Но вас мой стих не растрогал,
Его оценили строго,
Вдруг выводы сделав поспешные.
И даже мой юмор колкий,
Не понятый вами толком,
Остался покрытым насмешками.

Теперь напиваюсь вусмерть
И вслух начинаю с чувством
Есенина строки зачитывать.
И пусть вам всем будет пусто
За то, что людьми не узнан
Талант настолько значительный.

Asknyt [СЕРП]

опасности бродят рядом
как сильно б себя не прятал
тревога на плечи давит
пугает гигантский мир -
не пазуха у Христа ведь
итак,
мы на миг представим
что кто-то огромным молотом
тебе пробивает голову:
посыпался крошкой череп
в испуге криви́тся челюсть
конечно же, много крови
но что остаётся кроме
гранатовых рек внутри?
извилистый лабиринт
где ветер гоняет мусор
и спорят Кобейн с Иисусом
о женщинах и вселенных
порой не сходясь во вкусах;
сжимает букет сирени
красавица юных лет
и пальчиком на стекле
кривое рисует сердце;
евреев сжигают немцы
а ты прожигаешь фото
где вы ещё были вместе
смеётесь и влюблены;
сквозь дёрн прорастают сны
сплетаясь витым узором...
но мир этот иллюзорен
ведь кто-то с огромным молотом
тебе раздробивший голову
смотря вот на всё на это
брезгливо поморщит нос
увидев всего лишь мозг
как будто ничего нет, и
пойдёт за вином в киоск

teacher

Я бы чиллил эту вечность
без ошибок моей неудавшейся юности.
Я бы написал только, что здесь мы -
пойми меня и, ради бога, не выпусти,
оставь меня дома,
вечно пьяного и такого невзрослого,
мне невыносимо легко и так просто,
не пускай меня,
я обрывок чего-то действительно стоящего,
пусть неудачный в анфас,
но ночью же,
ты будешь видеть меня только ночью же!
И я, помаленьку обрывок,
буду писать тебе "ну прости"
Ну прости
Господи, я бы вернул тебе эту жизнь
из-за моей неудавшейся юности.

Деликт

«Привет. Ну как ты, решилась уже?
Скажи мне на милость, к чему канитель?
На Южном вокзале сойдёшь на перрон,
Я буду в костюме с букетом цветов.

Водитель, наш столик на пирсе – всё схвачено,
Ночь обещает затмить собой день.
Созвездия светятся знаками качества
Близости связи нейронных сетей»

Запечатанный в прежних надеждах конверт
На этот раз точно в ней гордость подвинет.
Сигарета прожигает щели в ремне,
Вгоняя под рёбра свою дистрофию.

Неспешно зреют в жёлчном гроздья гнева.
По-свойски накрыто: сижу, удобряю.
Прорехи в паркете и гвозди в стенах –
Забытых попытках начать всё сначала.


Промеж москитных витражей
Вдали от майского контраста
Устроюсь в ветхом шалаше
Из недошедших писем счастья.

«Быстрее вещи собирай,
Тебя здесь ждёт сюрприз.
До скорой встречи, дорогая,
Твой нигерийский принц»

Красный СЕРП

Я - ноль в декартовой системе координат,
Я - спутник, заблудившийся на собственной орбите.
На кителе небес сияют звезды-ордена,
Прокладывая путь мне в вечную обитель.

К-ровать больничная меня к себе приклеит,
О-ставив овоща для пролежней на завтрак.
М-оя душа скиталась в клетке-гинекее,
А-безысходностью сменялся вкус азарта.

Я слышал множество догадок и историй
О божествах, их центрах занятости, прочем...
Однако трудно что-либо испортить
Там где как звание ты просто приурочен,

Где ничего нет... Да и не было, по сути, -
Кромешный свет лишь и угарный кислород,
Куда, как в ад, ты без экзаменов поступишь,
И, как в раю, не обнаружишь никого.

К-алейдоскоп событий жизни однотипен,
О-пределен как в книге судьбы персонажей.
М-оя - предательски скитаться по орбите,
А-нсамбль вечности снуя в этом оммаже.

кова

хочешь раскаиваться? развейся в вечности
или разбуди меня после каждого из имён

/знамение/

здесь не спрятаться
или выгнать себя от всех мелкой пустошью

и попробуешь подойти до меня но что с того

каждый кто был ранен кидает камни острее чем
сможешь перенести
*я давно из под них раздавлена*

хочешь разделим моё отчуждение на нас не-двоих
всё равно такая/себе/трагедия

kotodama

сижу, грущу, одиннадцатый А,
ко мне во сне приходит Рыжий Б.
дает мне сигарету, неспеша
я задымил, увидев в том - "иль де боте"
и потанувши в романтическом бреду
с поэтом мертвым, затянули пояса
полетом мерным разрезая синеву
живого сна, словно заели тормоза
неслись
иль несся я один
над водной гладью, словно голос Божий
лишь Рыжий Б. смотрел с немых картин
но больше ничего там нет
меня нет тоже

Успех Финансович

Полупустой перрон, окурок, летящий вниз
Гора нажитого трепья рядом стоит в тюках
О прибытиях снова диспетчер поднимет визг
стою в выглаженной рубахе будто только из под утюга

Сухой кашель из-за спины, слева голос милой мадам
Где-то раздался звонок, норовит выпасть из рук мобила
Обстрагируюсь чуть, дни мысленно промотал
Увидел, как из урны в небо тянется струйка дыма

Рекламы, афиши, ленты и строк бегущих поток,
Стоит тощий студент весь в думах над сопроматом,
А сзади него юнец, талант, ведущий свой блог
С мечтою, что "моргенштерн" приобнять вдруг сойдет с плаката

Сотни людей – фломастеров, разных на вкус и цвет
Видел , листал как слайды их шаркающих подошвами
Где мои дни упущенны? Там поищу где прошлое
Томно взглянул в то прошлое – там ничего и нет

белый иван

Смертность отбора - семьдесят
восемь процентов;
Судьи жёстче короны. Благо, я выжил в первом!
Думал дальше писать образАми, сменить свои схемы,
Но лучше остаться собой, чем кривляться, как эти плебеи:

Они - улиточки в поле ромашек!!!
У них облачко в небе без тучек!!!
Утром мамочка рученькой машет!!!
Ночью звёздочки голову кружат!!!

У других - траур чернее погоста...
Пустота разрывает их взоры...
На душе макияж весь растёкся...
(Не поймут мужики на заводе)

Третий автор порвался от злости -
Он сношал там кого-то куда-то,
Позабыв что здесь творческий конкурс,
А не заёбший всех оффлайн баттл.

Тезис в итоге понятен давно-
Достойных здесь лишь единицы.
Я-то, ясное дело, тупое дерьмо,
Которое должно было слиться,

Но не потонуть.

И здесь много людей,
Что прогнутся под тяжестью эго,
Ведь оказаться на дне довольно легко,
Возомнив себя клёвым поэтом.

F8ST

-Дайте Винстон, с двумя
-Ваш паспорт!
Подаю ей,в обложке кожаной.
Продавщица, бубня:
«Восемнадцать...
Развелось курильщиков, Боже мой...»

****

Сигареты облегчают работу мозга.
Становится гораздо спокойнее.
Мечтать о том, что ещё не поздно,
Что жизнь лишь игра, и не более.

О том, что когда-то ты сможешь достичь его:
Успеха в своей профессии.
О том, что та девушка выйдет с больничного:
Уехать бы с ней в безвестие.

О том, что вернутся твои друзья,
С которыми ты так недолго пробыл.
«Когда прилетит что-то в спину, я
Уже не умру от потери крови!»

****

Тот знакомый советский сервис.
Скрипящему ящику не счесть лет.
Продавщица- щекастая стерва.
-Сигарет нет!

****

Об июльском солнце здесь можно, о белых ночах,
О чистом, непыльном, едва освещённом Питере,
Хоть об узком оконце (мне это работник весь день обещал).
Но нет того дыма, который позволил бы видеть их.

Да, Тая

Мы сражаясь за космос, впивались сознанием в небо
Вычисляли маршрут до планеты «С.А.» наобум
Ты бросал в невесомость изношенный, старенький невод
Вместо пригоршни звёзд доставая сплошную золу

Подводили сердца и мы шли на предсмертной тяге
Колебались в пути, находя лишь остатки планет
/Пару лет световых мы, конечно, ещё протянем
И падём на окраине мыслей в увядшей траве/

Не сверкают вдали ни блазары, ни хвост кометы
Мы плывём в темноте, и души берет усталость
Я устала, мой друг, ничего в этой жизни нету
Ничего/никого в нашем мире уже не осталось

malewich

Если зá год сменить городов эдак шесть-двенадцать,
Поменять и страну, и язык, и размах идей,
То однажды тебе непременно начнет казаться,
Что ты (прости, Господи) можешь читать людей.

И тогда, оказавшись в каком-то столичном баре,
Среди черных бутылок и огненно-красных знамён,
Ты начнешь объяснять прилично подвыпившей паре
Сакральную значимость сказанных вслух имён.

Ты расскажешь немного про магию тёмного рома,
И какой на писателя можно повесить ярлык,
Но лишь ближе к рассвету, добравшись уже до дома,
Ты расстроено вспомнишь, что выбрал не тот язык.

Если зá год сменить городов эдак шесть-двенадцать,
Поменять и страну, и язык, и порядок дня,
То однажды тебе непременно начнет казаться,
Что в твоих же словах уже нет ничего от тебя.

maruyama

Заблудившихся стон, сгорающих треск
Среди белого шума она - чёрная невеста
С витрин шоурума проданы, потеряны, да просто так отданы ее чувства и эмоции
Когда то в груди были жемчугом, теперь по закоулкам россыпью.
Мать просила «Заройся в себя поглубже, наполни реки русло»
«Не трогай меня, там пусто».
И вместо глаз бездонные скважины глотают осуждающие взгляды
И в этот раз и в другой в неё сольют утехи после пьяных контузий приматов стадо
И вот Салем восстал под светом Луны под вопли блаженных
Блуждают тени по подворотням, по душным барам,
Травятся порошками и травами
Она среди них единственная, ведь там где у всех душевная травма у неё вакуум.

Вехотка

Мы пили с казахом он оказался русским
Вот так наливаю даже не разберу с кем
На закуси я говорю ври меньше
Он отвечает ты видел казахских женщин
Чтобы казахские были у женщин дети
Знаешь чувак проще взять и поверить в йети
Там под россией нет казахстана честно
Ни трёх китов ни архангелов ни гефеста
Фантасты изобрели США белый дом и трампа
Чтобы рассказывать взрослым при свете лампы
Социологи знают как создавать сенсации и скандалы
Но ни греции ни непала
Ни индии ни китая
Никогда не существовало
Зомбоящик вправит кому-то зудящий хрящик
Не можешь уснуть перед сном наглядишься всякого
А утром выходишь под вишни во двор в балаково
Берёшь и живёшь с суеверным каким-то страхом
Что бывший казах не окажется вдруг казахом
Что нет ничего но иначе бы мы скучали
За этим придуманы англичане и их печали
Экономические качели
Белло и Боттичелли
Там нет ничего
Россия была вначале

insecta

майский вечер на ощупь, как мягкий велюр.
в полотно завернувшись, под ноги стелюсь
полумесяцу на подоконнике —
сходит нимбом с небесной иконы и
горло стягивает в петлю́.


я смотрю, как в окошке напротив горят
и мерцают огни новогодних гирлянд,
темноту оплетающих жилами.
интересно, хозяева живы ли
и когда уберут наряд?


может в странной квартире давно никого.
может вышли салюты пускать в новый год
и увязли в сугробах за городом;
отравились паленым кагором и
перепутали поворот.


или может на святки их дом обнесли,
перерезали глотки, разбили виски́
и ушли, бросив трупы под лампами.
и пока я способна угадывать,
месяц не сократит петли.


может им просто лень убирать этот хлам.
может рама — алтарь, а за стеклами — храм,
и мне стоит молиться на свет его,
видя контур созвездия лебедя
в габаритных огнях гирлянд.


мох, проросший под кожу, на ощупь как мех.
в толще мутной воды мне не важно /за всех/,
смотрит кто-то из окон напротив
на останки в студеном в болоте


или вверх.

marxdemiurg

Матрица, отстань – я нормально спал, но
Ощущение, будто всё реально,
Растворилось, как цианид в вине.
И за что возьмёшься – того и нет.

Всё так эфемерно, неуловимо –
Ни России нет и ни Украины.
Шарм-эль-шейх, Анталья, Тунис, Пхукет…
Всё – шиза и бред, ничего там нет.

Храмов, жрален-спален, других объектов,
Обезьян, копающихся в объедках,
Как в моём мозгу антиестество.
Ничего там нет. Слышишь? Ничего!

Ничего там нет, я признаюсь честно.
Вместо игр и порно забит винчестер
Всякими отрыжками бытия
И неверием, что умру и я.

Это неизбежно, неотвратимо,
Что за утомительная рутина –
Самому себе врать, что что-то есть.
И неважно, что – хоть бы этот текст.

Ничего в нём нет, это просто буквы.
Словно морс из клюквы со вкусом клюквы,
Это морс из букв с привкусом чернил.
В нём был смысл, но я его уронил.

И он покатился и развалился
На пустые смыслы, слова и лица,
Валится,никак не спасёшь его.
Там, куда всё валится – ничего.

Артауд Терранова

Услышь, тварь!

Мне срочно нужно твоё присутствие!

Ведь я страдаю
И скоро буду биться в конвульсиях
От конченой несправедливости,
От срочных порывов мыслить;
Нет больше тех старых стимулов,
Что заставляли меня здесь двигаться.

Любимая, брось!

Я был нежен с тобой все эти годы!

Ты мой наркоз
Из времён, когда каждый стих был особым;
И всё было пропитано молодостью,
Мысли будто с прокуреным голосом;
Ты мила и совсем не испорчена,
Но наши желания стали все порозень...

Прости, эМ.,

Я растратил твой дар понапрасну;

Заглушал свет,
Что делал полёт моих мыслей прекрасным.
И растратил его, освещав темноту,
Облепившую нас на мили вокруг,
А ты мне кричала:
"Светить надо внутрь,
Познавая себя, это правильный путь!"

Но я по глупости снова убил своё солнце,
И лишь кладбище муз внутри остается.

MarquisOdesy

Ночь.
Одеяло из звёзд укутало томную землю;
В сон
Погрузил биосферу старый уставший божок,
И только грустные души идут к своему побережью;
Их печаль от того, что в сумерках кто-то умрёт...

Штиль.
Не желает мешать даже матерь природа;
Мир
Сделал всё, чтобы таинство произошло.
Этот момент и поэт, и искусснейший воин
Оценили б на пару, стоит нажать на курок!

Пал
На колени дошедший до темного моря,
Там
В лунных лучах дожидался его оппонент.
Резко память откликнулась жёсткой, но милою болью -
В ней увидел всё то, почему же пришел на дуэль.

Сил
Смотреть в отражение вовсе в нём не оставалось.
Миг
Отделяет висок от того, что он в тонкий тоннель
Превратится, оставив владельцу на вечную память
Радость отсутствия на этой бренной земле.

Щёлк.

У вселенной всегда свои грязные планы.

Щёлк!

Купить ствол без патронов - это же надо уметь...
Не мог он прожить в этом мире сером нормально,
Как итог, нормально не смог умереть.

White Knight [SoR]

Ну а может пройдёмся?
Не будь недотрогой. Не делай вид, будто вокруг не души.
Ты замкнулась от мира стенами острога
Наивно считая, что он нерушим.

Я на белом листе
Синей гелевой пастой, делюсь с тобой чувствами, с красной строки.
Каждый раз, замечая тебя в этих красках.
Твой образ всегда представлялся таким.

Эгоистка.
Ты скажешь:
«Мне нужно учиться, усердно работать, подняться с колен»
Но я вижу, в твоих глазах что-то не чисто.
Но что? Не пойму, сколько бы не смотрел

Я всё рвался наружу.
И пламенным сердцем, давно уже сжег между нами мосты.
Хоть и общий язык мы нашли вдвоём с детства.
Нашим чувствам пришлось безвозвратно остыть.

Увы
Но вот ты мне скажи
Кроме мнимо широкой и щедрой души
Что ты можешь вообще предложить?
Молчишь? Так и знал. И я знаю, не будешь
Всё равно, не звони, не пиши.

Хор дворецкого

Если с памяти вычленю только плохое,
Как вчера помню только открытые двери.
Пока жизнь не попросит оставить в покое,
В то, что мы постарели, не хочется верить.

Если с памяти выкинуть то, кем мы стали,
И представить на миг, что остались кем были...
Дула ружий бы были набиты цветами,
Остальные - в подвалах ржавели б от пыли.

Если нет ничего, что хотелось бы помнить,
Нет причины бежать, наплевав на усталость.
Если больше не будет счастливых историй,
Значит в памяти счастья совсем не осталось.

Ночная прачка

у меня давно из нового ничего,
у тебя из старого одна усталость.
заплутаю на день и не вспомню год,
не подскажешь, куда идти,
зато знаешь,
сколько
идти осталось.

в чужой огонь ни ногой, ни разумом,
разве что руки греть,
чтоб вконец не остыли.
движению за запрет смертной казни
надоело жаловаться,
что всё еще принято жечь костры.

книги теней обернулись поваренными
и слова внутри поломали,
мне заняться нечем теперь - научи разговаривать.

так, чтоб складно
и было с кем
не найти общего языка
и лезть на стенку.

между нашими двумя каруселями никто не поселится,
кнопка выхода то красная, то зеленая.
сколько не вращайся - не заметят потери,
но спасибо, что хранишь и помнишь себя всего.

помнишь имена и привычки больные,
хранишь всё: от узоров стоп и до последнего банта,
мой взгляд на мир не удастся реанимировать
ни в бюро ритуальных услуг,
ни одному из тех чудаков,
укутавших себя в черную мантию.

проклятия давно все истрачены, полно.
а я всё еще если и лгу, то по-доброму.

rotvein

я нашел одинокий причал
и на нём тебя ждал по бессонным ночам.
в пене черных морей хлябью выла печаль.
в моем сердце родилась
искрой мечта.

тучи нависли, как серый металл.
шторм бригантины по волнам метал.
хоть не виднелись твои паруса,
в моих венах смешались
кровь и мечта.

в перигее нависла седая луна.
земли спутница близко. но где же моя?
видения, мысли, твой облик во снах.
вместо крови вскипела
одна лишь мечта.

я воздвиг одинокий маяк
и в нём факелом данко я начал сиять.
холодным костям не хватало огня.
в моих жилах струилась
магмой мечта.

моя вера надрывно кричала с креста -
ей мучительно гвозди вонзились в крыла.
воплем я рвал сердца небесам.
в моих венах в агонии
гнила мечта.

и вот наконец ты сошла с корабля.
запылали вновь шрамы от слёз на щеках.
холодный и бледный, тебя я обнял.

твои губы подобны кнуту палача.
сердце ласково, нежно открой без ключа.
прости, там паршивенько
сдохла мечта.

ты пришла, но твоя
теперь лишь пустота...

Kr1one

И никого не стало.
Ни странного, ни печального,
Отчаянно на причалах нас умоляли отчаливать.
Пустые чаяния, как чайки за горизонт
И новые планеты встречают меня лицом.

Покуда на Земле был последним из подлецов.
Окольцованный колесом, колесованный за кольцо.
Я пополняющий когорту презирающих отцов,
Взращённых поколением ненавидящих сынов.

И никого не стало.
Иль стало и сразу много.
Всеобщая санация, санкции, перемога.
Победа вопреки по заветам господа бога.
Сегодня танцы в храме и пляски на синагоге.

Панельные дворцы опустеют ближе к полёту.
Отдельные творцы ищут Воланда, да Фагота.
И не помогли петиции, митинги - это фикция.
Идея фикс, полиция, сдохнуть, чтобы родиться.

И никого не стало.
И мир дрожит после фрикции.
Заходят на посадку последние первые лица.
А ты стоишь как спица, с натужным лицом убийцы,
Надеясь, что банка пива поможет скорее спиться.

у н о м е р а

Внимание!
Только сегодня!
Ради ваших стонов и глаз на лбу.
Проколесивший
от Вашингтона до Катманду.
Неповторимый
мастер иллюзий
с репертуаром богаче чем эльдорадо.
Делайте ставки:
что нынче вынет он из своего цилиндра мага?

***

Вы только гляньте!
Новая вылазит!
А публика и так пару часов в экстазе.
Одно.
Ещё одно.
Ещё.
Ещё.
Круг вокруг шляпы.
Взмах.
И щёлк.
И щёлк.
Вниз лопасти —
и он плывёт в реке искусства.
С той ловкостью,
Что звери не несутся.
Всё без огрехов
и помарок.
Чудес так много,
но их всё мало.
И так хотелось посмотреть всё занов-
-ес

***

На реальную магию это лишь карикатура.
Все что было тут -
собрано мной из соплей на скорую.
Я вам открыл
столько
стихов-шкатулок...
Только жаль,
там только стенки.
Совсем голые.

Armoracia

Настало утро. Час воспоминаний.
Я каждый день боюсь понять, кто я.
Ещё не осень, но восход туманен,
Ещё не встал, а мёртвые стоят.

Патлатого уже почти не помню,
Та рыжая игнорила меня,
А с жирным как-то присосались к пойлу,
Блуждали, протрезвев, по ебеням.
С очкариком мы не читали книги,
Он говорил, что их и не читал.
А у костра как одичалый нигер
Пускался в пляс обдолбанный сектант.
Чесотка в памяти, как россыпь новых пу́стул.
Опомнился. Но как теперь забыть?
От полной жизни почему-то пусто.
Прыжок в загул - гробы, гробы, гробы.

Я заслужил "прекрасное далёко",
Уверил всех, что нет вины в смертях.
Но вспомнив звуки лопавшихся стёкол,
Себя бичую снова: "Как же так?!"
Тогда проснулся и зашёл на кухню,
Там двое спали прямо за столом.
Поставил чайник, вышел. Домик рухнул:
Курнул, заснул в беседке и тепло
Меня с трудом заставило проснуться.
Истошный крик и запах шашлыка…

Схожу с ума от ярких реконструкций.
В уютный гроб согласен, но слабак.

Ostalex

Вот настал тоскливый вечер.
Я мрачный, я жертва потёмок.
Как понять, насколько я беден,
Если умер внутри ребёнок?
Тень меня обессиленно плачет
Рядом с гробиком детства и юности.
А там и нет ничего: полый мальчик,
Гниющий труп - жизнь и не сунется.
Вокруг гро́ба трава почернела,
С ветхих деревьев упали грачи.
Вечный морок окутал победно
Ветки будущего и листья мечты.
Они быстро вянут и опадают -
Летний сад уже страшное кладбище.
Лужа крови от слёз под ногами,
Я лишь мозга сосуд умирающий.
Чувство, что с каждым часом
Я распадаюсь на много частей.
Буйство всех ярких красок
Не скрасит траурный день.
Мой дух садист, он меня не бросает,
Он заставляет выть снова и снова.
Мой дух парит мёртвыми лепестками
В закрытом саду с железным забором.

Мёртвое тело Киану

Смотрю в её глаза раз (1) (год старый, лет десять назад)
- преданность щенячья, глупая ласковая
люблю её как в сказке, она кусает в поцелуе губы мои, страсть, прекрасно

( змея заползает за пазуху, звезда солнце - гаснет на закате
Не хочу ни думать ни знать
о том кто целует её и с кем она делит кровать)

Смотрю в её глаза два (2) - злая, снова всё обоссал
Усадил в такси, не позвонил не спросил, поздно для “прости”
Виноваты звёзды, сквозь снег проросли - мёртвые стихи

Стасовал март карты, по лицу асфальта солнце
Расплывалось, ножом под рёбрами - искать сердце
Было целесообразно (как мне казалось)
Лучше чем остаться
Безобразной мразью
Полоскаю дешёвым пойлом пасть, выцарапать бы своих плакс
Вода с неба в лицо, май ласковый улыбается, социум через ватсап
Маска приросла не содрать,
кап кап (в ебало) кап кап
..
“Случайно” встретил её в сети - (смотрю в её глаза три (3))
угасли нежности блики, и злости уже не найти
(страшно) ведь там совсем ничего (кретин)

HELLIANTHUS

Закат освещает багровым и красным
Тучам заказаны неба штрихи
Тучам размоют оковы приказы
Свиста весеннего ветром лихим

Дождь городА не оставит в покое
Дождь до конца своё дело ведёт
Лихо струями пространство покроет
Головы
Доки
Жильё
И комфорт

Снова бежать - это ж надо!
Приступим.
Я как преступник, ступивший в Везувий
Дряхлый, беззубый, без левой руки
Не в силах уйти и быть кем-то другим
Бесценный рубин!
Меня жаждешь ли ты
Как жажду тебя я все долгие годы?
Прогорклые cоты столетий литым
Железным клинком вспороть бы до горла
Не в силах.
А в силах лишь вечно идти
В слепом предвкушении химической свадьбы
Пока черный клин пяти меченых птиц
Сполна не покроет сизифовы страсти

Я шел! Так чего ж тебе надобно, Боже?!
Вовек вознесу тебе радость мою
Отрада! – вручил ты мне свадебный ножик
И ценность - ларец капитанских кают
Ты знаешь, как долго я ждал сей минуты
Рукой беру ножик.
Свободой несет…
Подцеплен замок (поскорее бы внутрь)
Открою
Там пусто.
Ну, что ж
Вот и все.
mr. Коричневый

Подъездные стены встречают обрывками слов,
Бетон под ногами рыдает разбитым стеклом,
Дорогу к родному осилю глухим и слепым --
На этих ступенях следы поколений и пыль.

По лестнице вверх, мимо ставших чужими дверей,
За каждой давно был товарищ в дворовой игре.
Дрожащие руки как знак, что вернулся домой,
Ключи открывают замок, но порог -- Рубикон.

Толкаю себя манекеном вперед в темноту,
Тяжелый прокуренный воздух при вздохе потух.
Отец по наследству оставил проблем и долгов,
Хотя научил отличать, кто чужой, а кто свой.

В квартире все вещи остались на прежних местах,
Зеленые банки, окурки, лежак для кота,
Но все же пустым остается мой собственный дом.
Лишь память живым сохраняет родное гнездо.

Энкор

«Яти» да «ижицы» всё еще пыжились с вывесок,
Выжженный строй, словно солнцем и линзой,
Витал лишь несмелою примесью гари из примусов,
В воздухе высились истины Социализма.

Московские будни с французским прононсом
И город в поход снова трудный понёсся,
Осколками утро скатилось с крыш мокрых,
Асфальт заразив сыпью луж малахитовых.
Там в общежитии друг лежит мёртвый
Герой наш увы не почтит панихидою,

Хоть и купец первой гильдии и позади N афёр,
Мнений давно он не лидер, давно не противник реформ
Убийца и врун он, и жалкий воришка
Шел мимо цирюлен и жилтоварИществ,
Что Э’та тварь И’щет по факту вторично:

И через пенсне,
их диоптрии,
тот идиОт прИнял
что его цель –
есть бриллианты
мадам Петуховой,
Что в шахматном холле
клуба припрятаны.

Пренеприятное
Он испытал:
Будто дефибриллятором
Сердце разрядом ушиб,
Над стулом рыдая
И в ступоре паттерном:
Не может быть! Не может быть!

Так он стоял сникший духом
Паника сворачивала пищевод
Ведь как в английском ситцевом брюхе
Уже и в себе не нашел ничего

ddsft

Сколько дней иль столетий столь разумнен закон:
Найти путь к сумасшествию - и обнаружить покой,
Лабиринты, планеты я создаю вновь по кускам,
Тело было нелепым, но раньше им мог ощущать,
И дрожь, и боль в день, когда решился оставить путь,
Теперь какой там увидеть свет? Увидеть хотя бы тьму.

Только взгляд я потерял, были мысли "я не умер?"
Понял, самый важный дар - не слышать этот плач у урны,
Не чувствовать тяжесть земли, проросших вонь сорняков,
Сколько сменилось цветов - остаётся всё в одном,
От траурной чёрной одежды до быстрой смены галактик,
Душа оказалась бессмертна, бессмертие - это проклятье.

Не понять одиночек, что дружбой грезят невольно, оскалившись,
Воображаемых новых я схоронил в чертогах со старыми,
А воображаемые правила в мыслях сгладил туман,
И воды сотен Солярисов топили ясность ума,
Себя стереть бы к утру, утратить боль на восходе,
Когда мои мысли умрут - я наконец стану свободен.

ZELENSTROY {da.vinci}

Под окнами собака лает громко,
Грозится разнести забор железный,
Как бешеная, скачет, воет волком,
Но в холку метр - наружу не пролезет.

Как Хатико, акита по породе.
Одна беда - не предан ей владелец.
Наверно, пёс щенком ему был продан,
Гигантом вырос - что теперь с ним делать?

ЗВЕРЬ

Подобно той собаке, дохну в клетке,
Хозяин на замок дверь крепко запер.
Снаружи так красиво, вечер летний,
Закату глядя вслед, зальюсь слезами...

Не кот я, чтоб меня сажали в ящик,
Мой вид нельзя найти и в Красной Книге.
Я - это ты, но только НАСТОЯЩИЙ,
Жестоким заточением унижен.

ЧЕЛОВЕК

Я прячу здесь тебя от оскорблений,
Ты неуклюжий, несуразный, страшный.
Из клетки выйдешь - наживешь проблемы,
"Пшёл вон!" тебе прохожий каждый скажет.

ЗВЕРЬ

Не слышишь ты, как я прошу свободы,
Годами ждёшь моей голодной смерти,
А зря: меня неволя лишь заводит.
Нет НИЧЕГО в твоих жестоких мерах!

***

В тот день порезал в ванной себе вены
Внезапно ЧЕЛОВЕК: проснулся ЗВЕРЬ в нём

Visavi

Перед выходом, перво-наперво,
прильни к дверному глазку
с аккуратностью снайпера,
смотрящего в прицел.
Подъезд пуст.
Подъезд по свадьбам тоскует
и прячет по углам неряшливо шприцы'
с отсутствующим кайфом.
Бардак.
Ступай ты вдоль перил,
утягиваемый лестничными маршами.
Туда, где бездна
притаилась в страшных ртах
проголодавшихся почтовых ящиков.
Иди дорогою из жёлтого кафеля,
уложенного средь подъезда
бездарем
в кривой стык.
Улица за дверьми не пуста. Люди есть там.
Люди как люди.
Но внутри они тоже пусты

Дальше двигайся по локациям.
По затёртым до дыр
кнопкам с цифрами клацай,
вызывая пустые лифты.
Ими пустота не заканчивается.
Она всюду, в пакетах и свёрточках.
Пусто даже под всеми стаканчиками
в ловких руках напёрсточника

Не ищи меж скамей церквей и вокзалов,
в вине, и под блузами дам, и пониже.
Содержание всё осталось
на последних страницах книжных

Каждый поиск - затяжной спуск,
не оставит от тебя ни рожек, ни ножек.
И стакан, что наполовину пуст -
на вторую половину пуст тоже

XXLVISX

Наращиваю по слоям себя, Заряжен мой лук и пора стрелять:
Акрами лягут раймы на площадях, Дабы воедино два пути стали трассой в рай;
Сняты знаки запрета к облакам, Есть только взлётная белая полоса,
Та же - посадочная - но лишь тем, кто летал уже и Справился с заданием, неба не побоясЬ.
Оберну твою руку ладонью, Сам укажу, куда путь построить,
Я буду курс править круче чем доллар, Если речь о будущем, то будем достойны:
Щёлкну пальцами раз и расширен горизонт, Йотой миля станет и далеко до низов,
Ежели высоту набираем, то для того, Чтобы сверху замечать весь наш калейдоскоп;
Едкий выхлоп дыма шлейфом как платья подол, Астероид с небом друг друга прожигают насквозь,..
_____________________________________________ Смотри вперёд, покуда сзади тропы объяло костром

ОгурчикРик

Мы здесь чтобы ваши постулаты менять
И нет никого только пустота и я
Вор в законе теперь герой без галстука
Вчера юный проказник
Завтра казнь из-за пустяка


Я так еще молод, но, кажется, просто шагать - большая проблема
Кроули скажет: "Волей оставленный - не волен решать. Сын, в тебя кидают полено"
Пленум вечных генералов, серых кардиналов в масс-медиа - бредни!
Тебе здесь не место! Ты серый как твои тени
Бросайся с балкона или пал на колени!
В тебе ничего НЕТ!
Прощайся со светом! - не уплачено сверху
Заплаканный гетеро или отсекший гангрену
Смещение центра моралей - эклектика
ВНД - это эпика. Эпикурейская этика
На деле: Мы все лишь этикетка от жвачки. Конкретика
Не в духе современников


Я бы прошел мимо, не будь эта тема столь язвительна
Можно долго говорить о том, что культура в России слизана.
Ты вбиваешь 17... а там мгновений весны ниже, чем независимый

15-183-2

Ничего уж там не будет, ведь аптечка истощилась.
Столько пакостных фамилий, скоротечных, без почина.
Индустрией овладели конформисты имбецилы,
Для лечения не хватит достижений медицины.

Резко взялось очень много школьных олухов за дело.
Дальше: счесть не удаётся, скольких опухоль задела.
То, что слушал только форум, стало очень знаменито.
Рэп поднялся строго в гору с влажной почвы лабиринтов.

Рэп с приставкою анархо-. Кто-то искренне стебался.
Войны кланов и монархов, время выскочек и баттла.
Кое-кто ебал соседей, наконец двойные рифмы.
Был прогресс едва заметен, на коне поныне фрики.

Рэп, что слушал, что исполнил тут наплыв энтузиастов
Текст детсадовский содержит, пруд воды артезианской.
И подавно не Европа: переростки и разини
Принесли исток хип-хопа в девяностые в России.

MercilessMaestro

Возбуждённо светит телебашня;
Рукотворный проводов мицелий;
Пачкают неоном мне рубашку
Вывески стрипклубов и борделей.
Но простолюдинам там не место:
Фейсконтроль проходят только те,
Кто владеет бионическим протезом
Сердца, не подверженного теплоте.
Сливки общества беседуют фривольно,
Споря, кто же лучше в воровстве,
Пока отпрыски бомонда на танцполе
Жгут под оглушительный дабстеп.
Люди – поселенцы современных гетто,
Мы теперь лишь бледное пятно.
Затянувшись мятой сигаретой,
Я мечтаю только об одном:
Однажды блэкаут объявят утром,
Вернётся назад бумеранг.
Кто не сдохнет – поверит в чудо!
Так закончится киберпанк.

TexTesT

^
Однажды один ученик тайком сфотографировал Учителя,
Что было весьма непочтительно,
Но на снимке виден лишь фон !
Вместо Мастера - нет ничего !

^
Учёные решили подключить к голове Гуру датчики,
Но вот незадача -
Эксперимент окончился неудачей :

Там, где у обычных людей мыслей вой,
У Свами - никакой активности волн - Только лишь пустота, тишина, ничего...

^
Исследователи хотели выяснить, почему так "прёт" прихожан,
Что аж плавают узоры в витражах ?

Добавляют в чан с едой какое вещество ?
Провели экспертизу - а там и нет ничего !

^
В слегка грязной рясе Саньясин висит над землёй,
Взор ясен, мудрён и силён.
Подбегает к нему прохожий, орёт, мол
Похоже всё на обман или трюк и фокус,

А сам водит пальцами рук в области
Над Монахом и под ним в поиске Механизмов скрытых опор,
Но там ведь и нет ничего, что за вздор !

Танатонавт #davinci

Этот морг пропитался приятным смрадом от гниения бренных тел. Тишина — то, что мне для работы надо; то, что я так давно хотел. Достаю не жалеющий плоти скальпель, погружаю под кожу вглубь: заблестели рубиново крови капли, украшая бесцветный труп. Раскроив тела тонкую оболочку, вынимаю начинку, там: сердце, что, барабанный концерт окончив, навсегда замерло, устав; пара лёгких, желудок да почки, печень — всё мертво, отработан срок, время вышло и раны уже не лечит. Лишь остался один вопрос:
Почему же мы люди?
Внутри, снаружи — где-то в плоти ищу ответ.
Я так долго пытаюсь найти там душу,
только в людях души и нет.

Белка в Кедах

Вольфрамовые нити, горящие в стекле
Раскинулись над стадионной пустошью.
Они - мой Млечный путь. Как белое суфле
Разрезан лезвием каток искусственный.
Пунцовые отёки на ногах. И выходить на лёд.
Соль слёзная из глаз смешалась с снежной крошкой.
Падение улыбку болью вновь с лица сотрёт.
Перед Гран-При нельзя собой других тревожить.
Короткая и псевдо произвольная программы.
Отрепетирован и каждый взмах, и поворот и шаг.
"Я буду за тебя болеть" - шептались за углами.
"Я на тебя смотрю" - слова, которые на слух пустяк.
Дорожка из шагов, в спираль и Ина Бауер,
Заглушен ветром в барабанных перепонках звук.
В прыжке ритм сердца лишь больной кардиограммой
И Морзе азбукой из тела скорость выбивает дух.
Пропитанный презреньем воздух, фальш оваций,
Объятья тренера, скамейка, оценки на табло.
Петля на шее с золотом для фото иллюстраций.
На пенсию до 25...
- А дальше?
- А там и нету ничего.

Вася Сириус - 898

На пропитой прокуренной кухне,
вытирая сопли котом,
рассказала знакомая вслух мне
то, во что не поверит никто.

Как неделю назад на концерте
идеально подмыт и побрит,
эротично по пояс раздетый,
к ней подкатывал сам Егор Крид.

Устоять ни одна не смогла бы.
И Харламов, и Жора поймут.
И девчонку накрыло масштабом,
в брюхе бабочки, в жопе салют.

На квартиру приехав к кумиру,
там поддавшись на похоти зов,
побыстрее, чем прыгает вирус,
обнаружилась вдруг без трусов.

А когда наступило мгновенье
поп-светильнику сдёрнуть портки,
подкосились у девки колени
и расширились втрое зрачки.

"У него же там нет, понимаешь,
ни хрена" - продолжала она.
"Ни кусочка плоти, ни краешка.
промежность как отполирована."

"Погоди-погоди, он что, евнух,
трансвестит, бизебани, еврей?
Может от вечерин повседневных
он подстёрся пиписькой своей?"

"Он как Кен, как архангел из Догмы,
там затылок Дружко между ног.
Ни один протезист не помог бы"
- продолжала она диалог.

"Улыбался фаянсовой пастью
и шептал "Детка, детка, я твой".
Не пойму, как оттуда съеблась я
и как после попала домой."

ОрФей

Дрожащая рука слабея держит рваный клок души.
Этот - последний, и цена ошибки много хуже смерти.
Весь опус тленом станет, смысла жизнь творца лишив:
"Хоть самого себя убей, а надели бумагу сердцем!"

...

Прошли века.. И не пылится фолиант во тьме на чердаке -
Известен каждому ребенку гениальный магнум опус,
И в весях даже всякий пьяница, спроси его, на пьяном языке
Расскажет полунебылицею про книгу с гордостью особой.

И "знает" каждый, что внутри в ней спрятано среди листов,
Но сердце, что вложил туда сам автор, так и не увидел...
От смерти его толку нет, ибо не существует то,
Что видеть мог при жизни лишь и только сочинитель.

Тубус

- Разрежьте моё сердце, патологоанатом,
чтобы обнаружить только пустоту;
скажите, оно цветом как Барак Обама,
холодное от стужи, застывшее во льду?

Я не страдал пороком, инфарктом миокарда,
не мучили блокады и кардиосклероз,
однако, лишь у б-га просил неоднократно
«раскрыть» мой мир зажатый, перемешав в компост.

Я видел женщин разных, покинутых мной утром,
чья плоть меня не грела, с кем «нам не по пути»:
одним «дарил» я праздник, вторым – быть повод умной,
но юным или зрелым не смог их полюбить.

Знавал я недоступных, загадочных как космос,
сбегавших из объятий при сумерках в заре,
но были и для блуда - забывшие про гордость,
скулящие как бляди, когда я был нетрезв.

Твердила мне мамуля, что сердце моё глухо -
ослепшее как старость, не знавшее любви;
верёвка - узел - стулья, внутри - как будто стухло,
порвался ветром парус, пока я лихо плыл!

Разрежьте моё сердце, патологоанатом,
чтобы обнаружить вакуум в груди;
песня моя спета: могила - всем горбатым,
по мне никто не тужит, пора и уходить.

шамбала

приколото в памяти, как необдуманный пирсинг:
вдвоём растворяемся в танце на маленьком пирсе,
и волны, вокруг разлетаясь искрящимся жемчугом,
вплетаются в волосы незабываемой женщины.
сливаясь с застывшими, словно картонными, чайками,
мелодия в мыслях играет как будто случайная,
стучит под неё на волне оказавшийся камушек.
напротив, представьте, звучит абсолютно такая же.
но стоит на небе едва появиться багрянцу
приходится в свете заката, увы, растворяться
сжимая руки самой ласковой из женщин,
и только ветер,
извиняясь,
что-то шепчет.


под вечер, соседи, конечно, скандалят.
тут муж надевает с носками сандали,
тут сын не соберётся в школу сам.
тут бабушке снова не хочется кушать,
а тут, убирая от уха ракушку,
я вслушиваюсь в эти голоса.

Ничего Особенного

Под окнами скопом подогнаны
кредитные форды и хонды
Так влекут новые опыты,
Что в маске чумного доктора
Гуляю по безлюдной дороге
Ещё полгода назад стоял паноптикум
из грозных морд гопников и орд колдырей
Теперь спустя время не осталось людей
Одни, испугавшись жизни сидячей,
пораньше сбежали на дачи
Другие пока совсем не стемнеет
Не покидают бетонные стены,
Толи бояться репрессий системы
Толи всерьез поверили в эпидемию
Вот и я в период карантина
насидел тело мешковидного типа
Зато меж ковидом и гриппом
Теперь знаю отличия
И вся эпидемическая суматоха
Не нарушает мой порядок особо
В неопрятной подсобке - все:
от сухого пайка
до дырявых кросовок.
Взглянул в окно - ни души ни видать
Виват, новой жизни уклад!

.арианов

сильнейший
иррациональный страх:
не вырисовать дочерна листа
собой,
с десницы выроненной кляксой.
осколок света,
феникс,
фаллен стар,
твой рок –
кончать и начинать коляской,
отдав во власть крутящему моменту
окружность нулевого километра.

дорога краски,
эгоценрик-ритор –
твоя лабиринтимная коррида,
где бык и стены –
плод воображения.
ты с головы до ног парализован
от своего бесцельного брожения.
и алый плащ на ниточки изорван.

за разум ум,
дороги за пути.
не лучше ли остаться взаперти
и в стороне от путаных интенций?
цедя сквозь губы, кожей слов облезь,
ведь энтропийный наговор
– болезнь,
большая грёза хэла инканденцы.

твой главный вывод –
вывод из себя
токсина
протосимвольной холеры.
ведь всякий слог –
заведомо хвалебный.
во всяком полном –
полые свербят.

отсутствие пути пусть расползётся
надколотою вязью черепной,
и белизной застывшие озёрца
сомкнутся,
разомкнувшись
через ноль.

Ежевичка

Смотрел на гусиные гнёзда
В осоке, полз глянцевым полозом,
Игрался с хвостом Уроборосом —
Уже обесценивать поздно.

Хлопочет на кухоньке Гладос.
Считает, что это ребячество,
В ответ я надсадно выпячивал
До дна захламлённую кладезь.

Акрил, муравьиная ферма,
И я в ней — такой неприкаянный,
Потчую бездушье ёкаями —
Почувствую: лучше... наверно.

Последняя наша ужимка:
Мы в поисках пятого уголка.
Резная шкатулка — в ней куколка
С поломанной ножкой-пружинкой.

Гэнкан, босоножки, накидка.
В корнях лаз под деревом камфорным.

А мама роняет метафору:
Шкатулка, где гнута пружинка.

shourai

Здесь нет лохам пощады, все кто слабее как в загоне.
На каждый блок найдётся здесь «авторитетный» враг.
И мукус с кровью отхаркнув, ты скажешь, что всё в норме,
А руки свои в кровь об стену сдер от дури, просто так.


Тут места нет мажорам и заядлым бонвиванам, сорри.
Обычным делом стали тут ВИЧ, язва, смерть и рак.
Забыл тут поголовно каждый о понятии «совесть»,
И это быдло в каждого вселить желает страх.


Каждый второй пиздеть горазд «нас каждый уважает»,
Мол «сколько лиц талантливых от нас увидел мир».
Тюрьма искусств, как скорпион, убьет смертельным жалом,
Не дав-таки понять юнцам извне, что это крик.


Но я до сей поры надеюсь, что все те, кто сказку видит
о хулиганах и принцессах, чью речь сожрал жаргон,
Поймут в конечном счёте, что в романтизации бандитов
как оказалось, вовсе нет крутого ничего.

Ремарка Господина Ремарка

Я далёк от самадхи, как преданный воин от дома,
От которого ждут выполнения сложных команд,
От меня никаких ожиданий, от веры оторван,
И как сладостный плод я вкушаю искусный обман
На тропическом острове, в центре свободы для нищих,
Познаю, как быстрее уснуть под тревогу внутри,
Разжигая огонь сновидений блистательным Ницше.
А на утро опять пустота водопадом бурлит.

Но сегодня вся жизнь засияла упавшей звездой:
Подошёл незнакомец, вручил жестяную коробку
С чудодейственным знаком судьбы, — амулет от невзгод,
Не вскрывать! А иначе вкус жизни вновь станет прогорклым.

Заиграла жизнь солнечным бликом — легко на душе,
За мечтой не гонюсь, позабытая родина, здравствуй,
Я смотрю на детей, и улыбка растет до ушей.

Я коробку открыл — ничего, там — пустое пространство.

умклайдет

Ну только представь, как будет все потом предельно круто:
Наше фото у закрытых пабликов в новом посте.
Там с тобою мы лежим, уснув холодным ранним утром,
И нашу любовь ещё попробуй отскрести от стен.

Ну скажи мне, разве не о том ты так мечтаешь дико -
Громко хлопнуть дверью напоследок и сломать засов,
Показать как можно раньше перечень финальных титров,
Чтобы все вокруг хотели это принимать за сон?

Ну и пусть мы не предусмотрели даже сцену после!
Кто сказал, что вообще обязательно ее наличие?
Почему это так стало важно? В твоем голосе
Я все меньше слышу бодрости и больше взвинченность.

Снова странная-странная музыка.
У тебя в голове всё не вместится.
Эй, выкидывай весь этот мусор.
Ну давай же мне руку, и треснет залп.

Смок Восточный

После словесного размена
Стакан влетел в стену
И осел на полу брызгами.
Здравствуй, истерика, визг.
Пальцы примяли виски.
И мы уже не так близки,
Как ранее. Речами ранены.
Всё в кучу свалено.
Планы плавно летят в урну.
Нервы натянуты в струну.
Струхнул...
Выдохнуть.
Перекурить.
Выпить.
Всё к черту, ведь.
Всё стерто в труху.

Она бросает трубки.
Наматываю нервно круги.
На матах монологи.
Броские уколы
Бестолковые.
Бесконтактная война.
Бесполезность
Как она есть.
Блеск!.. И пустота.

Mystery Magic

Белые дыры закружат бостОн, и земля разлетится на стёкла
Мы жили по Кеплеру весь наш сезон, оставаясь ментально в потёмках.
Мы остались на тесном, пустом корабле. Но заботит лишь то, что ты рядом
Это наш первый ряд, и последний билет. Не смотри, как уйдут мириады...

Моя длань прижимает тебя за плечо, и я вижу пустые глаза,
Что искали надежду, но взор омрачён. По щеке вниз стекает роса...
В ожидании мёртвом теряем мы счёт, но не в силах вернуть всё назад,
Подытожив на том, что наш мир обречён, разорвётся сверхновой квазар.

Теперь будто пленники в ваакумном мире, мы заточены на орбите.
Космический мусор - последнее что за бортом мы способны увидеть.
Там нет ничего, мы в огромной пустыне - темна и опасна как Припять.
Но вся Млекомеда теперь для двоих - это наша родная обитель.

Fanjke

Я не знаю как писать с температурой под сорок,
И быть мнительной грубой обосой,
Где победителя кубок позорный
И оппоненты – груда засоров,
Но рупор мой сломан.
На койке прикольно,
в ожидании анализов.
Желания скалятся…

Диагноз или пробел?
Без сомнений быть-бы смелее.
Где тест? Никто не дает мне.
Нытье – не гротеск, не билет от проблем.
К счастливому завтра и числам пиздатым...

Это ебёт сильно внутри.
Под ребрами тихо зудит ебанный Covid.
Что? Как жить? Шторм или штиль?
Но мозг мой притих.

Терпеть и дорожить паникой?
Втереть за жизнь в страданиях?
Соседи заразили в режиме Party Hard.
Без самоизоляции за наживой шатаясь.


В мыслях только бациллы, 
визги, холод и цимес:
«солдат – без эмоций, боли и паники,
вулкан в себе скорчит новым созданием».

но…
Паническими атаками боль ночью опалит.
Рассвет – контрольная точка страданий.


У меня пневмония – её вроде характер
Вижу как врач заходит в палату.
Ему «Салют», время бить челом.
Смотрю в бумагу, а там нет ничего.

Эвтаназия

Так странно. Боль вбирая в память,
В пространстве строишь многогранник.
В нём - страсти пройденных баталий
И сердце за семью замками.
В своих пустотах тусклый странник.
А кем ты был? И кем ты станешь?

Так корифей в дороге дальней
Котёнка грел подолгу в дланях,
В котомке нёс, не спавши днями.
А толк от некормящей няни?
Потомка в небо предок тянет...
В подкорке крепнет след от раны,
Подорван, глубоко отравлен:
Под рёбра встроил короб тайный.
Свихнулся. Куб на стол поставил,
Эксперименты вёл с котами.
Но он колосс. А ты тотально
Поломан, прост и неприкаян.

Искал в глазах ты души, глупый,
Но там зеркал нет, - стёкла лупы,
Преувеличат, чтобы спутать,
Раскрошат сердце, ранят губы...
Заброшен всеми, как Иуда?
Ты выбрал сам бермуды куба.

Ком в горле? Прыгай в петлю, лупер.
Дождь тело мокрой плетью лупит.
По нраву мёртвый хоть кому-то -
Шакалов манит вонь от трупа.

Съедят, сметут, и ни следа...
А может, не было тебя?

webben

город спит, пока в мастерской горит свет у станка
вторые сутки без сна, но времени нет уставать
в "ушедших людях" уже считают в цехе расход
мастера делают форму сложнее, никто не оценит простой
"говорят скоро принца поженят", "заказ для королевских особ"
сколько унций золота в крышках? им в пору весить под сто


"жених во дворце" ходит слух, и ринулись сотни во двор
но там лишь старый пастух в одежде, что стерта давно
принцесса морщила нос, пока перед ней не возник
ряд из десятка шкатулок - "бери любую из них"
все с виду прекрасны, любая скромность - вранье
если под золотом виден слой лака, то только двойной

"этой не хватает изящества, а здесь нет новизны"
капризно кричала она, метаясь меж стенок резных
битый час измеряла алмазы с рубинами
потеряв среди них то, что глаза не увидели

схватила ту, что крупнее
под тяжкий вздох пастуха
камни посыпались вниз
а блеск резко стал потухать

жених покинул замок в том же рваном старье
забрав лишь неприметный чехол
принцесса открывает ларец...

Кошка

Тот чувак из галактики по соседству
Назвал тебя странной.
Но странное дело:
Ты хочешь "нормальной" быть ему, честно!
Вот только тарелочка бы не взлетела.
Нормальные не виснут на бл*дских сайтах,
Не помнят всех косяков и слабостей,
Не плачут,
Не тащат беседы на матах,
Не коснутся "спидов" и прочих гадостей.
Вы с ним пересечётесь на третьей планете
Вопреки всем обычным житейским радостям.
Относительно всё, чёрно-белого нет,
Как и нет ничего в этой самой нормальности.

Белли Факинг Эдиссон

Будь осторожен, тут скользко,
жизнь приготовила козни:
дама с косой рвется в гости,
чисто отбелены кости,
черным расписанный космос,
плакать становится поздно,
но в рукаве спрятан козырь,
так что остынь, успокойся.

Даже когда весь облезлый,
в язвах и с сотней болезней,
в страхе трястись - бесполезно,
не увернешься от лезвий.

Не приготовившись толком,
курам на смех, да и только,
правда, подтолкнутый долгом,
будешь поглядывать долго,
как бьет твой фатум жестоко
в сердце бессильное током,
смерть разрезает на дольки
то, что зашил прежде доктор.

Губы беспомощно сморщив,
сдохнуть любой дурак может,
умный простится же молча,
а не вопя, что есть мочи.

Там, где просили оплату,
договоришься по блату,
снимешь венок похоронный,
крепко обнимешь Харона,
к року готовясь годами,
скоро, ничуть не гадая,
сделаешь шаг в неизвестность
и упадешь прямо в бездну.

vvrkh

Среди тёмных змеиных тропинок
В темноте я подвязывал вязы
Лунным светом, тугой паутиной,
Чтобы в бурю не начали пляски.
Чтобы люд меньше верил в легенды
И не мог напридумывать новых,
Страхи леса - как хобби для бедных,
Чтобы было, что рассказать дома.
Из историй кого только нет тут:
Хоть нечистая сила, хоть цербер,
Здесь оставили каждый по следу.
Но для бедных должна быть лишь церковь.
Как кричит, подорвав свою печень,
И про порчу, и сглаз тупой шизик.
Они думают здесь живёт нечисть,
Я же знаю - за лесом нет жизни.

Fillister NN

Ты герой и цель начертана судьбой.
Эгрегор - слиться с толпой, но напор
Внутри не даёт покой. Был ли это рок,
Но методом ошибок и проб, казалось,

нашёл свой троп, среди букв и строк
И как на посох пророк - упирался на слог
В этой пустыне слов, в поиске той самой идеи
Но для чего? Ради славы и денег? Что это на деле

Тебе дало, по сути, лишь выписать, что накипело
Смысл в этих текстах, что они есть, что сгорели
Теми же словами и образами, но всё же “другими”
Как отодвинуть занавес, зашорив сознания
В вас нет ничего, перед вами только задание.

Lexer[da.vinci]

В пустоте, обожженная солнцем комета,
Пронесется, разорвав покров тишины.
Мелькают созвездия, кольца размеров
Различных в диаметре.
Вдоль одиноких пустых и порочных живых
Планет
Свой хвост тащит пламенный.

Навстречу астероиды-братья и близнецы-доппельгангеры.
Обзор застилает вечная пыль.
Рисуют орбиты шары, сателлитами опекаемые,
Поглощая лучи сквозь светофильтр
Атмосферы.

Космос, рисуемый пустым и бездушным,
Скрывает в бездне вакуума мириады граней
Чувств и эмоций.
Одним одиночества тоска до удушья,
Для других старт нового дня - радость,
Согреваемая солнцем.

Как любовь Кассиопеи с Цефеем создала Андромеду,
Так две влюбленных вселенных,
Гравитацией навстречу влекомые,
Коллапсируя, породят новую жизнь.

JohnAntraum

Жили-были на районе рэпперы,
Читали, баттлились, снимали на ютуб
И вот прекрасным вечером,
Один доверчивый подсел на Боно из U2

За ночь прослушал все альбомы, клипы,
К утру перечитал свой тощий рэп
Оказалось, что воды и понта литры,
А читочка такая, что прямо проще нет

Немного пораскинув извилинами мозга,
Попив немного кофе с грустным видом у окна
Юнец вдруг понял, что временами острым
Рифом можно ранить больнее кулака

Он ураганом нёсся по аллее Гуфа,
А на проспекте Касты чуть не сбил трамвай
Так бежал, что скоро на колени рухнул,
Услыхав знакомый звук их vst drum vibes

Ребята! - крикнул тонкий голосок надежды,
Хватит нам по обезьяньи байтить стиль
Я ночью понял, что мы выглядим потешно,
Если об изъяне ближнего в текстах шутить

Я понял, что писал пустое
Не трогал то, что у людей находится в груди
А музыка нас любит без условий,
И без условий нам дано ее вкусить

Все осеклись, услышав странный вопль,
Мрачнее черного нахмурили чело
И стали молча, как бараны, хлопать,
Ведь в головах их нету ничего

Андрей Счастье

Ни крепкий алкоголь, ни наркотики
Не подходят мне,
Чтоб от пробле́м сбежа́ть.
На табакокурение
Как-то жалко времени мне,
И здоровья, коне́чно, жа́ль.

Мой же стиль по жизни всей
В блогерстве и бизнесе —
Это, как пчела, пахать на износ.
При такой нагрузке я,
Чтобы быстро грусть унять,
Разбавлял постель свою новизной.

Девушек менял по одной,
И по две, и по три…
Доходило и до четырёх.
Нет, не применял алкоголь,
Чисто трезвых кадрил —
Память им о той ночи берёг.

Однажды я решил,
Что всё это не серьёзно,
А опыт был получен мной неспроста.
А для души пожить бы мне
Шведской семьёй втроём.
Сказано-сделано, момент настал…

Всё было кратко и мощно
В нехилой трате эмоций.
Как вспоминаю — ще́мит тоска́.
Того, что ожидалось,
Не встретил и следа.
Свою мечту я зря в той схе́ме иска́л.

По-прежнему красив,
Но перенаправил силы,
Внимание сместил на жену со всех дам.
Теперь я с потрохами
Под прессом моногамии.
И честно полагаю, что навсегда.

Застенчивый Никто

У всех моих кактусов есть имена:
Георгий, немного кривящийся влево,
Светлана, из Африки привезена
Сухая и круглая девка Елена,
Борис, ядовитый, как мне говорят
И молочай — Иван мой.
У всех моих кактусов есть имена
И только один — безымянный.
Он явно не самый красивый из всех
И точно не самый редкий:
Вот Ян, например, устремляется вверх,
А Коля — забавной расцветки
А мой безымянный — стоит у окна
И смотрит на медную кровлю.
У всех моих кактусов есть имена
Я только своё не помню.
У всех моих кактусов есть имена
И всех нас одно роднит:
Убогая внешность, отсутствие сна
И пустота внутри.

Mad-Navu

Ночью, на отшибе мира,
В грязной квартире,
Лампы потухли, горит светильник.
Под вином и витаминами,
На широких шизокрыльях,
Во сне я парил над планетой,
А проснулся в углу на ковре,
Под плафоном, в кругу света,
Обосравшимся в штанину,
На футболке куски рвоты,
Вкусная была шаверма.

Вокруг, во мраке, бродят тени,
Когтями цепляясь за стены,
Желают сожрать мое тело,
Шепчутся тихо во тьме,
Начинаю бой первым,
Бегу во мрак на тварей,
Хватаю за шеи, ломая планы,
Грызу и вбиваю в пол головами,
Вероятно, рву и грызу свои руки,
Но больно будет только на утро,
Мне похуй, я зверь, я воин!

Там, за окном - пустота,
Бессмысленные люди, толпа,
Бесцельные жизни, дома.
Тут - вся вселенная,
В закрученной воронке времени,
Кипит сражение с армией тени.

Ночной плач химеры(НПХ) ака Сентиментальный синоби [имPULSE]

Мгла и морок, в мраке город, звёзды в небо Бог посыпал,
Снова ночью вельзевулы свои цепи покромсали.
Утоляет свой животный голод демон ненасытный.
Мимо улиц, вдоль аллеи, трёхэтажный дом под красным
Фонарём, здесь измеренье современных "кукловодов"
Толпы "барби" с нетерпеньем ожидают своих "кенов"
Нет проблемы со смекалкой, ведь "работать головою"
- Они асы, кукла сможет затянуться с каждым кентом//kentom
"Погружаться с головою и руками"- баттерфляй//butterfly
Даже если снимут форму, всеравно все будут в форме
Даже если скорострел ты, с ними долго постреляешь,
Это средство от депрессии, ты почувствуешь комфортность.
Но у кукол нет душонки, хоть они и стонут, дышат
Не имеет человечность, своей чести манекен
Они "сосками" казались, а по факту лишь "пустышки"
Из-за денег в этом мире очень просто стать никем

SCALD

В закрытых глазах отпечатки из прошлого - жалят порой как холодная сталь,
Нас не станет вскоре возможно, все меньше возможностей кем-то нам стать
Я устал копаться в глубинах сознания, мне бы создать себя - нет больше сил
Я просил у Создателя помощи, на что Создатель просто простил...

Я искал себя в каплях дождя, в шуме машин, в одиноких глазах,
Но лишь камни летели, копились морщины - осязал кожей страх
Истязаемый мыслями будто плетями плетусь в никуда в свою цатую зиму
Лишь меняются шумы на фоне - то мантры брахманов, то крик муэдзинов...

И однажды проснувшись с утра, под бранные крики соседей
Ты поймешь, что все суета, а внутри мы еще просто дети
Ты пойдешь за блокнотом в прихожую, чтоб найти близких номер
Взглянешь в зеркало, а там нет ничего...Оказалось, что поздно все понял…

СтильNo

Почему же так в жизни обидно бывает - разбиваются вдребезг сердца?
Ведь сперва на «ура» заходил их «спектакль», и был полон оваций весь зал.
Они были здесь самой счастливою парой, и внутри у них - явно весна.
Обещал он, что ради неё хоть в Сахаре, возведёт, однажды, ей сад.

Шло время - прошла и «весна» у них в сердце, вместо счастья - лишь серость, рутина.
И там, где царили надежда и радость - лишь ругани полна квартира.
Она дома всё время - уборка, готовка, он - допоздна занятой на работе.
Подружился с сотрудницей ради новых эмоций, «любовь» дома ждёт - мало заботит.

Она понимала, она ведь всё знала - чужим уже стал он, неверным.
Вернулся он как-то под утро домой - от помады виднелся след чей-то.
Сознался во всём он, она не заплакала, убедилась в своих лишь догадках.
Где должен быть сад - а там и нет ничего, лишь сухость, песок, зной, Сахара.

Yourodivy

Все мы представляли последний аккорд, он
звучит,
будто скрим под инфаркт миокарда.
А может, припев
в «Black Hole Sun» - Soundgarden
Заставит прилежным быть, в меру покорным,
Пока несут гроб,
Да и впредь — смертеть.
Звучат барабаны в
«Welcome to the Black Parade».
Я хотел, чтобы в этот день на мне был берет.
Но я знал, не одобрит мать, его уберёт.
Мой костюм. Я и сам костюм. Помаши рукой
Тем друзьям, что сейчас пришли, мама, широко
Не открыв глаза, слышу, как Беннингтон орёт
«No More Sorrow» из наушников подруги. Рагнарёк
Уже здесь. Слухи обо мне травят знатоки
В уши тех, кто готов и тут слушать о таком,
И за жизнь каждый мой зашквар ляжет в протокол
Местных сплетников. Срываю голос в «I Am Not Okay».
Но и голоса-то нет уже, слышен только скрип
Под ногой иглы. Корчится винил. Граммофон искрит.
Мой альбом закончен, outro последнее сыграв.
Смерть хитра.
И забвение звучит, как HIDDEN TRACK.

Граф Дуку

На темной простыне космических просторов
ютятся звёзды, их холодные тела
блуждают в бесконечных коридорах
и образуют свой архипелаг.

От взглядов их скрываясь, чуть поо́даль,
готовый взвыть по-волчьи, как пассат,
Обрушится кромешной непогодой -
лазутчик. Его имя коллапса́р*.

Он целые планеты поглощает,
но голод непомерен чересчур.
Не зная состраданий и пощады,
смертей кругом оставит череду.

Скитается так вечность напролёт_он,
себя наполнить жаждет до краёв.
Но аппетит не стихнет ни на йоту,
и горизонт событий окаймлён.

Внутри как прежде - бездна, ничего,
лишь эхо приглушённой рефлексии́,
а после - вновь урчащий пищевод
заставит его душу обессилеть.

____________
*коллапсар (collapsar) - чёрная дыра

Красный колпак

В некотором далёком царстве,
Жил дракон, вволю властвуя
Над людьми, неплохими, но
Не знающими о счастье.

Но тирану осталось недолго!
Слух прошёл, что там, за кордоном,
Объявился герой, чья дорога
Идёт прямо к замку дракона!

Одинокий солдат бумажный
Против мира из гипсокартона
Но он знает — одно лишь важно -
Он должен убить дракона!

В одиночку штурмует он замок,
Там и нет ничего. Только эхо,
Только страх, что живёт в тронных залах
Да скелеты в царских доспехах.

Не поверил глазам своим воин:
«Раз дракона уж много лет нет,
Значит каждый из нас свободен!
Надо людям раскрыть сей секрет!»

Разослав эту новость по свету.
Вышел к людям – вокруг лишь раздраи
«Ох, дракона на вас всех нету!»
«Эх, какую державу просрали!»

Истоптал наш герой свою обувь,
В сёлах да городах жил, на выселках
Везде слышал злорадное слово:
«При драконе тебя бы высекли!»
_

То ли каждый
Хотел бы вернуть самодура,
То ли жажда
Власти героя тут обманула.

Уедине-
ния он искал долго,
Но не
Нашёл его
Нигде,
Кроме как в замке
В своей чешуе.

Это я – Веничка

Лился спирт. Протирались законы.
Под рукой, в суете заоконной
Падший ангел копается в урне.
Умер Бог, а убогий не умер,

Он растаял, как втулка в сортире.
Небосвод посеревший застиран,
Ширит хляби, не видя преграды.
Глаз мой если не слеп, то ограблен

Беспросветною мглою соленой,
Ядовитым туманом паслена.
Кровь густа, как смола. Отрезвиться б.
Лился спирт. Простирались границы

От угла до угла. Вздор и гомон
На людском языке незнакомом.
Бьется в стену волна логореи.
Льется спирт, размывая коренья.

[email protected]¤n

Это был хмурый день.
Дождь лил как в последний раз.
От мокрых деревьев тень
Проникла в холодный класс.
Всего пару дней назад
Здесь было полно ребят,
Теперь старый школьный фасад
Стоит тишиною объят.
От школы идти полчаса
До места, где все собрались,
И дети и взрослые тут,
Их головы подняты ввысь.
Молчат уже много минут,
Они ждут ответа небес,
А струйки дождя всё текут
На рваный потёртый навес.
Стекают на пёстрый гранит,
Где свежая надпись видна:
"Погибшим в тот страшный день;
Двадцать шестого числа".
Огромный дымнящийся зал,
В нём заперто много людей
Он, будто послушный вассал,
Огню принёс в жертву детей
К ним помощь ведь шла, поверь,
Но смерть не щадит никого,
Спасатель откроет дверь,
А там уже нет ничего.
И кто же во всём виноват ?
Ответ дать на это легко:
"Имея пол сотни наград,
Умеют лишь пить вино".
Таков почти каждого облик,
Я понял когда-то одно:
У них, где должна быть душа,
Уже давно нет ничего.
И люди у пёстрой плиты,
От Бога хотят одного:
Вернуть бы детей назад
Но там тоже нет ничего.

Старый душнила

Утопает мой дом в чёрном бархате бусинкой.
Продолжаем держаться начального курса.
Образ сына сидит в моей памяти узником.
Твой отец улетел, обещал не вернуться.

Белый кит - наш корабль в чужом океане,
Всё плывёт для себя искать новый планктон.
Окружающий мир окружённый мирами,
Замыкается точкой за круглым окном.

Перевал в марсианском отеле "5 звёзд"
Экипаж поджигает сипуку со льдом,
А я пьян вечно тем, во что верю всерьёз -
Наша миссия. Скоро Нептун и Плутон.

Сон рисует узор, в нём остались одни,
Но, я верю, вдали есть места каких много,
Где, взирая на небо, мой странный двойник
Наш корабль увидит, назвав это Богом.
*
Разрезаем глазами лазурный пирог.
Между строк журнал записей прячет ответ,
Снимки врут вырезая всю суть из него,
Ничего кроме надписи: я - человек.

*

Пора возвращаться,
но тут откроется шлюз,
и в космическом танце
я продолжу свой путь,
описав его просто и ясно:
корабль ваш, а я
к звёздам
(Ad Astra)

KozzyanAPL

Говорили, что счастье наступит.
Холодильник два дня уже пуст.
Крик души - прорезаются зубки -
Хоть кусочек бы жизни на вкус!
Тишину так надеясь услышать,
Выбивается мама из сил.
Накормила младенца пустышкой -
А младенец доволен и сыт.

Хулиганы жестоко и грубо
Избивают подростка в кустах.
У зачинщиков цепкие зубы
И наполненный яростью взгляд.
Пареньку бы смириться с потерей,
Улепётывать в рваных штанах.
В кошельке хоть и не было денег,
Но сыта и довольна шпана.

Не всегда ты уверен в ответе,
Кто сейчас перед нами стоит.
Ты узнаешь в таком человека,
Но души не увидишь за ним.
Но такая у мира основа -
Не всегда и не всё хорошо.
Да и каждый, кто кормится злобой,
Снизу доверху опустошён.

уроборос рынка

Скрип кровати пугает тебя наравне с темнотой,
Но силёнок не хватит ещё выбираться самой.
Агрессивно вопишь, но едва нарушается тишь.
Руки мамы качают под тон колыбельных вирш.
Успокоилась? Славно, взгляни в окно:
Жизнь снаружи - школа, друзья, кино.
Интересно? Спи, поживёшь ещё.
--
На высокой ноте закончив песню,
Иронично смотришь на бонз с их лестью.
Черт бы побрал их розы!
Едешь в центр домой. За окном морозы.
Грохот чашек - невроз. Снится загранпаспорт.
Отрицаешь страну, где чучхе на царстве.
--
Надо ль верить в свободу? Мечтать о мире?
Если мир для тебя - лишь враньё в эфире
Телевизора? Знаешь, снаружи - пусто.
У страны, где карцер за томик Пруста.
...
дорогая, перечитай первые буквы этих строк ещё раз, если не веришь.

Как с Гуся вода











































.

твой Марк Гличе

Тяжелый чемодан, в нем воспоминания
о счастливой жизни и недопонимании
лёгком, там память о бочке дёгтя
и о невзрачной кривой ложке мёда.

Тащусь по безжизненным улицам города,
почему вокруг обездвижено, холодно?
"Прямо, прямо, направо, половина квартала" -
вот то место, о котором она мне писала .

Двери, обитые краденным золотом -
погубит богатство, если раньше был ты холопом.
Владелица - девушка в темно-красном наряде,
много комнат, но в каждой второй из них бляди.

Яркий неон на вывеске так и манил,
но нет отражения в лужах подле дверей.
Она, как хозяйка, хозяйка - вампир-педофил
нагло пьет кровь своих дочерей.

Торгуя телами, не зная, та себя продала,
под маской улыбки фраза "сдаем паспорта",
но сейчас все равно на любую мораль
я хочу лишь взглянуть на весь их товар.

«Этот бордель – единственный шанс
отыскать мою дочь, но один есть нюанс:
опять среди всех этих маленьких шлюх
нет той девчонки, которой ищу.»

Айоу #Тривиум

Коробит, мурашки бегут на вуаль ключиц,
Мимические морщины съехали на виски.
Прогон фееричен - секунда! - кураж бар-мицв
Может на юноше света клинья свести.
А, может, и нет - и глаза наполняются влагой:
Не промолвит и слова негодному сорванцу
Мать. Она пьёт - и стакана вонь пьянице старой
По нраву - подпитие помогает выстоять на плацу.
Ведь это война - деревянные гильзы ниц
Падают от акционного да советского.
Петь Летова о трех сторонах монет, на визг
Мальчишки не реагировать, по-матерински брезгуя.
Веришь ли, парень, легче не будет -
Ни на плато твоей рваной судьбы, ни в стакане.
Ниже не будет градус – твари пешками судеб,
Отравленных спиртом, жертвами догорают.
В жерле святого пламени – Господи, маменьку б
Вразумил – но Боженька падает снегом
На матери капюшон, на тертые об асфальт валенки,
На литр зажатых у ребер ритонов вина да снеди.

Крича: "Мама, нашли ведь рак в пищеводе!",
Видит впадины ее глаз - и в них ничего нет.

Фара Приори

ТхТ- античный жанр, вернулся, чтобы впечатлять,
Но вместо оргий и вина вам светит боль и нищета.
Три сотни прошло сюда. Я высрал текст напрасно...
Ведь нет конкурентов. Не 300 спартанцев, а 300 пидорасов!

Зачем стараться, если ЛТР получит бездарь?
Они строят персонажей, но боятся реальных Персов!
Блядь, даже в Афинах таких поэтов пинали в угол.
Ждал врагов, а тут нет ничего. Только стена из трупов!

Вы просто любите мифы, каждый тут зашоренный ботан.
Лирика ваша тень за кем-то, а я иду по Ахиллесовым пятам!
Знаю слабые места, мастер по порокам на бэттлах.
Вошел в город, а там и нет ничего. Там помойка поэтов!

Хуесосы, панчите больше! В стихах вам не стать асом,
А лично я взрываюсь уже в первых раундах, как Майк Тайсон.
-От Греции к Тайсону. Где плавный переход, бля, мужик?
А ничего тут и нет. Плавности никто из вас не заслужил!

Судьи хуюдьи, ставьте плюсы, пусть из уст льется похвала.
Поставите снова нули- увезу вас в Персию на слонах!



Последний раз редактировалось ХеРуВим, 26 Мая 2020 в 12:58.
offline
Ответить с цитированием
активный пользователь
Аватар для Тубус
Сообщения: 14,590
Регистрация: 14.12.2006
Откуда: РФ
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:37
  #4 (ПС)
первый нах.

аж прослезился от своего сообщения. такое, наверное, уже не актуально на форумах (

offline
Ответить с цитированием
Грустный пользователь
Аватар для Электрический
Сообщения: 7,760
Регистрация: 05.02.2012
Откуда: Находка
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:38
  #5 (ПС)
а сколько сдавших-то?

offline
Ответить с цитированием
новый пользователь
Аватар для flober
Сообщения: 109
Регистрация: 06.02.2020
Откуда: Нижний Новгород
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:40
  #6 (ПС)
куда пропал саша хэппи?

online
Ответить с цитированием
МиМ
Аватар для ХеРуВим
Сообщения: 14,712
Регистрация: 14.09.2008
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:43
ВКонтакте
  #7 (ПС)
-Цитата от Электрический Посмотреть сообщение
а сколько сдавших-то?
314

offline
Ответить с цитированием
Грустный пользователь
Аватар для Электрический
Сообщения: 7,760
Регистрация: 05.02.2012
Откуда: Находка
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:46
  #8 (ПС)
-Цитата от ХеРуВим Посмотреть сообщение
-Цитата от Электрический Посмотреть сообщение
а сколько сдавших-то?
314
Ебануться
Надо судить с пивасиком, чтоб фляга не засвистела

offline
Ответить с цитированием
Aightunes
Аватар для Aight
Сообщения: 19,597
Регистрация: 12.03.2006
Откуда: Мурманск, ул. Маклакова
Записей в блоге: 1
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:46
ВКонтакте Instagram Отправить сообщение через twitter для Aight
  #9 (ПС)
-Цитата от ХеРуВим Посмотреть сообщение
-Цитата от Электрический Посмотреть сообщение
а сколько сдавших-то?
314
здец

online
Ответить с цитированием
Аватар для умклайдет
Сообщения: 7,605
Регистрация: 28.06.2007
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 14:46
Домашняя страница ВКонтакте LastFm
  #10 (ПС)
была идея сдать текст как у гуся, но переборол лень

online
Ответить с цитированием
КПСЛ
Аватар для Кирилл dh
Сообщения: 3,526
Регистрация: 03.06.2008
Откуда: Подольск
Записей в блоге: 1
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:01
Домашняя страница ВКонтакте LastFm Отправить сообщение для Кирилл dh с помощью Skype™ Отправить сообщение через twitter для Кирилл dh
  #11 (ПС)
-Цитата от умклайдет Посмотреть сообщение
была идея сдать текст как у гуся, но переборол лень
лучшее раскрытие раунда так-то

offline
Ответить с цитированием
МиМ
Аватар для ХеРуВим
Сообщения: 14,712
Регистрация: 14.09.2008
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:03
ВКонтакте
  #12 (ПС)
-Цитата от Кирилл dh Посмотреть сообщение
лучшее раскрытие раунда так-то
ну все-таки он точку поставил, значит что-то есть

offline
Ответить с цитированием
КПСЛ
Аватар для Кирилл dh
Сообщения: 3,526
Регистрация: 03.06.2008
Откуда: Подольск
Записей в блоге: 1
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:08
Домашняя страница ВКонтакте LastFm Отправить сообщение для Кирилл dh с помощью Skype™ Отправить сообщение через twitter для Кирилл dh
  #13 (ПС)
-Цитата от ХеРуВим Посмотреть сообщение
-Цитата от Кирилл dh Посмотреть сообщение
лучшее раскрытие раунда так-то
ну все-таки он точку поставил, значит что-то есть
эх, весь текст запорол(

offline
Ответить с цитированием
Мной не придумано
Аватар для Манипулятор Спазмов
Сообщения: 84
Регистрация: 29.12.2009
Откуда: Los Angeles
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:16
  #14 (ПС)
1. гусь
2. ельник
3. топкомментатор
4. туди
5. собака степан

лучшие тексты для конкурса певцов
что еще подскажете?

offline
Ответить с цитированием
No Future / No Problem
Аватар для тупой урод
Сообщения: 332
Регистрация: 26.12.2009
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:26
  #15 (ПС)
-Цитата от Манипулятор Спазмов Посмотреть сообщение
1. гусь
2. ельник
3. топкомментатор
4. туди
5. собака степан

лучшие тексты для конкурса певцов
что еще подскажете?
есть с чего поорать

offline
Ответить с цитированием
John Antraum
Аватар для underword
Сообщения: 7,082
Регистрация: 22.06.2009
Откуда: Siberia, Tomsk
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:35
ВКонтакте Отправить сообщение через twitter для underword
  #16 (ПС)
Почитал выборочно тексты, где есть какая-то видимая форма.
Пока что лидирует у меня Джон Антраум, ахуенный текст у него, рекомендуется к прочтению

offline
Ответить с цитированием
Страх религия слабых
Аватар для Кутх
Сообщения: 21,349
Регистрация: 23.09.2008
Откуда: Территория легенд и сказок
Записей в блоге: 3
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:53
  #17 (ПС)
Ох сколько их дохуя

offline
Ответить с цитированием
ебу Али-Бабу
Аватар для товарищ Tenry
Сообщения: 1,838
Регистрация: 08.07.2011
Откуда: Макаров.
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:55
ВКонтакте
  #18 (ПС)
тенри хорош

offline
Ответить с цитированием
/b/
Аватар для мадлу
Сообщения: 1,017
Регистрация: 08.07.2011
Откуда: всё будет да гудда
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 15:57
  #19 (ПС)
есть что почитать под совиньон вечерком, плюс мораль

offline
Ответить с цитированием
МиМ
Аватар для рима
Сообщения: 1,043
Регистрация: 23.08.2008
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 16:01
ВКонтакте Instagram Отправить сообщение через twitter для рима
  #20 (ПС)
-Цитата от Кирилл dh Посмотреть сообщение
-Цитата от ХеРуВим Посмотреть сообщение
-Цитата от Кирилл dh Посмотреть сообщение
лучшее раскрытие раунда так-то
ну все-таки он точку поставил, значит что-то есть
эх, весь текст запорол(
ничего не запорол
тема а там и нет ничего, а у него тут все таки что-то да есть.

offline
Ответить с цитированием
ТОПКОММЕНТАТОР
Сообщения: 763
Регистрация: 07.03.2011
Откуда: Чувашия
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 16:05
ВКонтакте
  #21 (ПС)
по факту я и гусь лучше всех раскрыли тему. по факту нас можно уже пустить в 3 раунд

online
Ответить с цитированием
Эн
Аватар для Кудесник N
Сообщения: 2,269
Регистрация: 04.05.2011
Откуда: Красные яры высокие на берегах Енисея
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 16:11
  #22 (ПС)
Да ладно пацаны, теперь то не 2 к текстов .

online
Ответить с цитированием
/b/
Аватар для мадлу
Сообщения: 1,017
Регистрация: 08.07.2011
Откуда: всё будет да гудда
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 16:19
  #23 (ПС)
взглядом пробежался по текстам. очень много упоминаний качмара ака цуру и какого-то неизвестного человека под ником саша хэпи

offline
Ответить с цитированием
Aightunes
Аватар для Aight
Сообщения: 19,597
Регистрация: 12.03.2006
Откуда: Мурманск, ул. Маклакова
Записей в блоге: 1
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 16:21
ВКонтакте Instagram Отправить сообщение через twitter для Aight
  #24 (ПС)
Хочу заранее предупредить, что преколы аля "точка" вместо текста будут оценены симметрично
Миллисекундная реакция аля "хех" даже не промелькнула, так шо сорряун, братишки
Ельник респект, но тоже сорряун
Надеюсь, у всех вас есть виртуалы для внутрисистемных текстулек на бетол

online
Ответить с цитированием
John Antraum
Аватар для underword
Сообщения: 7,082
Регистрация: 22.06.2009
Откуда: Siberia, Tomsk
Старый пост, нажмите что бы добавить к себе блог 11 Мая 2020, 16:39
ВКонтакте Отправить сообщение через twitter для underword
  #25 (ПС)
ПАЦАНЫ ГДЕ ИКОНКИ В CSS ПОПРАВИТЬ
ЗАЕБАЛСЯ УЖЕ ИСКАТЬ И ПРАВИТЬ ЭТОТ КОД ЕБУЧИЙ

Добавлено через 1 минуту 24 секунды
-Цитата от товарищ Tenry Посмотреть сообщение
тенри хорош
А Тенри, оценивающий текст Тенри, хорош

offline
Ответить с цитированием
Страница 1 из 35: 123456781121 Последняя »
Ответ
Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы
Похожие темы на: 14-ый Независимый Текстовый Баттл. Второй раунд. Тексты.
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
14-ый Независимый Текстовый Баттл. Первый раунд. Тексты ХеРуВим Их стихия — стихи 993 23 Апреля 2020
14-ый Независимый Текстовый Баттл. Первый раунд. Тексты. ХеРуВим Их стихия — стихи 484 3 Апреля 2020
Тринадцатый Независимый Текстовый Баттл. Пятый раунд. Тексты. ХеРуВим Текстовые баттлы, баттловые тексты 110 17 Июня 2016
Тринадцатый Независимый Текстовый Баттл. Второй раунд. Тексты. ХеРуВим Текстовые баттлы, баттловые тексты 225 11 Апреля 2016
Второй Командно-Одиночный Текстовый Баттл. Второй раунд. Тексты. Rinzai Текстовые баттлы, баттловые тексты 266 10 Июля 2009
Часовой пояс GMT +3, время: 19:51.